Вульгарные трактовки эксплуатации

Владимир Першин

Нет, Давид Беркович, я все помню. Все как раз и началось с моего общего (для всех частных способов производства) определения эксплуатации в ответе Мальцеву и Волкову на их неправильную трактовку эксплуатации.

«Неправильно!» — написал я им. «Чтобы стать эксплуататором, необходимо, чтобы ему полностью принадлежал процесс труда или живой труд эксплуатируемого, следовательно и весь продукт этого труда. Только в этом случае у эксплуататора возникает монополия на распределение всего продукта на необходимый для эксплуатируемого и прибавочный для эксплуататора. Раб и его труд присваиваются рабовладельцем непосредственно, труд крепостного — через его закрепощение к земле феодала, труд наемного рабочего — через продажу его рабочей силы капиталисту. После ее продажи процесс труда (живой труд) полностью принадлежит капиталисту, т.е. является полностью отчужденным от наемного рабочего, следовательно, полностью отчужденным является и весь продукт этого труда и стоимость продукта, следовательно, и монополия распределения этого продукта и его стоимости на необходимый и прибавочный продукт, на стоимость рабочей силы и прибавочную стоимость в форме зарплаты и прибыли принадлежит капиталисту».

Эксплуатация при всех частных способах производства — это отношение эксплуататора к эксплуатируемому, как к ОБЪЕКТУ, а не как к субъекту процесса производства (труда). Вот в чем состоит сущность эксплуатации человека человеком, а не в ее следствиях, на которые Вы (и не только Вы) делаете упор.

Номенклатура СССР, как представитель класса буржуазии

К сожалению, научных исследований феномена советской номенклатуры до сих пор имеется крайне мало — буквально единицы, а специальные исследования, посвящённые структуре и динамике доходов господствующего класса Советского Союза, практически неизвестны. Это и неудивительно: современный правящий класс тщательно оберегает тайну своего рождения, реальные истоки своего могущества.

Возможно, поэтому многие марксисты до сих пор даже отказываются признать в номенклатуре особый класс. Так, Программа МРП утверждает, что общественные функции капиталиста в СССР выполнялись наёмными служащими государства (Марксист. 1994. N 2. С.101), троцкисты предпочитают говорить о паразитическом слое и бюрократической касте, а большинство так называемых “коммунистов” если и признаёт наличие социального неравенства и эксплуатации человека человеком в Советском Союзе, то относит их исключительно на счёт незаконного использования служебного положения, считая все законные формы распределения социалистическими.

Читать далее

Советская номенклатура: становление, механизмы действия

С точки зрения классического марксизма исследование представляет интерес для понимания возникновения и развития номенклатурной системы управления в СССР. Однако выводы далеки от марксистского понимания причин и последствий этого феномена для коммунистических преобразований. Авторы видят причину существования номенклатурной системы в отсутствии частной собственности и принципа разделения властей, что характерно для буржуазного образа мышления.
 

В классическом марксизме вопрос решается иначе. В «Гражданской войне во Франции» Маркс исследовал конструкцию пролетарской государственности переходного к полному коммунизму периода, построенную на противоположных принципах. К сожалению, большевикам не удалось выстроить эту конструкцию в силу отсталости страны.

Коржихина Т. П., Фигантер Ю. Ю.

Советская номенклатура — это перечень наиболее важных должностей в государственном аппарате и в общественных организациях, кандидатуры на которые предварительно рассматривались, рекомендовались, утверждались и отзывались партийным комитетом — от райкома, горкома до ЦК КПСС. С негативным оттенком термин этот широко употребляется ныне для обозначения советской бюрократической корпорации, всего слоя госпартократов. Однако это не только перечень должностей, это ещё и документы, в которых скрываются сущностные механизмы господства и воспроизводства касты «руководителей», и основанная на них система, запускающая этот механизм. Создание этих документов не было обычной организационно-технической процедурой. Оно представляло собой важнейшую политическую и социальную акцию — рождение замкнутого слоя власть имущих, «канонизированных» начальников всех уровней.

Тема номенклатуры по сути дела не имеет ещё своей историографии, кроме работы М. С. Восленского1. Публицистические же статьи, хотя и содержат верные наблюдения, не вскрывают существа явления. Десятки лет категорически запрещалось исследовать механизмы и реальную направленность социальных действий советских властителей. Между тем изучение номенклатуры как механизма власти и стержня советской социальной патологии даст возможность понять природу властно-собственнических отношений в процессах функционирования советского государства, а также общие закономерности появления такого рода бюрократических деспотий.

Читать далее