Дьяченко В.И. А марксизм ли это?

Отклик на брошюру Председателя Центрального Совета РУСО И.Никитчука под названием «VIII уроков марксизма»

Так как я уже не один десяток лет занимаюсь изучением и пропагандой классического марксизма, мои товарищи попросили меня прочесть брошюру Председателя Центрального Совета РУСО, бывшего депутата ГД РФ И. Никитчука под названием «VIII уроков марксизма» и написать отклик. Прочёл я эту брошюру и задался вопросом: а марксизм ли это? Так же оценил сей опус в фейсбуке и молдавский рецензент Владимир Митител.

/[https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%B8%D1%82%D1%87%D1%83%D0%BA,_%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD_%D0%98%D0%B3%D0%BD%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87|Никитчук, Иван Игнатьевич]Первый урок «О собственности» автор посвятил пониманию, по его мнению, «центрального вопроса марксизма о собственности – частной и личной». Он решил внести ясность в этот вопрос в помощь молодым коммунистам. «Прежде всего, — пишет он, — надо уяснить, что частная собственность и личная собственность – совершенно разные понятия. И дело вовсе не в размерах собственности, а в том, как она используется собственником. Например, автор какого-нибудь выдающегося изобретения или открытия может получить гонорар или вознаграждение, которое позволит ему приобрести роскошную виллу, открыть крупный банковский счёт, позволяющие ему безбедное существование. Но это будет не частная, а личная собственность.

С другой стороны, например, хозяин небольшого ресторана может иметь доход намного меньше, чем, скажем, писатель или художник, но этот доход состоит из двух частей – из трудовых усилий владельца по обеспечению работы ресторана и присвоенной доли труда его наёмных рабочих. Присвоенной на том основании, что ресторан принадлежит хозяину на правах частной собственности. Таким образом, владелец частной собственности, в отличие от владельца личной собственности, не только имеет возможность присвоить себе часть результатов чужого труда, но и постоянно присваивает себе эти результаты на основании „священного права частной собственности”» (Иван Никитчук. VIII уроков марксизма С. 3—4).

Первое, с чем трудно согласиться, так это с тем, что автор соотношение частной и личной собственности считает центральным вопросом марксизма. Однако так ли это?

В «Манифесте коммунистической партии», написанном в 1847 году, Маркс и Энгельс записали, что «коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности». Уничтожение частной собственности необходимо для того, чтобы ликвидировать эксплуатацию человека человеком, ликвидировать отчуждение человека от его родовой сущности, человека от человека, человека от природы и достичь гармоничных, справедливых отношений в обществе. Следовательно, вопрос о соотношении личной и частной собственности не является в марксизме центральным. Главной является проблема полного уничтожения частной собственности.

Идея общего владения имуществом, общей собственности принадлежит не создателям коммунистической теории. Она возникла ещё в античный период. Развивалась она и в период средневековья, и в период новой и новейшей истории. Развивается она и сейчас. Но если в домарксовский период научное содержание экономической категории «частная собственность» раскрыто не было, то именно Марксу и Энгельсу надлежало это сделать, и они это сделали. Именно создатели коммунистической теории ответили на вопрос: что есть частная собственность и как её уничтожать? Решению этой проблемы и посвящены основные их научные труды, которые, как представляется, несколько упрощённо были поняты большевиками во главе и с Лениным, и со Сталиным.

Частной собственностью в русле марксистской теории у большевиков было принято считать принадлежность средств производства частным лицам. Поэтому с целью уничтожения частной собственности и эксплуатации человека человеком к 1936 году средства производства в СССР были огосударствлены. Тем самым частная собственность была якобы ликвидирована. Якобы ликвидирована была и эксплуатация. Не могло же, в самом деле, государство, созданное с целью поддержания интересов рабочих и крестьян, эксплуатировать самих рабочих и крестьян.

Несколько иначе определяет в своей брошюре частную собственность Иван Никитчук. Он называет частной собственностью присвоение части результатов чужого труда собственником средств производства на основании «священного права частной собственности». Некоторые другие авторы левых марксистских взглядов просто называют частной собственностью эксплуатацию человека человеком — командование чужим трудом.

Различные определения марксистами частной собственности не случайны. Все они опираются на марксизм. Дело в том, что в своих произведениях Маркс и Энгельс употребляют термин «частная собственность» в разных значениях. И как командование чужим трудом; и как принадлежность средств производства частным лицам, что даёт им возможность командовать чужим трудом; и как вещь, которую её собственник может продать; и как частный характер присвоения материальных и нематериальных благ, что создаёт условия для эксплуатации одних людей другими. Все приведённые определения являются характеристиками различных сторон хозяйственного явления, которое в марксизме и названо частной собственностью.

Анализируя различные стороны частнособственнических отношений, Маркс и Энгельс, прежде всего, пришли к выводу, что собственность – это не вещь и не отношение человека к вещи. Собственность – это отношения между людьми по поводу производства жизни, производственные отношения. В письме П.В. Анненкову от 28 декабря 1846 г. Маркс писал:

В действительном мире, наоборот, разделение труда и все прочие категории г-на Прудона суть общественные отношения, которые в совокупности образуют то, что в настоящее время называют собственностью; вне этих отношений буржуазная собственность есть не что иное как метафизическая и юридическая иллюзия.Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т.27. сс.401–412

Поскольку понятие собственности в марксизме неразрывно связано с понятием присвоения, как исторически преходящим способом овладения имуществом, постольку можно определить собственность как общественные отношения по поводу присвоения имущества, которые пронизывают производственные отношения в целом.

Присвоение существовало всегда. И будет существовать всегда. Присвоение может носить общий и частный характер. Общий характер присвоения существовал тысячелетия на базе общего имущества и общественного производства в родоплеменной период. Результаты общественного производства присваивало общество. Оно же и распределяло результаты общественного труда между членами общины по принятой тогда справедливости.

Основоположниками марксизма было установлено, что частная собственность и частное присвоение возникли с целью удовлетворения увеличивающихся потребностей общества в результате разделения труда, обусловленного узкой специализацией, и появления избытка и обмена в период разложения первобытно-общинных отношений. Частное присвоение способствовало росту производства и увеличению производительности труда, т.е. увеличению производства продукта в единицу времени.

На смену первоначальному естественному разделению труда, обусловленному физиологическими особенностями организма (труд мужской и женский, взрослый и детский), а также природной средой обитания, пришло разделение труда, обусловленное узкой специализацией. Например, пастушеский труд отделился от труда земледельческого. В результате этой специализации, у отдельных производителей появляется излишек продукта их труда. Возникает необходимость его обмена. Развивается обмен между различными видами труда.

Дальнейшее развитие общества и его производственных отношений разделило совместный общинный труд на отделённые друг от друга виды: деревенский и городской, умственный и физический, управленческий и управляемый. Городской труд стал эксплуатировать труд деревенский, умственный труд стал командовать трудом физическим, а управленческий труд стал эксплуатировать всё общество. Разделённый труд обусловил необходимость появления и расширения производства на обмен (товарного производства). Появляется и развивается класс купцов, — посредников при обмене, — класс настоящих тунеядцев-паразитов, который за свои весьма скромные услуги эксплуатирует сразу двух производителей. Развитие обмена, наряду с грабительскими нападениями на другие племена, способствовало накоплению богатств в частных руках предприимчивых дельцов, а также военных вождей. В результате длительного исполнения управленческих функций одними и теми же людьми образовался класс управленцев. Всё это привело к постепенному расслоению общества на ненавидящие друг друга классы угнетателей и угнетённых, эксплуататоров и эксплуатируемых.

В ходе исторического развития, разделение труда азиатского способа производства сменил рабовладельческий способ производства со своим разделением труда. Ему на смену пришёл феодальный способ производства с феодальным разделением труда. Буржуазные революции установили буржуазное, капиталистическое разделение труда.

Согласно марксистским исследованиям, капиталистическое разделение труда связано с господством товарного производства и обмена. Оно приобрело общественный характер. Общественный характер всё более стал присущ средствам производства и главной производительной силе – человеку. Крупное промышленное производство стало работать на всё общество, а присвоение осталось прежним – частным. Узко специализированное капиталистическое разделение труда приобрело крайние формы. Оно превратило человека в придаток машины. Человек был обречён всю жизнь выполнять одну и ту же операцию. Это противоречие требовало и требует своего разрешения. Поэтому, по мнению классиков, отношения капиталистической частной собственности, основанные на капиталистическом разделении труда и обмене, себя исчерпали. Они являются последней формой отношений частного присвоения.

Итак, с точки зрения марксистской теории, в основе возникновения и развития частнособственнических отношений лежали стихийно развивавшееся разделение труда, обусловленное узкой специализацией, появившийся в результате этого избыток продукта у отдельных производителей, возникновение и развитие обмена.

Постепенно стихийный обмен развился в производство для обмена, т.е. в товарное производство и товарный обмен, в товарно-денежные отношения. С развитием товарно-денежных отношений у частных лиц появилась возможность концентрировать в своих руках ресурсы для приобретения в свою частную собственность средств производства и продуктов индивидуального потребления с избытком, и на этой основе эксплуатировать чужой труд.

Таким образом, под частной собственностью в марксизме имеются в виду общественные экономические отношения по производству жизни, в основе которых лежат те или иные отношения частного присвоения, обусловленные исторически сложившимся разделением труда с узкой специализацией, товарным производством и обменом.

В «Манифесте» и в последующих трудах Маркс и Энгельс рассматривают частную собственность именно как различные формы частного присвоения средств производства и продуктов индивидуального потребления, как экономические производственные отношения, которые дают возможность эксплуатировать чужой труд. Они показали, как развитие средств производства и человека исторически изменяло производственные отношения частной собственности в направлении их всё большего очеловечивания. Этому способствовала борьба эксплуатируемых классов с классом эксплуататоров. Например, на смену отношениям рабовладельческой частной собственности, — рабовладельческому разделению труда и эксплуатации полностью бесправных рабов, — пришли отношения феодальной частной собственности, — феодальное разделение труда и эксплуатация крепостных крестьян, уже имевших в своём владении и пользовании земельный участок, и больше прав и свобод по сравнению с рабом.

В ходе буржуазных революций, феодальную частную собственность сменила собственность буржуазная (капиталистическая) — эксплуатация свободных от крепостной зависимости наёмных работников. В начале развития капитализма эта эксплуатация носила весьма жестокий характер. С развитием производительных сил и классовой борьбы эксплуатация наёмного труда несколько смягчается. Однако она остаётся определяющей для капиталистического способа производства, ориентированного на максимальное извлечение прибыли.

Анализ капиталистического способа производства привёл создателей коммунистической теории к выводу, что на смену отношениям капиталистической частной собственности идут отношения общего владения и пользования — без эксплуатации человека человеком. Они установили, что на нисходящей линии развития капитализм в Западной Европе и в США уже исчерпывает свои возможности для развития производительных сил. Он стал их реально тормозить из-за возникшего противоречия между общественным характером производительных сил и частным характером присвоения, т.е. отношениями капиталистической частной собственности. Это противоречие требовало в развитых странах капитала (требует и сейчас) своего диалектически революционного разрешения через уничтожение отношений частной собственности. Крупное промышленное производство в целях удовлетворения потребностей всего общества, а не отдельных лиц, его концентрация и централизация сделали, как отмечалось, капиталистические производительные силы общественными, а присвоение осталось частным.

С использованием научных достижений того времени в области естественных и общественных наук, Маркс и Энгельс доказали, что грядущая мировая коммунистическая революция и коммунистические преобразования должны разрешить это противоречие. Они должны полностью ликвидировать частный характер присвоения, — отношения частной собственности, — в ходе классовой борьбы пролетариата с капиталистами.

Под уничтожением частной собственности классики имеют в виду, конечно, не ликвидацию материальных и не материальных благ. И не ликвидацию средств производства, принадлежащих частным лицам. А имеют они в виду ликвидацию, прежде всего, экономических отношений по производству жизни, в основе которых лежит частный характер присвоения.

В марксизме, уничтожение капиталистической частной собственности и эксплуатации при переходе к полному коммунизму (первая коммунистическая фаза), происходящее в ходе мировой коммунистической революции и дальнейшего коммунистического развития, помимо обобществления средств производства, предполагает также преодоление действия законов разделения труда и обмена, являющихся формой жизни частной собственности.

В своих произведениях Маркс и Энгельс разработали пути и способы преодоления действия закона общественного разделения труда, которое расслаивает общество на антагонистические классы. Прежде всего, такое преодоление должно осуществляться путём дальнейшего развития производительных сил, внедрения новых технологий. Широкая специализация должна сменить специализацию узкую. Городским и сельскохозяйственным трудом должны заниматься одни и те же люди, всесторонне развитые умственно и физически. Умственный и физический, управленческий и управляемый разновидности труда сливаются. Включается в действие закон перемены труда. Крупные городские агломерации ликвидируются. Люди живут в средних и мелких высокотехнологичных поселениях, в приблизительно одинаковых условиях.

Одним из условий существования и развития капиталистической частной собственности является также господство товарного производства и товарного обмена (товарно-денежных отношений), которые разделяют людей на богатых и бедных. В «Немецкой идеологии» Маркс и Энгельс прямо заявили, что вещь обладает свойством частной собственности до тех пор, пока имеется возможность распоряжаться ею, отчудить её путём продажи, залога, передачи по наследству и т. д. В условиях товарно-денежных отношений могут быть отчуждены как материальные, так и не материальные блага. Поэтому товарно-денежные отношения должны быть также преодолены в ходе коммунистических преобразований на переходе к полному коммунизму.

Итак, согласно марксистской теории, в ходе коммунистических преобразований должно быть ликвидировано частное присвоение, — не присвоение вообще, а именно частное присвоение, — т.е. возможность приобретения частными лицами средств производства, а также продуктов индивидуального потребления с избытком, дающего власть над чужим трудом.

Теперь о личной собственности. Под личной собственностью в марксизме имеется в виду личное присвоение. Автор брошюры утверждает, что личная и частная собственность – это разные понятия, что личная собственность остаётся таковой, независимо от размера. Однако вряд ли такое утверждение находится в русле марксизма.

Создатели коммунистической теории разъясняли в «Манифесте», что коммунисты «вовсе не намерены уничтожить … личное присвоение продуктов труда, служащих непосредственно для воспроизводства жизни, присвоение, не оставляющее никакого избытка», который мог бы создать власть над чужим трудом…

Коммунизм ни у кого не отнимает возможности присвоения общественных продуктов, он отнимает лишь возможность посредством этого присвоения порабощать чужой труд, когда личная собственность превращалась бы в собственность частную. Следовательно, исходя из вышеизложенных положений «Манифеста», неправ И. Никитчук в том, что в марксизме размер личной собственности, присвоения продуктов индивидуального потребления, не имеет значения. Размер личной собственности, личного присвоения, как раз имеет значение. Если продукты индивидуального потребления присваиваются с избытком, «который мог бы создать власть над чужим трудом», эксплуатировать его, то личная собственность превращается в частную собственность. Указанная автором в качестве примера заработанная собственным трудом дорогая вилла или счёт в банке являются собственностью частной. Это как раз тот случай, когда личная собственность превращается в частную, так как присвоение происходит с избытком, который даёт возможность командовать чужим трудом. Например, собственник дорогой виллы может нанять работников и командовать их трудом. На средства, размещённые в банке, он может приобрести орудия труда и рабочую силу для эксплуатации.

В заключение хотелось бы обратить внимание ещё на одно, с точки зрения марксизма ошибочное, высказывание автора брошюры о том, что для существования и развития экономических частнособственнических отношений обязательно наличие «священного права частной собственности». Имеется в виду законодательное закрепление этого права.

Однако согласно исследованиям основоположников коммунистической теории, экономические отношения частной собственности могут существовать фактически и без правового регулирования в условиях разделение труда и обмена, так как стихийное разделение труда, обусловленное узкой специализацией, и развитие обмена возникли до формирования государственности и государственных законов. Развитие разделения труда и обмена привело к разложению первобытно общинных отношений, зарождению в единобрачной семье элементов хозяйственных отношений частной собственности и эксплуатации, вначале жены и детей, а затем рабов. В то время государственность и законы, закрепляющие право частной собственности, ещё не возникли. Фактические же отношения частной собственности уже появились и стали развиваться. Лишь после формирования государственности и правовой системы эти фактические отношения стали закрепляться законодательно.

Другой пример. В Конституции СССР 1936 года и конституциях советских союзных республик частного права формально уже не было. В них были закреплены три формы собственности: государственная, кооперативно-колхозная и личная. Однако, несмотря на это, фактически, экономические отношения капиталистической частной собственности и частного присвоения существовали и развивались, так как

  • во-первых, в СССР не было преодолено, по сути, капиталистическое разделение труда, обусловленное узкой специализацией;

  • во-вторых, не были преодолены товарное производство и обмен;
  • в–третьих, средства производства находились в государственной, а не общественной собственности.

Городской труд командовал трудом деревенским, умственный труд командовал трудом физическим, управленческий труд командовал трудом управляемых. В определённом смысле происходила эксплуатация одного труда другим, одних людей другими. Но официальная точка зрения исходила из того, что капиталистическое общественное разделение труда, обусловленное товарным производством и обменом, существенные противоречия и различия между перечисленными видами труда, эксплуатация одним видом труда другого к 1951 году в СССР уже были ликвидированы. Произошло это потому, что, по мнению И.В. Сталина, все советские люди работали на «родное» государство рабочих и крестьян, а не на частного хозяина. Он считал, что рабочие и крестьяне не могли эксплуатировать сами себя. Следовательно, по сути, общественное разделение труда уже было преодолено. Остались, по его мнению, лишь несущественные различия, которые он считал непреодолимыми (Сталин И. Экономические проблемы социализма в СССР. М. Политиздат. 1953. С. 25—29).

Однако с точки зрения классического марксизма общественное разделение труда в СССР преодолено не было. А советское государство было совокупным капиталистом, частным хозяином в лице партийной и государственной номенклатуры. Государство владело, пользовалось и распоряжалось средствами производства и продуктами индивидуального потребления, распределяя и продавая и те, и другие. Средства производства вначале продавались на внешнем рынке, а затем и на внутреннем, а продукты индивидуального потребления – и на внутреннем, и на внешнем.

В силу разделения труда и недостаточно развитого производства для удовлетворения разумных потребностей общества не были преодолены и товарно-денежные отношения.

Продукты индивидуального потребления продавались и покупались через деньги, а не обменивались с помощью именных квитанций, как предполагал Маркс. Деньги могли присваиваться с излишком, благодаря товарному производству и денежному обороту. В деньгах были сконцентрированы меновые (товарные) стоимости, в том числе и стоимость рабочей силы, как при классическом капитализме. Они могли накапливаться. Накопленные деньги давали возможность приобретать материальные и не материальные блага с излишком и командовать чужим трудом. Тогда они превращались в частную собственность. При определённой предприимчивости ухватистых собственников, на эти деньги подпольно приобретались средства производства. Возникали подпольные мастерские и цеха. Их организаторы присваивали часть труда нанятых работников. Подпольные миллионеры стремились легализовать свои капиталы. К 90-м годам прошлого столетия теневой капитал сомкнулся с партийной и государственной верхушкой. Был принят закон о кооперации. В 90-м году в Конституции СССР появилось право частной собственности. Затем произошла мошенническая приватизация. В конце концов, это привело к формированию в СССР классического капитализма в дикой форме, к идеологической контрреволюции и разрушению страны.

Таким образом, центральным вопросом марксизма является не вопрос о соотношении личной и частной собственности, а вопрос об уничтожении отношений частной собственности и эксплуатации человека человеком. Уничтожаются отношения частной собственности путём обобществления средств производства, преодоления действия законов разделения труда и обмена, стоимостных товарно-денежных отношений.

В условиях действия в общественном производстве законов разделения труда и обмена личная собственность имеет потенциальную возможность стать частной собственностью. Всё дело именно в её размерах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *