Классический марксизм в современной России

Дьяченко В. И., кандидат юридических наук

Полный текст доклада на Международном форуме «Маркс-XXI», который состоялся 17–19 мая 2018 г. в МГУ.

Мы, группа участников московской организации Левого блока, сторонников коммунистической теории, созданной Марксом и Энгельсом, под классическим, аутентичным или ортодоксальным марксизмом понимаем принципиальные её положения без каких-либо их корректировок последователями.

/Монумент К. Марксу. Москва, 2016 г.Эти положения разбросаны по различным произведениям классиков. Они не были ими систематизированы, что представляло и представляет определённую трудность с точки зрения их целостного восприятия.

В Москве группой единомышленников создана школа классического марксизма. В рамках школы была предпринята попытка систематизировать его принципиальные положения. Школа в меру своих сил и возможностей оказывает помощь желающими овладеть азами коммунистической теории. Объявление о работе школы размещено на нашем сайте communism21.org.

В начале XX столетия, в октябре 1917 года большевики во главе с Лениным предприняли попытку реализовать эту теорию в совершенно неподходящих условиях отдельной и отсталой России. Под давлением объективной действительности она подверглась существенной модификации путём отказа от тех или иных принципиальных её основ или их существенного упрощения. Ревизии подверглись два десятка таких основ, особенно в сталинский период. В результате, по справедливому, на наш взгляд, мнению некоторых исследователей, преобразования в Советском Союзе осуществлялись, не в соответствии, а вопреки марксистской теории.

Упрощённая, и тем самым вульгаризированная её модификация была названа Сталиным «марксизмом-ленинизмом». Официальная советская пропаганда представляла её как творческое развитие марксизма. Затем эта модификация была внедрена в массовое сознание через советские учебные заведения, СМИ и партийные органы. Для большинства партийцев, имевших самое поверхностное о ней представление, марксизм-ленинизм превратился в слепую веру, которая до сих пор широко распространена в коммунистическом движении. Тем самым классический марксизм в СССР превращался из науки в утопию.

К сожалению, и сейчас многие учёные отождествляют классический марксизм с марксизмом-ленинизмом.

По причине внедрения в массовое сознание официальной советской пропагандой, эта модификация классического марксизма в нынешней России (да и не только в ней) остаётся самой распространённой теоретической базой коммунистического движения. Почти все коммунистические партии России клянутся ей в верности, тем самым, как представляется, отрезая себе путь к научному поиску причин краха советской системы. В то время как классическая марксистская теория в произведениях её основоположников для них остаётся лежать на полках библиотек и музеев.

По нашему мнению, советский коммунистический проект в конечном итоге провалился вполне закономерно с точки зрения аутентичного марксизма. Решать задачи капиталистического этапа, быстро развившего производительные силы в период своего становления в западном полушарии планеты, и одновременно задачи коммунистических преобразований в CCCР оказалось невозможным. Не удалось перепрыгнуть через капиталистическое разделение труда, через рыночные отношения товарного производства и обмена, и в конечном итоге через отношения частного присвоения. Но в ходе полукапиталистических преобразований, названных в СССР социализмом, благодаря самоотверженному труду миллионов советских людей, вдохновляемых коммунистической идеологией, огромными усилиями и жертвами Советскому Союзу удалось развить производительные силы почти до уровня господствующих стран капитала.

Несмотря на военные лихолетья, в СССР были ликвидированы безграмотность и безработица, проведена индустриализация промышленности и коллективизация сельскохозяйственного производства, введено бесплатное образование и медицинское обслуживание, развивались науки. Но коммунистических отношений (даже первой фазы, о которой писал Маркс в своих поздних произведениях) достичь так и не удалось. Почему? Ответ, на наш взгляд, и содержится в классической марксистской теории.

Напомню, что главным её стратегическим положением о возможности перехода к новым общественным отношениям является необходимость достижения производительными силами определённого уровня развития: во-первых, исключающего всеобщее распространения бедности и, во-вторых, обеспечивающих возможность преодоления действия законов социального разделения труда, товарного производства и обмена. В противном случае при крайней нужде, отмечали классики в «Немецкой идеологии», начинается борьба людей за необходимые средства существования, борьба за выживание, классовое расслоение и «воскресает вся старая мерзость». К сожалению, опыт СССР подтвердил этот прогноз. Гибель советского проекта, с точки зрения рассматриваемой теории, была предопределена. Она была во многом обусловлена недостаточным уровнем развития производства на момент прихода большевиков к власти. Спасти положение могли бы, как и прогнозировали классики, революционные изменения общественных систем США, Англии, Франции, и Германии, переброска в РСФСР их передовых технологий. Но этого не произошло по известным причинам. Производить социальные преобразования Советской России, а затем СССР пришлось в одиночку.

Именно крайняя нужда 20-х годов, послевоенная разруха, голод и эпидемии, малограмотность населения обусловили необходимость перехода к нэповскому капиталистическому базису при коммунистической надстройке и борьбу советских людей за необходимые средства к жизни. Самые предприимчивые ринулись искать тёплые места в государственных и партийных органах, и ВКП(б) с истончением слоя профессиональных революционеров стала перерождаться из партии коммунистов в партию обывателей-карьеристов, – мелкобуржуазную, частнособственническую партию. По этой же причине происходило обюрокрачивание партийного и государственного аппарата, чему способствовала введённая Сталиным номенклатурная система. Длительное исполнение управленческих функций одними и теми же людьми из партгосноменклатуры привело, как и прогнозировали классики, к формированию элитарного господствующего слоя, который под лозунгом борьбы за социализм стал вести борьбу за власть и её привилегии.

В середине 80-х годов партийно-государственная элита, сформировавшаяся в господствующий слой, выступила инициатором рыночной перестройки как в базисе, введя 1990 году в Конституцию СССР положение о равноправии всех форм собственности, в том числе и частной, так и в идеологической надстройке, отринув, в конце концов, коммунистическую идеологию и коммунистический вектор развития.

Основоположники коммунистической теории разъясняли также, что без универсализации мировых производительных сил и мировых революционных изменений коммунизм был бы местным. Он не мог бы существовать долго. Мировое капиталистическое окружение его бы ликвидировало. Приведённые принципиальные положения марксистской теории вначале подверглись сомнению со стороны Ленина и его окружения, а после смерти Ленина Сталиным на них и вовсе был навешан ярлык троцкизма.

К сожалению, и этот прогноз классиков для СССР оказался пророческим. Действия господствующих народов не были произведены «сразу», одновременно. Местно-ограниченных индивидов не сменили индивиды всемирно-исторические, эмпирически универсальные. Коммунизм в СССР существовал как нечто местное, а расширение общения с развитым капиталистическим окружением и мировым рынком его упразднило.

В сталинский период игнорированию и ревизии подверглись и другие принципиальные положения классического марксизма, касающиеся например, условий существования отношений частной собственности, каковыми являются социальное разделение труда, товарное производство и обмен, государственности как паразитического нароста на теле общества.

Вместе с тем вполне закономерно возникает вопрос, почему же в господствующих странах капитала, где уровень развития производительных сил был гораздо выше советских, не произошли пролетарские революции?

На этот вопрос, по нашему мнению, ответил Ф. Энгельс во введении к работе Маркса «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.»: капитализм в 19 веке обладал «ещё очень большой способностью к расширению». Не потерял он способности к расширению и в 20 веке. Такой способностью он обладал, как справедливо отмечают некоторые исследователи, вплоть до развала Советского Союза и так называемого социалистического лагеря. В этот период продолжался охват капитализмом всех уголков планеты. Но с разрушением СССР и советской модели социализма завершается капиталистическая универсализация мировых производительных сил. Ныне капиталистической глобализацией охвачена вся планета. Не осталось сколь-нибудь значительных некапиталистических анклавов, за счёт которых могло бы произойти расширение капиталистической системы с целью выхода из хронического кризисного состояния. Не значит ли это, что теоретический прогноз Маркса и Энгельса о границах капиталистической экономической общественной формации и предпосылках перехода человечества из своей предыстории к собственно человеческой истории также оправдывается?

Ныне, как представляется, создались объективные предпосылки для перехода человечества, выражаясь языком Маркса, к своему обобществлению и очеловечиванию. Отсутствует только субъективный фактор – пролетариат не сформирован в класс во всемирно-историческом смысле. Он не интернационален. Во многом потому, что рабочее и коммунистическое движение под воздействием сталинской пропаганды отринуло интернациональную сущность классического марксизма, назвав её троцкизмом.

В наше время нередко приходится слышать от многих учёных, особенно философов, что марксизм устарел, что все его части требуют совершенствования, за исключением может быть только материалистической диалектики. Да и она, по их мнению, требует своего развития. Отсюда вытекает, что марксизм больше не может быть теоретической базой рабочего и коммунистического движения. Такая позиция довольно широко распространена, особенно среди так называемых критических марксистов левых взглядов.

Ярким примером такого подхода, на наш взгляд, является логико-историческая школа МГУ. Она была основана ныне уже покойным профессором философского факультета МГУ, доктором философских наук В. А. Вазюлиным. Он, называя себя коммунистом, поставил своей целью снять марксизм диалектически, доказывая, что эта теория во многом ошибочна, да ещё и устарела.

Умер он в 2012 году. В некрологе, размещённом в интернете, говорится:

Смыслом жизни Виктора Алексеевича Вазюлина было всемерное содействие движению человечества от своей предыстории к подлинной истории, коммунизму. Главной задачей современности он считал развитие теории на пути диалектического снятия марксизма.

А в бегущей строке к некрологу приведены его слова о том, что «не „сняв” марксизм, нельзя в современную эпоху достаточно убедительно и обоснованно ответить на вопрос: „как возможен коммунизм”».

Что же послужило основанием для снятия марксистской теории профессором Вазюлиным и его сторонниками? Ответ находим в его статье «Ещё раз о диалектическом снятии марксизма», опубликованной в журнале «Марксизм и современность» в 2006 году. (Вазюлин В. А. Ещё раз о диалектическом снятии марксизма. – Марксизм и современность. 2006 № 1–2, 17).

Профессор Вазюлин исходил из официальной позиции ВКП(б) во главе со И. В. Сталиным и КПСС во главе с Н. С. Хрущёвым, полагая, что в СССР был построен реальный социализм, что констатировалось в третьей программе партии. В 60-х годах в советском обществе, по его мнению, возникли новые, уже не капиталистические, а социалистические противоречия, которые почему-то требовали развития марксистской теории. Итак, вместо анализа противоречий между капиталистическими и коммунистическими началами в советском базисе и надстройке, возникших в советском обществе в результате отхода от принципиальных положений классического марксизма, начались научные поиски его недостатков. В статье профессор Вазюлин утверждал, что материальное не бывает без идеального, атеизм не бывает без религии, коммунизм – без капитализма и т. д., что развитие происходит не через единичное отрицание, а через отрицание двойное, т. е. отрицание отрицания. Но Маркс, по его мнению, не дорос до понимания диалектического снятия, а единично отрицал идеализм, религию, капитализм и частную собственность. А это с точки зрения участников логико-исторической школы неверно.

На базе логико-исторической школы была создана международная группа единомышленников с разных континентов, которая пропагандирует необходимость диалектического снятия марксизма и сейчас.

Нужно отметить, что одни советские философы снимали и снимают аутентичный марксизм, как представляется, добросовестно заблуждаясь, отождествляя его с марксизмом-ленинизмом. Другие делали и делают это видимо не без корысти, стараясь вписаться в новые реалии. В этой связи представляет интерес позиция Теодора Ильича Ойзермана, доктора философских наук, профессора, академика АН СССР, лауреата Государственной премии СССР, академика РАН. Он умер совсем недавно. Философия марксизма принесла ему в СССР научные степени, учёные звания и премии. Однако после смены вектора развития он почему-то стал признавать многие принципиальные положения марксизма ошибочными. Стал большим сторонником плюрализма. Его посылы близко перекликаются с взглядами профессора Вазюлина.

Так, во введении к монографии «Философия как история философии» (СПб.: Алетейя, 1999 г.) он утверждает, что

плюрализм присутствует и в рамках каждого из основных философских направлений – материализма и идеализма.

В 1962 г., в советский период, профессор Ойзерман написал книгу «Формирование философии марксизма». Книга была пособием для изучения становления марксизма. И вот, после перестройки в 2001 г. академик Ойзерман опубликовал переработанный вариант этой книги, назвав её «Возникновение марксизма». Какие цели и задачи поставил он перед собой? В предисловии автор пишет, что видит свою цель, прежде всего, в том, чтобы в новых исторических условиях освободить прежнюю монографию «от догматических утверждений и догматического стиля изложения вообще» (с. 20).

От каких же догматических утверждений отказался академик Ойзерман?

Он стал считать одним из основных заблуждений создателей марксизма их глубокую убеждённость в необходимости упразднения частной собственности на средства производства. «Это положение было бы совершенно правильным, – отмечает он, – если бы Маркс признавал необходимость одновременного существования качественно различных форм собственности. Но в том-то и беда, что для Маркса и Энгельса, как и для их предшественников – утопических социалистов (и коммунистов) – ликвидация частной собственности представляется абсолютной необходимостью» (с. 275). Тем самым Теодор Ильич главное положение марксистской теории о необходимости в ходе коммунистических преобразований уничтожения отношений частного присвоения, которое он признавал в советское время, после крушения СССР превратил в утопию.

Утопической он объявил и всемирно-историческую, освободительную миссию пролетариата (с. 346).

Идею снятия марксизма и создания новой общественной теории ныне пропагандирует в России не только представители логико-исторической школы, но и многие другие теоретические школы, кружки и семинары социалистической ориентации. Но устарел ли классический марксизм? А может быть устарела его ленинско-сталинская модификация?

И впрямь возникает вопрос, как могут устареть марксистские научно обоснованные положения, например о том, что коммунизм – это обобществившееся, а, значит, очеловечившееся человечество? Что коммунизм уничтожает отношения буржуазной частной собственности и тем самым снимает различные формы отчуждения? О необходимости для перехода в новую историческую эпоху соответствующего уровня развития производительных сил и их универсализации в мировом масштабе? О необходимости исчерпания предыдущей формацией своей потенции, а также исчерпания возможности старого способа производства к расширению? О том, что пролетариат, как политическая сила может существовать только во всемирно-историческом смысле? О необходимости революционных изменений сразу во всех господствующих странах капитала с ликвидацией мирового рынка? О формировании пролетарской полугосударственности после прихода пролетариата к власти: без высших должностных лиц с их привилегиями, с зарплатой государственных чиновников не выше зарплаты квалифицированного рабочего, и т. д.? О проведении пролетарским полугосударством политики диктатуры коренных классовых интересов пролетариата, заключающейся в уничтожении условий для воспроизводства отношений частной собственности путём дальнейшего развития производительных сил общества, преодоления социального разделения труда, товарного производства и обмена в первой коммунистической фазе? О засыпании государственности по мере ликвидации условий для деления общества на классы и переходе общества к самоуправлению?

Не устарели и многие другие положения классического марксизма, разработанные Марксом и Энгельсом в других областях знаний.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *