О диктатуре свободного труда

Ирина Арзамасцева – 24.10.2008

В суете городов и в потоках машин мы как-то незаметно и дружно забыли лаконичный и безжалостный вывод Карла Маркса: Общество никак не сможет прийти в равновесие, пока оно не станет вращаться вокруг солнца труда.

С чего же начинается научный поиск решения проблемы стабилизации общественного развития? Он начинается с глубокого понимания того, что устойчивое развитие общества способно опираться не на всякий труд, а только на труд, свободный от эксплуатации одних людей другими. Именно с таким трудом классики марксизма-ленинизма связывали быстрое и безопасное развитие человечества. А все опасности общественной жизни, вплоть до гибели всей земной цивилизации, они видели исключительно в труде несвободном, и, особенно, в такой наиболее извращённой его форме, как наёмный труд.

Подробнейшему разъяснению всех негативных для цивилизованного человечества последствий, связанных с наёмным трудом, они и посвятили свои многотомные труды по изучению особенностей капитализма, как последней стадии развития антагонистических отношений в обществе, основанном на несвободном труде.

Наиболее впечатляюще всю опасность использования наёмного труда для общественного и государственного развития продемонстрировали последние 90 лет практической деятельности российской государственной власти. Что же показали эти бурные и трудные годы? Во-первых, что, начиная с 1917 по 1985 год, тотальное использование Советским государством наёмного труда, стимулируемого (подстёгиваемого) рублём и социалистической риторикой (обязанность, долг, честь, личная инициатива, встречный план), позволило построить на обломках Российской феодальной империи огромную страну под названием СССР с мощнейшей государственной экономикой. Ну, а во-вторых, что тот же самый наёмный труд, подстёгиваемый тем же самым государством, но уже долларами и капиталистической риторикой (доход, акция, дивиденд, предпринимательство, частная выгода) разрушил это крупнейшее государство до основания всего за 6 лет. Причём и то, и другое сделали практически одни и те же люди или их дети и соратники.

Теперь же (после развала СССР) без всякого внешнего силового воздействия вот уже 10 лет продолжается экономическое, а значит и физическое, уничтожение России. И делают это своими собственными руками всё те же бывшие советские люди, вдохновлённые идеей частного предпринимательства и ведомые на долларовом поводке к радужной капиталистической перспективе только личного или группового («трудоколлективного») благополучия. И ведут их туда те же самые партийные и хозяйственные поводыри, но только уже без коммунистических партбилетов.

О чём говорит этот беспрецедентный исторический эксперимент, проводимый на сцене Всероссийского театра социального абсурда? Да только о том, о чём ещё сто с лишним лет назад настойчиво предупреждали основоположники научного коммунизма. Наёмный труд, основу которого составляет купля-продажа рабочей силы, является самой главной опасностью любого государства в качестве могучей и стихийной общественной силы. В зависимости от тех или иных обстоятельств этот труд способен не только создать все мыслимые и немыслимые богатства мира, но и разнести в пух и прах любые государственные границы, безжалостно сметая на своём пути и все накопленные обществом моральные и материальные блага.

Связано это с тем, что у наёмных работников нет, и не может быть отечества. К великому сожалению, ни защитники поверженной царской России, ни патриоты распущенного на все четыре стороны Советского Союза ни слова не говорят сегодня об этой главной российской опасности. Более того, спасать сегодняшнюю Россию от её окончательного уничтожения и те, и другие намерены, не выходя ни на шаг за пределы капиталистических производственных отношений, основу которых составляет наёмный труд. По существу, разница между этими «патриотическими» флангами не очень-то и существенная: одни (те, которые справа) хотят восстановить и сохранить великую Россию с помощью простого капитализма, то есть с помощью мелкого и среднего частного капитала, а другие (левые) – с помощью капитализма государственного, то есть тоже частного капитала, но крупного (государственного).

Принимая во внимание беспощадно обнажённую марксизмом-ленинизмом людоедскую сущность капиталистических отношений вообще, а государственно-монополистических в особенности, несложно догадаться, что в ЛЮБОМ капитализме России светит только одна единственная и абсолютно безрадостная перспектива – стать малонаселённой колонией «золотого миллиарда» с вахтовым методом освоения её природных богатств. Поэтому моя личная оценка капиталистических проектов спасения России, предлагаемых сегодня право-левыми российскими «патриотами» крайне отрицательная и предельно категоричная: чума на оба ваших дома!

Начавшаяся в Западной Европе промышленная революция ещё два века назад дала старт ускоряющимся темпам развития научно-технического прогресса. Одновременно с ростом НТП такими же темпами стала расти и смертельная для общества и буржуазного государства опасность использования системы наёмного труда. Это связано с тем, что научно-технический прогресс, создавая мощнейшие средства усиления возможностей человеческого ума, в условиях наёмного (продажного) труда с таким же успехом умножает и человеческую глупость. Ведь наёмный труд предполагает безропотную и самостоятельно до конца не осмысливаемую деятельность работника, обязанного выполнять свои функции в качестве одушевлённого средства производства только по приказу начальника или по технологической инструкции. Результат своего личного труда такой работник способен оценить только размером заранее оговорённой зарплаты (цены своей рабочей силы), а не количеством благ, произведённых им для общества, включая и его самого.

Наёмному работнику абсолютно безразлично, за что он получает зарплату – за созидание или за разрушение, потому что наёмного работника не интересует ни содержание совершаемого им процесса труда, ни произведённый лично им конечный результат его труда в виде тех или иных материальных и духовных благ. Наёмного работника интересует только зарплата, как главный результат его самостоятельной и сознательной деятельности по продаже своей рабочей силы владельцу овеществлённых производственных средств. Всё остальное — «бу сделано!». Что же касается количества осязаемых благ, необходимых даже для простого поддержания жизни наёмного работника, и нормируемых ему с помощью денег, то эта величина заранее такому работнику никогда не известна, так как она всегда является величиной, не зависящей от его личных усилий.

В условиях господства системы наёмного труда она целиком и полностью зависит только от тех или иных желаний владельцев основных средств производства и их умения управлять этими средствами, учитывая прежде всего только свои собственные интересы, а не интересы своих наёмных работников. Кроме того, в условиях товарно-денежных отношений благополучие наёмных работников в решающей степени зависит от количества наличных финансовых средств у хозяев их жизни для своевременных расчётов за купленную в рассрочку рабочую силу. Научно-технический прогресс при ТАКИХ производственных отношениях способен только усилить власть хозяйских прихотей над своими добровольными рабами. Но точно в такой же степени НТП усиливает и опасность бездумной деятельности вооружённых техникой наёмников не только для частных владельцев условий производства, но и для всего мирового сообщества. Долго всем будет сниться наш Чернобыль, японские Хиросима с Нагасаки и Нью-йоркские «близнецы»!

К сожалению, все послереволюционные годы государственная власть в СССР шла не по пути создания государственной машины, полностью уничтожающей буржуазные отношения в обществе, а по смертельно опасному пути слепого копирования (но уже в масштабе всего государства) механизма управления крупными капиталистическими корпорациями. То есть по пути ориентации производственных отношений на наёмный труд. Слепое копирование капиталистической системы управления производством привело ко всем неизбежно вытекающим из этого обстоятельства социальным последствиям в виде открытой или скрытой безработицы и всевозможных дефицитов: как товарных, так и продуктовых. В изобилии оказались только деньги, которые советские люди аккуратно коллекционировали в своих чулках и мешках, или в государственном сберегательном банке.

В СССР точно так же, как и в царской России, продолжала функционировать буржуазная административно-командная система управления общественным порядком, закамуфлированная плакатами с социалистическими лозунгами. Механизма социалистического хозяйствования в Советском Союзе никогда не было! Бесконечная 80-летняя кадровая чехарда со сменой только субъектов аппарата государственного управления, крутящих «баранку» капиталистической машины то вправо, то влево, ничего изменить в стране по существу не могла. И не смогла! Сегодня же этот административный «финт», выработавший свой «технологический» ресурс ещё в начале прошлого века, тем более не в состоянии помочь спасению буржуазной России. Для этого нужен принципиально иной механизм хозяйствования и управления. На старой государственной машине, даже забронированной военно-полицейским режимом, дальше капитализма уехать не удастся, сколько не жми на налоговые «педали», и сколько не меняй «водил» за государственной «баранкой».

При осмыслении конструктивных особенностей социалистического механизма хозяйствования необходимо отталкиваться от научного понимания того, что и социализм, и коммунизм – это царство труда, СВОБОДНОГО от эксплуатации одних людей другими, то есть царство СОЗНАТЕЛЬНОЙ деятельности каждого члена общества. Эта сознательная деятельность может проявляться только в управлении вещами, а не людьми, и в руководстве производственными процессами, необходимыми для поддержания устойчивого расширенного воспроизводства каждой человеческой жизни.

Источник

О диктатуре свободного труда: 5 комментариев

  1. Очень интересная и нужная для коммунистов статья, проливающая свет на одну из основных причин краха советского проекта с точки зрения марксистской теории. Однако автор, видимо, упускает из виду, что система наемного труда возникла не по прихоти людей, а как закономерное историческое развитие производственных отношений, которые в тот период ускоряли развитие производительных сил. Система наемного труда оставалась и в СССР в силу недостаточного развития производительных сил, что вынуждало использовать в советской экономике элементы государственного капитализма. Именно с помощью этих элементов и коммунистической идеологии СССР достиг больших успехов в экономическом развитии, догоняя господствующие страны капитала. О свободном творческом труде приходилось еще только мечтать.

    Автор приводит марксистское положение о том, «что у наёмных работников нет, и не может быть отечества». И сокрушается по поводу того, что ни защитники поверженной царской России, ни патриоты распущенного на все четыре стороны Советского Союза ни слова не говорят сегодня об этой главной российской опасности". Можно подумать, что при коммунизме, когда будет ликвидирован наемный труд и капитал, у свободных от эксплуатации индивидов появится отечество. Однако, согласно марксистской теории, коммунизм с его отсутствием наемного труда возможен только во всемирно-историческом масштабе. Тогда уже не будет государственных границ. Отечеством для свободного человека будет вся планета. Настораживает национально ограниченное мышление автора статьи, видимо, навеянное ленинско-сталинской идеей возможности непосредственно коммунистического развития в отдельной стране.

    Ответить
  2. Коммунизм можно построить не только в отдельно взятой стране, но и на отдельно взятом предприятии, поскольку коммунизм — это отношения между людьми. И вполне по силам предприятию организовать внутри предприятия любые отношения между работниками, которые не противоречат законодательству страны, в том числе и коммунистические. Уровень развития производительных сил это позволяет.

    А коммунистические отношения внутри предприятия не противоречат Конституции РФ.

    Другое дело, что никто из сегодняшних коммунистов, которые ратуют за мировую революцию, не знают, какие отношения есть коммунистические, и тем более не знают, как их строить.

    Но автор допускает грубую ошибку, когда утверждает:

    «К сожалению, все послереволюционные годы государственная власть в СССР шла не по пути создания государственной машины, полностью уничтожающей буржуазные отношения в обществе, а по ...».

    Автор проигнорировал учение Маркса о государстве. Любое государство — это машина для подавления одного класса другим. Пролетарское государство — не исключение. Но поскольку одна из функций пролетарского государства — уничтожение государства, построение «негосударственных» отношений по управлению общественными делами, постольку Ленин называл государство диктатуры пролетариата полугосударством. Потому что он понимал, что любая государственная машина воспроизводит буржуазные отношения, в том числе и государственная машина диктатуры пролетариата. И это неизбежно до тех пор, пока диктатура пролетариата не построит внутри себя негосударственную (коммунистическую) форму управления обществом.

    А какова эта коммунистическая форма? Кто знает?

    Маркс дал ответ на часть вопросов.

    1) Зарплата государственных чиновников не должна превышать среднюю зарплату рабочего.

    2) Госчиновники должны быть сменяемы в любое время.

    Но сколько не пытались реализовать эти принципы — в длительной перспективе это не получалось. Почему? Потому что за выполнением данных мер были ответственны чиновники. А чиновники заинтересованы в повышении собственного благосостояния. Его можно повысить, повысив среднюю зарплату рабочего. Но если это не получается, то можно пойти другим путём — просто повысить собственную зарплату.

    У советских чиновников не получалось заметно повысить жизненный уровень рабочего, поэтому они отложили в сторону марксизм и стали повышать свой собственный жизненный уровень. В политической жизни СССР это было отмечено отменой партмаксимума примерно в 1932 году.

    С этого времени государственные чиновники (а все ответственные госчиновники в СССР обязаны были быть коммунистами) потеряли экономическую связь с трудящимися.

    Пока была экономическая связь трудящихся с коммунистами, данные отношения носили на себе коммунистическую печать, были элементом коммунистических отношений.

    Как только эта связь была нарушена, элемент коммунистических отношений был уничтожен. Теперь советский госчиновник ни чем не отличался от буржуазного, а советская государственная машина перестала отличаться от буржуазной государственной машины.

    Но почему госчиновники (коммунисты) получили возможность предать дело коммунизма? Почему рабочие не остановили их разрушительные действия по отношению к коммунистическим отношениям?

    Потому что рабочие не знали, в какие отношения надо вступить между собой, чтобы чиновник не имел никакой возможности отстаивать буржуазные отношения и разрушать коммунистические.

    Построение социализма, социалистических производственных отношений есть немедленное начало уничтожения государственных отношений. Если диктатура пролетариата, придя к власти, не начнёт с первого же дня своей деятельности уничтожать государственные отношения, то уже со второго дня государственные отношения начнут уничтожать диктатуру пролетариата.

    Точно так же обстоит дело и с товарно-денежными отношениями, хотя автор эту тему не затронул.

    Поэтому на этом я и остановлюсь.

    Ответить
  3. Инна Арзамасцева пишет:

    В суете городов и в потоках машин мы как-то незаметно и дружно забыли…

    ни мало не заботясь о том, что она ворует чужие мысли, слова и рифмы, не беря их в кавычки и не называя автора.

    В суету городов и в потоки машин

    Возвращаемся мы, просто некуда деться.

    В.С.Высоцкий, Прощание с горами.

    Ответить
  4. Владимир Хало пишет:

    … какова эта коммунистическая форма? Кто знает?

    Маркс дал ответ на часть вопросов.

    1. Зарплата государственных чиновников не должна превышать среднюю зарплату рабочего.
    2. Госчиновники должны быть сменяемы в любое время.

    Но сколько не пытались реализовать эти принципы — в длительной перспективе это не получалось. Почему? Потому что за выполнением данных мер были ответственны чиновники.

    Мысль не приведена к логическому разрешению вопроса.

    А оно такое:

    Если бы за выполнение данных мер были ответственны не чиновники, а трудящиеся, тогда бы чиновники не смогли отменить партмаксимум.

    Однако, проблема в том, что для выполнения функций управления общественными делами с помощью гос. чиновников достаточно понимать частную форму управления, когда один человек принимает решение. Эта форма управления адекватна отношениям частной собственности и людям известно, как она воплощается в жизнь — госаппарат с целью выполнения своих решений использует полицию и армию.

    Для управления чиновниками с помощью рабочих, частная форма управления не годится, поскольку эффективное управление с помощью рабочих будет только в том случае, когда рабочие сумеют находить оптимальное коллективное решение с помощью разума, а не с помощью полиции и армии.

    При отсутствии знаний о механизме коллективного управлении любой рабочий, если он станет на место чиновника и начнёт самостоятельно принимать решения, тут же проваливается в болото частнособственнических отношений и будет принимать решения, аналогичные предыдущему чиновнику.

    Таким образом, — я всё время возвращаюсь к этой проблеме, точно так же, как любое буржуазное отношение при его анализе всё время возвращается к товарным отношения, — проблема в отсутствии знаний о коммунистических производственных отношений, в кризисе общественной науки. Жизнь опередила общественную науку. Общественная наука не даёт ответ на вопрос, поставленный ходом развития общества.

    Если кому-то кажется, что Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин решили задачу — пусть он опишет нам алгоритм принятия оптимального коллективного решения, при котором чиновник и рабочие неантагонистически управляют друг другом.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *