Основы советской экономической системы

Мы предлагаем вашему вниманию работу участника нашей группы Ивана Михайловича Потапенкова, профессионального политэконома, который поступил в ЛГУ с целью ответить на один-единственный вопрос: что собой представляло советское общество? Ответу на этот вопрос он посвятил много лет. В настоящее время он пишет обстоятельный труд, посвящённый советской политической экономии, или, точнее, политэкономическому анализу советского производства. Относительно товарного производства в СССР существуют различные, порой прямо противоположные точки зрения. Иван Михайлович в результате глубочайшего экономического исследования этих отношений выявил специфику советского товарного производства, и указал последствия этой специфики. Он делает, на наш взгляд, обоснованный вывод, что без понимания этого двигаться дальше практически невозможно. Советский Союз умер, но он живее всех живых, он мёртвой хваткой держит за горло всё коммунистическое движение не только на территории бывшего СССР, но и всего мира.

Потапенков И. М.

1. Советское производство есть планомерно организованное товарное производство, основанное на обобществлении средств производства в форме государственной собственности.

2. В силу сохранения товарной формы продуктов труда отношения между людьми в процессе производства и обмена, а соответственно и в процессе планомерной организации производства, выступают как товарные отношения.

3. Отношения в производстве в силу планомерной организации производства выступают как отношения между государством и директорами предприятий. Первое разрабатывает и устанавливает планы, вторые должны изыскать все возможности и резервы для выполнения утверждённых планов.

4. Поскольку советское производство есть товарное производство, данное отношение между государством и директорами предприятий с естественной неизбежностью принимает форму товарного, или вещного отношения:

Д плановые = Т произведённые, где

Д плановые плановое задание по производству валовой продукции
Т произведённые произведённые товары, совокупная стоимость которых равна стоимости, указанной в плановом задании.

Но если вы обратитесь к анализу товара в Капитале, то поймёте, что при таком товарном отношении в советском плане нет ни одного атома потребительной стоимости. Деньги сами по себе есть стоимость, а произведённые товары, вступая в отношение с плановыми совокупными деньгами, причём вступая в эквивалентной форме, по существу теряют всё своё качественное многообразие различных потребительных стоимостей, и выступают единообразно, как сгустки овеществлённого труда, в которых плановые деньги находят своё стоимостное выражение.

5. Такая планомерная организация производства с неизбежностью осуществляется «от достигнутого», на основании динамических коэффициентов роста производства. Предприятию дали план на 100 тысяч рублей, оно выполнило его, на следующий год дали план на 110 тысяч рублей, оно выполнило и этот план, дали задание на 125 тысяч рублей и т. д. При таком планировании предприятия получали плановые задания по валовой продукции, ещё не имея договоров поставки с потребителями. Вы ещё не знали, что конкретно нужно производить для удовлетворения потребностей потребителей, но вам уже сказали, на какую сумму вы должны произвести товарной продукции.

6. При таком планировании интерес государства обособляется от интересов трудящихся. Сказанное выше есть не что иное, как ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОБОСОБЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВА. При недостатке товаров естественно стремление увеличить производство общественного продукта, но трудящимся необходим общественный продукт, как определённые потребительные стоимости в определённых количествах, а для государства это проявляется, как увеличение валовой продукции. Производство общественного продукта в стоимостном выражении, или просто производство совокупной стоимости общественного продукта, или ещё проще, ПРОИЗВОДСТВО ВАЛОВОЙ ПРОДУКЦИИ, ВАЛА, СТАЛО ЦЕЛЬЮ СОВЕТСКОГО ПРОИЗВОДСТВА.

/[https://ru.wikipedia.org/wiki/Клифф,_Тони|Тони Клифф] (1917—2000), видный британский троцкист, основатель [https://ru.wikipedia.org/wiki/Социалистическая_рабочая_партия_(Великобритания)|Социалистической рабочей партии] (фото 1986 г.)7. Я согласен со сторонниками госкапиталима, хотя к ним не отношусь, что в условиях крупного производства, при котором рабочий есть член трудового коллектива, а его труд выступает всего лишь как звено коллективного труда, создающего товар, с одной стороны, и сохранения товарной формы продуктов труда, с другой стороны, присущая человеку естественная способность к труду сводится к рабочей силе, которая обладает стоимостью, и тем самым рабочая сила становится товаром. Но и по сей день я не встречал в литературе госкаповцев, в чём заключается особенность определения величины стоимости рабочей силы (некоторые наброски относительно этого есть у Тони Клиффа), и ни у одного теоретика госкапа я не встречал их понимания потребительной стоимости рабочей силы. Последний вопрос вообще обходится стороной, а всякая односторонность с неизбежностью ведёт к идеализму.

8. Если говорить о стоимости рабочей силы, то определение её величины в советской экономике имело существенные особенности. Валовая продукция есть денежное выражение совокупной стоимости валового общественного продукта, натурально-вещественный состав которого представляет собой и средства производства, и предметы потребления. И в силу этого величина стоимости предметов потребления есть фонд жизненных средств и тем самым не что иное, как иное выражение стоимости совокупной рабочей силы общества, или совокупный общественный фонд заработной платы. Поэтому наряду с установлением плановых заданий по росту производства валовой продукции (стоимости) устанавливались ограничения по фонду заработной платы на предприятии.

9. Потребительная же стоимость товара «рабочая сила» может и должна быть связана с целью самого производства. А поскольку целью производства было производство валовой стоимости общественного продукта, постольку полезность рабочей силы определяется тем, что она своим трудом создаёт эту самую валовую стоимость, причём создаёт двояко. Своим абстрактным трудом создаёт новую стоимость, а своим конкретным трудом переносит стоимость потреблённых средств производства. Последнее обстоятельство играло существенную роль в советской экономике.

10. Основой планомерной организации общественного производства в советской экономике было установление плановых заданий по росту валовой продукции, как результат планирования от достигнутого, и ограничения по фонду заработной плате, ибо величина этого фонда определялась величиной стоимости планируемых предметов потребления. Это два основных показателя советского плана. Остальных было много, но они существенной роли не играли. Первый был связан с целью производства, второй с обеспечением источников для накопления, которое должно обеспечивать рост валовой продукции в будущие периоды. Основу этого плана составляло вещное отношение между государством и директорами предприятий, поэтому законы движения вещей определяли действия людей.

11. Планирование общественного производства, опираясь на товарную форму продуктов труда, не могло не оказать своего обратного влияния и на сам товар. Советский товар производится не ради обмена, а ради выполнения планов по производству валовой стоимости. А посему советский товар, хотя и сохраняет свою двойственность быть единством потребительной стоимости и стоимости, приобрёл новое содержание и новую сущность, а именно советский товар есть единство новой противоположности, он есть единство совокупной стоимости и потребительной стоимости.

12. Планомерная организация общественного производства с неизбежностью оказывает своё влияние на обмен товаров. Она предполагает, что ещё до начала производства устанавливается кто, кому, что и в каком количестве поставляет, и соответственно кто, у кого, что и в каком количестве покупает. Подобный обмен создаёт иллюзию того, что средства производства просто распределяются между предприятиями, это раз, и поскольку все предприятия есть государственная собственность, то никакого отчуждения не происходит, это два. Но сущностью товарного обмена является не то, что весь рынок свёлся к одному поставщику и одному потребителю, и даже не то, имеет ли место отчуждение или нет; Маркс пишет об отчуждении товара потому, что он анализирует капиталистическое атомизированное производство, основанное на частной собственности. Сущность товарного обмена заключается в том, что товарная стоимость переселяется из товарной плоти в плоть денег, а этот факт отрицать в советской экономике невозможно: после отгрузки любой продукции, в том числе и средств производства, на счёт предприятия поступают денежные средства. И более того, именно по данным обменным операциям государство через своего иного представителя, Госбанк, осуществляло контроль за выполнением предприятиями установленных им государственных планов по валовой стоимости общественного продукта. Но советский планомерно-организованный обмен породил ЗАВИСИМОСТЬ ПОКУПАТЕЛЯ ОТ ПОСТАВЩИКА. Если поставщик вам не поставляет продукцию, то у вас попросту нет возможности выполнять свои плановые задания. А другого поставщика вы не найдёте, у других поставщиков есть свои покупатели и весь объём производимой продукции расписан по его потребителям. Если же говорить об отношениях в обмене, то это отношения между директорами предприятий, которые носят зависимо подчинённый характер покупателя от поставщика.

Это основы советской планомерной организации советского производства, связанной с разработкой планов, но планы выполнялись в непосредственном производстве предприятиями.

КАК ВЫПОЛНЯЛИ ПЛАНЫ?

Итак, предприятие получало плановые задания по валовой продукции, как денежной формы части совокупной стоимости всего общественного продукта, создаваемом на данном предприятии, и ограничения по фонду заработной платы. При этом рост объёмов валовой продукции превышал планируемый рост фонда зарплаты. Например, если валовая продукция возросла на 10%, то фонд зарплаты всего лишь на 5%. Такое соотношение обосновывалось тем, что рост производительности труда должен опережать рост заработной платы. Как предприятие выполняет планы?

13. Самый простой способ – это привлечение дополнительной рабочей силы или попросту увеличение массы труда, что ведёт к увеличению производства большей массы товаров и соответственно создаётся большая валовая продукция. И всё бы хорошо, если бы не одно «но»: при таком выполнении планов с неизбежностью возникает перерасход фонда заработной платы. Это был распространённый способ производства валовой продукции в 20 и 30-е годы до того момента, как не было жёстко установлено соотношение объёма валовой продукции и фонда заработной платы. В более поздние периоды перерасход фонда заработной платы влиял на премиальную часть заработной платы, при перерасходе размер премии уменьшался наполовину. Но в любом случае предприятия содержали излишнюю рабочую силу в своих штатах.

14. Влияние производительной силы труда на производство валовой продукции. Поскольку повышение производительной силы труда повышает плодотворность труда, постольку рабочие в течение одного и того же по продолжительности рабочего времени создают большую валовую стоимость, но не за счёт живого труда, а за счёт того, что с ростом объёма продукции переносится большая прошлая стоимость, или стоимость, созданная другими, на валовую продукцию. При этом же стоимость, созданная трудом, в целом, в течение всего промежутка времени, остаётся неизменной, меняется только её доля в стоимости продукции. Казалось бы, всё хорошо, и план по валовой продукции можно выполнять, и не может иметь место перерасход фонда заработной платы, если бы не одно «но». Если вы обратитесь к главам Капитала Маркса о расширенном воспроизводстве, то вы увидите, что в условиях внедрения нового производительного оборудования на действующем предприятии имеет место не столько рост объёма продукции, сколько простое сокращение численности работников, что есть экономия труда, как следствие возросшей производительной силы труда. Изменение производительной силы труда есть вместе с тем основа для пересмотра норм времени и соответственно расценок, что позволяет избежать перерасхода фонда зарплаты.

15. Маленькое отступление. Не надо путать производительную силу труда с производительностью труда. Первое есть свойство конкретного труда, когда меняется технологический процесс, что и позволяет увеличить объём произведённой продукции. Второе связано всегда с целью производства, поэтому производительность труда в советской экономики исчислялась как отношение валовой продукции в рублях к численности работников. Измерять абстрактным трудом то, что в действительности есть свойство конкретного труда, является абсурдом. Единственное, что можно с большой вероятностью определять так это то, что если определять производительность труда по национальному доходу, выраженному в рублях, мы получаем более-менее точную информацию относительно обесценивания бумажных денег.

16. Кроме увеличения массы труда, численности, и повышения производительной силы труда есть ещё один вариант – это повышение интенсивности труда. Последствия роста интенсивности труда это увеличение производства вещественного богатства при прежней продолжительности рабочего времени, что внешне похоже на результат роста производительной силы труда. Но в действительности повышение интенсивности труда есть увеличение затрат энергии человека и соответственно массы труда, ибо раньше человек ходил вокруг рабочего места, теперь должен бегать, поэтому в силу того, что численность рабочих осталась неизменной, повышение интенсивности труда можно сравнивать с увеличением продолжительности рабочего дня. И посему это
тоже ведёт к перерасходу фонда зарплаты, как и при увеличении численности. Ещё можно увеличивать количество рабочих дней в течение недели или месяца, это тоже увеличивает массу труда и приводит к перерасходу фонда заработной платы.

17. Чтобы избежать перерасхода фонда зарплаты, дирекция снижает нормы времени и соответственно расценки. В ответ рабочие, чтобы получить даже свою прежнюю величину зарплаты, вынужден повышать свою интенсивность труда. Однако повышение интенсивности труда имеет свои естественные границы, связанные с возможностями человека. И тогда рабочие начинают нарушать

  1. технологическую дисциплину, что ведёт к снижению качество изготавливаемой продукции или попросту ведёт к браку;
  2. требований охраны труда, что ведёт к росту производственного травматизма.

Но и это имеет свой предел, и тогда отношения между директором и рабочими обостряются. Это обострение разрешается мирно, если рабочие просто «бастуют» ногами, переходя на другое предприятие, и для нашего директора возникает вопрос, а кто будет давать план; но иногда дело доходило до разного рода забастовок.

18. Вместе с тем, любое снижение расценок приводит к обострению отношений между директоратом и рабочими. Чтобы избежать этого обострения директорат осуществляет то, что имело место именно в советской экономике, имело место не как какой-то бессознательный результат, получающийся в результате естественного развития производительных сил, а как осознанная деятельность, хотя и предопределённая объективными условиями, директорат осуществляет производство валовой продукции конкретным трудом. Выше уже было сказано, что рабочие своим конкретным трудом не только создают потребительные стоимости, полезные для удовлетворения потребностей членов общества, но и переносят стоимость потреблённых средств производства. Это следствие учёта по стоимости, который может и который осуществляется в действительности только как учёт обособленного звена производственного процесса. Такой учёт соответствует частной собственности, но противоречит требованиям учёта общественного труда в процессе труда, который стал общественным по своему содержанию.

19. Первый и самый доступный метод – это игра номенклатурой плана, когда предприятия более материалоёмкие изделия производят в неограниченном количестве, а более трудоёмкие только по мере того, как возникает экономия фонда заработной платы при производстве первых.

20. Второй способ – это замена производимой продукции на новые виды продукции, материалоёмкость которых оказывалась выше материалоёмкости производимой ранее продукции. Но тут есть один интересный момент. Когда разработчики новой продукции предлагали эту новую продукцию директорам, то они требовали от разработчиков повышения и … трудоёмкости (!). Это связано с тремя моментами:

  1. компенсировать потери в зарплате на тех участках, где постоянное и регулярное снижение расценок привело к повышенной текучки кадров;
  2. улучшить показатели по снижению материалоёмкости продукции;
  3. выполнять планы по прибыли.

21. Но самый оригинальный способ – это специализация, этот способ без соучастия министерств сделать было невозможно, ибо специализация дело отраслевое. При специализации можно вообще не создавать вещественного богатства, но при этом создавать валовую стоимость общественного продукта. В зависимости от того, как организовывается специализация при одном и том же вещественном объёме продукции можно увеличить валовую продукцию и на 10–30%, а можно получить рост и в разы. Но самое главное, министерство промежуточное звено между государством и предприятиями. С одной стороны, они представители государства, но с другой – они зависимы от выполнения планов предприятиями. Поэтому для выполнения отраслевых планов они заинтересованы в этой специализации. Не надо путать данную осознанную специализацию ради выполнения планов по валовой продукции, с той специализацией, которая имела место во времена индустриализации. В те времена специализация была объективным следствием строительства новых заводов и создания новых отраслей, но именно специализация в сталинские времена давала столь большие темпы роста, чего невозможно достичь за счёт чего-либо другого.

22. Когда писал, вспомнил новеллу О'Генри «Кто выше?», в котором встречаются три представителя преступного мира. Я их градировал бы, отклоняясь от того, что есть в самой новелле, следующим образом. Первый честный жулик, который берёт у людей деньги, но всегда даёт что-нибудь материальное взамен, например, саженцы тополя продаёт в качестве саженцев вишни. Второй – просто мошенник, который берёт деньги, но ничего не даёт взамен. Третий – обычный грабитель.

23. К чему я это написал? Я думаю, что сторонников госкапа порадовало то, что я написал о снижении расценок, но не спешите. Я бы сопоставил представителей преступного мира с директорами и министрами. Первые два способа производства валовой продукции за счёт конкретного труда, которые чаще всего директора делали сами, я бы отнёс к простому жульничеству, ибо всегда имеет место быть материальный продукт, только он требует большего общественного труда, чем необходимо. Третий я бы отнёс к мошенничеству, когда валовая продукция есть, а материального продукта дополнительного нет. А вот, уважаемые госкаповцы, грабительства не было и в помине. Причём это я вам говорю, несмотря на то, что сам принимал участие в забастовках по правилам в советское время, чтобы не допустить снижения норм времени и соответственно расценок, более того, давал консультации другим, как провести забастовку по правилам, и ещё более того, участвовал в организации забастовок солидарности, чтобы поддержать тех бастующих, у которых возникал цейтнот с точки зрения сроков вступления новых пониженных расценок в действие. Не было грабительства. Государство не могло поступать иначе, ибо стоимость совокупной рабочей силы ограничивалась фондом жизненных средств, предметов потребления, и в силу законов накопления в советской экономике требовалось постоянное увеличение производства средств производства для поддержания производства на прежнем уровне, что сдерживало возможности расширения производства предметов потребления.

24. Не было и распределения по труду, я думаю, то, что написано выше это прекрасно иллюстрирует. А относительно нормировщиков, так я могу привести огромную массу примеров, вы же любите факты, вы же всю теорию строите на фактах, ибо факты упрямая вещь. Но вы забываете, что это логика формальная, которой пользуются юристы, поэтому и сажают порой людей невиновных: так сложились факты. С точки зрения диалектической логики факты есть всего лишь иллюстрация того, что вы доказали из развития категорий. Приведу просто один пример: три буксы запрессовать требуют больше труда, чем запрессовать две буксы, это факт неопровержимый, но за запрессовку трёх букс платят рубль, а двух букс платят один рубль и 31 копейку. Получается в итоге, что больше труда требует запрессовка двух букс. Вот такие существовали расхождения между потребительной стоимостью и стоимостью, между конкретным трудом и абстрактным трудом, между производством, как процесс труда и производством, как процесс создания стоимости вообще и валовой стоимости в частности.

25. И ещё для сторонников разных социализмов в разные периоды советской истории. Расценки начали пересматривать с 1924 года, чтобы повысить интенсивность труда. Правда тогда люди были более честными, они прямо сказали, что это неправильно и что это временная мера. По-хорошему должно внедряться новое оборудование, повышающее производительную силу труда, что и даёт основания для пересмотра расценок, но в настоящих условиях мы этого сделать не можем, но в дальнейшем будет именно так. Но как известно, ничего не бывает таким постоянным, как что-то временное.

26. Вот так выполняли предприятия планы, основанные на планировании от достигнутого, что проявлялось в постоянном опережающем росте плановых заданий по производству валовой продукции по сравнению с плановым фондом заработной платы. Более того, при таком планировании, возникал уже при разработке планов так называемый «воздушный» вал. Это когда плановое задание по валовой продукции превышало валовую стоимость всех договоров поставки предприятия. Даже произведя продукцию и удовлетворив все потребности потребителей своей продукции, предприятия оказывалось не выполняющим план по валовой стоимости. И тут уже сам бог велел производить воздушный вал воздушным образом за счёт переноса стоимости чужого труда.

27. Производство валовой продукции конкретным трудом ради выполнения плановых заданий по валу есть не что иное, как присвоение чужого труда, труда другого коллектива, который выдаётся за собственное достижение, что сулит ордена и медали, знамёна и премии, уважение и почёт.

ВОСПРОИЗВОДСТВО

28. Если посмотреть на советское воспроизводство в неизменном масштабе, т. е. как на простое воспроизводство, то существенным является тот факт, что указанные ранее производственные отношения постоянно воспроизводятся.

29. Государство установило плановые задания по валу и фонду заработной платы для предприятий. Предприятие их выполнило и тем самым создало базу для установления на следующий плановый период новых плановых заданий, по валовой продукции и фонду заработной платы. То есть отношения между государством и директорами постоянно воспроизводятся.

30. Но директора сами по себе не производят продукцию, для этого они нанимают рабочих, которые своим трудом и создают всё вещественное богатство. Вопрос только в том, что собой представляет данное вещественное богатство. Оно может служить и более полному удовлетворению общественных потребностей, а может служить и целям увеличения валовой стоимости общественного продукта.

31. Естественно, наём рабочей силы осуществлялся в товарной форме, ибо заработная плата есть не что иное, как денежное выражение стоимости рабочей силы. По окончанию месячного планового периода (ибо зарплата помесячная) рабочий создаёт в процессе производства не только вещественное богатство, но и валовую стоимость, в которой это богатство находит своё иное выражение. За свою деятельность рабочий получает заработную плату, которой ему хватает для воспроизводства самого себя и своей семьи и должен снова приступать к производственному процессу, что создавать валовую стоимость общественного продукта. То есть отношения между директорами постоянно воспроизводятся, каждый играет свою роль в сложившейся совокупности производственных отношений.

32. Государство вступает в отношения с рабочими опосредованно через директорат, но оно регулирует эти отношения посредством установления тарифных ставок и тарифных разрядов, установления планового фонда заработной платы. В таком случае директора оказывались между Сциллой и Харибдой, сверху дай план, снизу дай зарплату. Как видите, совокупность советских производственных отношений предполагает совсем иную социальную структуру общества. Именно такая структура социальных групп сложилась в советской действительности, а не пресловутая структура 2 класса: рабочие и крестьяне, + интеллигенция.

33. Если рассматривать расширенное воспроизводство, то эти отношения в своей совокупности принимают иной характер. Государство установило план по производству валовой продукции, предприятия их выполнили. И это выполнение планов служило той базой для установления на следующий плановый период более высоких плановых задания по валу. То есть планирование, как я уже сказал выше, осуществлялось от достигнутого уровня.

34. Кроме того, государство устанавливало не только плановые задания по валу, но и ограничивало рост фондов заработной платы. Если плановые задания по валу возрастали, например, на 10%, то плановый фонд зарплаты возрастал, например, на 5%. При неизменности технологического процесса и технического уровня производства это приводит к диспропорциям, ибо выполнение планов требует увеличение затрат труда, а фонд зарплаты не позволяет оплачивать этот труд. Что и приводило к тому, что перечислено в предыдущем сообщении относительно экономии фонда заработной платы и в этом устремлении директора всё чаще и чаще стремились добиться отсутствия перерасхода фонда заработной платы за счёт производства более материалоёмкой продукции.

35. Вопрос о дефиците товаров. Возможности дефицита товаров заложены уже в самом товарном плане, основу которого составляет товарное отношение между государством и директорами, находящее своё вещественное содержание Д плановые (валовая продукция) – Т произведенные (стоимость произведённых товаров должна быть равной плановому заданию, выраженному в плановых деньгах). Уже в этом отношении видно, что для директоров производимые товары представляют собой в первую очередь товарную стоимость, как эквивалент валовой продукции и более ничего, будет ли при этом произведённый товар потреблён, для директоров – дело второстепенное.

36. Дефицит существовал в двух видах.

  1. Абсолютный – когда сумма денежных доходов превышала совокупную стоимость произведённых товаров.
  2. Относительный, – когда сумма денежных доходов может быть даже меньше совокупной стоимости произведённых товаров, но структура товаров не соответствует структуре потребностей в обществе.

37. Относительный дефицит во многом связан с тем, что предприятия стремились выполнять планы, играя номенклатурой, когда товары с высокой материалоёмкостью и низкой зарплатоёмкостью производились в первую очередь в неограниченном количестве, а вот товары, в которых доля зарплаты в цене была выше доли фонда зарплаты в валовой продукции, производились по мере того, как возникала экономия при производстве первых товаров. А если к этому добавить ещё и тот факт, что пересмотр норм времени и расценок толкает рабочего на нарушение технологических режимов и как результат страдает качество изготовления, то обострение относительного дефицита ещё более возрастает.

38. Абсолютный дефицит есть следствие гипертрофированный рост производства средств производства. Если в 20–30-е годы данный рост был вызван необходимость индустриализации, то в более поздние годы (да и во второй пятилетке тоже) основным фактором стало стремление директоров выполнять планы за счёт более материалоёмкой продукции.

39. Общество может расходовать на производство средств производства ровно столько общественного труда, сколько оно может освободить в производстве предметов потребления. Выполнение же планов по валу за счёт материалоёмких товаров вносит коррективы в баланс отраслей (а он выполнялся по стоимости), в котором возрастала доля отраслей, производящих средства производства. А баланс отраслей был основой для разработки планов, что и толкало Госплан на увеличение производства средств производства в последующие плановые периоды.

40. Дефицит предметов потребления породил и своеобразное распределение. Денежные доходы, получаемые населением, порой попросту не находили товарного эквивалента в розничной торговле. Следствия из этого:

  1. возникли закрытые распределители для паргосхозномеклатуры (но в любом случае потребления данной категории лиц не поднималось выше мелкобуржуазного понимания потребления);
  2. для простого труженика уже мало было просто заработать деньги, надо было ещё и найти способ их отварить, рубль в руках простого труженика и блатмейстера (человек, который имел связи и блат) это было далеко не одно и тоже, и Копылов совершенно прав, когда указывает на дефицит;
  3. начал развиваться чёрный рынок по продаже предметов потребления, человек не найдя товаров торговле государственной вынужден был покупать необходимые товары на чёрном рынке по более высокой цене.

41. Но дефицит поражал не только сферу индивидуального потребления. Дефицит охватывал и сферу материально-технического снабжения предприятий, что порождало аритмию производства: в первую декаду раскачка, в последнюю неделю горячка.

42. Есть ещё один феномен современного общественного процесса труда. Процесс труда по созданию любого предмета потребления включает в себя производство средств труда для производства средств производства необходимых для производства указанных ранее средств труда. Чтобы было понятно, поясняю примитивно. Мы производили больше экскаваторов, чтобы больше добыть руды и угля, из которых выплавить больше стали, из которой произвести ещё больше экскаваторов для добычи угля и стали. Данный замкнутый цикл имеет место быть в процессе труда любого предмета потребления, являясь всего лишь звеном в данном процессе труда, но при этом данный цикл обладает технологической самостоятельностью и изолированностью. Поэтому если данный цикл производства средств труда для производства средств производства, необходимых для производства указанных средств труда, начинает разрастаться подобно раковой опухоли, то он своими метастазами поражает всё общественное производство: дефицит товаров неизбежен. Стоило в годы перестройки на этапе ускорения установить более высокие темпы развития машиностроения, как этот раковый нарыв начал себя проявлять, заложив основы для углубления дефицита. А когда дали возможность предприятиям зарабатывать, да ещё плюс и деятельность кооперативов, многие из которых просто безналичные деньги превращали в наличные, денежная масса в руках населения резко возросла. Попытка обязать Госбанк установить жёсткий контроль над выплатой средств на заработную плату уже ничего поделать не мог, наступил обвальный дефицит.

43. Но постоянная дефицитность как в предметах потребления, так и в средствах производства требовала и расширение производства посредством накопления по созданию новых предприятий. Постоянное расширение производства за счёт строительства новых предприятий привело, в конечном счёте, к тому, что наряду с дефицитом товаров, наступил и дефицит кадров. Этот процесс усугублялся ещё и тем, что предприятия ради того, чтобы избежать перерасхода фонда заработной платы, стремились к расширению штатной численности ИТР и служащих. Наличие последних давало прирост планового фонда заработной платы, с одной стороны, и экономию при расходовании фонда зарплаты, с другой стороны.

44. Советская экономика в погоне за валом оказалась невосприимчива к достижениям НТП. Применение новых, более дешёвых материалов просто противоречила тому, чтобы выполнять планы за счёт материалоёмкой продукции, поэтому директора всеми правдами и неправдами старались отмахнуться от применения этой продукции.

45. Специализация производства ради накручивания вала тормозила и внедрение новых прогрессивных технологий и техники. Мы создатели машин непрерывной разливки стали, но за 30 лет с момента их создания наша металлургия применяла данную технологию на 10% производств, в то время как в Японии этот метод охватывал более 90%. Почему? Да, потому, что при внедрении данной технологии происходят изменения в технологической организации производства и становится невозможным выполнять планы по валу посредством перекатывания между предприятиями чёрной металлургии слитков и слябов ради выполнения планов.

46. Кроме того, прежде чем внедрять новую технику, её надо создать, а машиностроители стремятся выполнять планы за счёт роста расхода материалов в новой продукции, поэтому советская история может привести вам массу примеров, когда стоимость новой техники возрастала в разы, а её производительность на 10–15%, а то и вообще снижалась.

47. Обделёнными во многом в этом процессе оставались добывающие отрасли и сельское хозяйство, которые в силу роста стоимости потребляемых средств производства при неизменности цен на конечную продукцию постоянно оказывались в числе убыточных и соответственно дотационных. Возрастающие убытки данных предприятий приводили к большим затратам бюджета, что порождало дефицит самого бюджета. Для его пополнения применялись такие приёмы, как повышение акцизов, якобы для борьбы с алкоголизмом, повышение налога с оборота, переводя некоторые дефицитные ходовые товары в разряд предметов роскоши.

48. Некоторые читатели, очевидно, скажут, что планирование было не только по валу, но и в номенклатуре. Но что значит произвести столько-то пар обуви без учёта для кого, какого ассортимента, фасона, цвета. Пары обуви и производили, при этом пресса писала, что мы производили больше обуви на душу населения, чем в Италии, Германии и Испании. На что острословы говорили: да на душу населения у нас с обувью всё хорошо, вот только на ноги хреново.

49. Тот факт, что угольщикам и рудокопам устанавливались плановые задания не только в рублях, но и в тоннах привело к тому, что добытое сырьё разбавляли пустой породой. Когда за отгрузкой угля в натуральном измерении был жёсткий контроль в конце двадцатых годов, то после шахтинского дела по данным РКИ и ЦКК начала возрастать зольность угля и достигла таких размеров, что согласно письму начальника «Коксохимии» из поставляемого угля получается кокс, который попросту непригоден для выплавки стали.

50. Я думаю достаточно того, что я написал относительно советской экономики. К этим выводам я пришёл, сделав политэкономический анализ советской экономики, или подвергнув критике советскую политэкономию. Всё мною сказанное изложено кратко в виде далеко не полных тезисов, но я готов доказать всё сказанное не фактами, что делают все, а посредством развития товарных категорий. В товарном производстве человек всегда будет подчинён требованиям товарных отношений. И только в конечном счёте общественное производство будет подчинено целям удовлетворения потребностей. Чего стоит только один простой пример. Директор швейной фабрики в виду задержки поставки качественной ткани вынужден загружать своих рабочих пошивом платьев из низкокачественной ткани, заведомо понимая, что спросом данные платья пользоваться не будут и что они работают на склад. Но люди пришли зарабатывать деньги, им семью кормить. Ткань поступила только к концу месяца, но… времени осталось столь мало, что переработать эту ткань невозможно, если шить платья. А без стоимости этой ткани фабрика план не выполнит, и тогда банки ограничат выдачу средств на заработную плату, а, следовательно, оплатить заработанное станет невозможным. Тогда директор принял соломоново решение. Из данной ткани были сшиты … занавески! Но само главное, размер этих занавесок определялся не размерами окон в городе, а размерами женской фигуры. Швейные машинки есть у многих, а хорошей ткани в продаже нет, вот пускай сами и шьют блузки из занавесок. Занавески были поставлены в местный торг, их разобрали в течение пары дней. Результат: и план есть, и зарплату можно выплатить рабочим, и ткань не пропала вхолостую, худо-бедно пошла для пошива нормальной одежды, правда руками уже не рабочих данной фабрики. Вот так приходилось изворачиваться, чтобы сделать хоть как-то по-человечески.

Цель производства при социализме есть в первую очередь удовлетворение потребностей членов общества. Но удовлетворяться данные потребности могут только за счёт созданного в обществе совокупного общественного продукта и вполне естественно растущие потребности требуют и роста общественного продукта. Но в условиях сохранения товарной формы продуктов труда данный общественный продукт есть, с одной стороны, совокупный продукт, как совокупность потребительных стоимостей, а с другой стороны, он есть валовая стоимость данного общественного продукта, выраженная в деньгах. И в силу этого планомерная организация общественного производства осуществлялась в форме товарного плана, основу которого и составляло совершенно новое товарное отношение между государством и директорами предприятий – Валовая продукция = совокупности произведённых товаров. Поэтому увеличивающееся производство общественного продукта, которое по идее должно было осуществляться в соответствие с требованиями действительной цели общественного производства, при котором создаются полезные вещи в необходимом количестве для удовлетворения потребностей членов общества, в действительности создавало потребительные стоимости, не как полезные вещи, а как носители валовой стоимости, и увеличение общественного продукта выступало как увеличение валовой стоимости данного продукта.

Выполнение же планов по валу при ограниченном росте фонда заработной платы вынуждает директоров выполнять планы за счёт материалоёмкой продукции, но в силу планирования от «достигнутого уровня» предприятиям всё труднее и труднее было изыскать резервы для выполнения планов. Министерства им приходили на помощь, ибо для них были установлены планы, которые как раз и выполняли подведомственные предприятия, и в данной ситуации развивается специализация, которая позволяет многократно учитывать прошлый труд в продукции разных предприятий. Но самое интересное, министерства для обеспечения более-менее бесперебойной работы своих предприятий по возможности стремились к натурализации отраслевого производства, что исключить зависимость от предприятий других отраслей. Нарастающий ком противоречий, заложенных в товарном плане, в конечном итоге привёл к кризису планомерной организации производства, основанной на стоимости. Данное противоречие находило своё проявление как противоречие между государством и директорами, так дальше продолжаться не могло, и как результат пришла перестройка. Она следствие обострения противоречий советской планомерной организации производства, заложенные в товарном плане. Процесс совершенно объективный, просто дело дошло до точки, можно было ещё продолжать барахтаться какое-то время, но перестройка пришла бы всё равно.

Уроки советского прошлого

Да-да, именно уроки советского прошлого, ибо советская история уже есть прошлое и посему есть объективность, которую мы можем и должны познать. Говоря же об ошибках прошлого, мы тем самым отказываем в объективности данного процесса и начинаем всё сводить к субъективной деятельности людей. Да люди делают историю, но делать сию историю им приходится в определённых условиях, которые созданы предшествующей деятельностью людей, а это уже объективность данная человеку для принятия им своих решений. И данная объективность всегда определяется

  1. уровнем развития производительных сил общества на тот или иной исторический момент;
  2. соотношением классов или социальных групп в обществе, которые обладают определёнными материальными интересами, порождёнными совокупностью производственных отношений, возникших между людьми в материальном производстве.

1. Первый урок гласит, что товарные отношения способны приспосабливаться к изменившимся общественным условиям производства, создавая новые формы своего бытия и проникая в новые сферы общественные отношений. Именно поэтому товарные отношения охватили планомерную организацию общественного производства; и отношения между государством, которое планирует общественное производство, и предприятиями, которые выполняют планы, есть товарное отношение, ибо плановые задания выражены в валовой стоимости, и предприятия должны создать массу товаров, совокупная стоимость которых не ниже установленной валовой стоимости.

2. Второй урок заключается в том, что в условиях сохранения товарного производства никогда цель производства при данной общественной форме производства не будет совпадать с действительной конечной целью всякого общественного производства. Конечная цель общественного производства независимо от его формы есть удовлетворение потребностей членов общества, но при сохранении товарной формы продуктов труда она будет подчинена требованиям либо стоимости, что характерно при простом товарном производстве, либо прибавочной стоимости, что присуще капиталистической форме производства, либо валовой стоимости, что как раз и показывает советский опыт. Уже сам по себе тот факт, что человек, прежде чем получить необходимые предметы потребления, должен иметь деньги для их покупки говорит о том, что человека в первую очередь будут интересовать деньги, стоимость. Есть деньги, будет и предмет потребления, нет денег – нет и предмета потребления. Поэтому, как говорится, счастье не в деньгах, а в их количестве, а, следовательно, не может быть реализована и вторая часть цели социалистического производства, а именно, всестороннее развитие человека. Для этого необходимо увеличение свободного времени, а возрастающая стоимость требует увеличение рабочего времени для человека.

3. Третий урок. При сохранении товарного производства естественно присущая человеку способность к труду будет сведена к стоимости рабочей силы. И как бы ни менялась потребительная стоимость этой рабочей силы, всё равно рабочая сила была и будет товаром. Вас будут оценивать не потому, что вы собой представляете как личность, для производства вы всего лишь некая сумма денег и не более того. Потребительная же стоимость рабочей силы будет зависеть от целей производства.

4. Четвёртый урок. Все знают выражение: революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она способна защитить свою власть. Парижская Коммуна показала, что мало завоевать власть, надо её ещё и отстоять в борьбе с буржуазией, которая приложить максимум усилий, чтобы вернуть себе власть назад. Советский Союз показал, что мало завоевать власть и даже защитить власть рабочих в борьбе с буржуазной контрреволюцией, надо ещё создать и такие условия, при которых рабочие могут управлять общественным производством.

Никогда в условиях сохранения товарного производства человек труда, человек, который создаёт всё вещественное богатство общества, не будет управлять общественным производством. В условиях товарного производства само производство вслед за двойственностью товара обладает двойственностью. С одной стороны, он есть процесс труда, как процесс создания потребительных стоимостей, или вещественного богатства, с другой стороны, он есть процесс создания стоимости (увеличения стоимости – при капитализме; создания валовой стоимости – в условиях советской экономики). При таком положении вещей рабочий, хотя и создаёт своим трудом стоимость, находится в процессе труда и в этом процессе он оперирует далеко не стоимостными категориями, а количеством материалов и изготовленных деталей, количеством рабочего времени, которое ему необходимо для создания данных деталей. Да, он создаёт стоимость, но она, в конечном счёте, для него выступает в образе того конечного продукта, который создаётся на предприятии и который является товаром, т. е. для рабочего стоимость выступает как товарная стоимость, как стоимость в товарном теле, созданной его трудом и не более.

Но данная товарная стоимость должна перевоплотиться из данного товарного тела в тело денег, и эта сторона вопроса будет осуществляться иными людьми и за спиной самого рабочего. В силу этого возникает разделение труда между теми, кто действительно создаёт стоимость, и теми, кто эту стоимость из товарной формы превращает в денежную форму. В таком случае производство будет осуществляться уже не ради человека для удовлетворения его потребностей и развития самого человека, а ради создания стоимости. Отчуждение человека вам гарантировано. Вам не нравится советская модель, возьмите опыт Югославии, где изначально закладывались требования создания ассоциации самоуправляемых коммун. На этом деле наживались директора, в обществе существовала безработица, и эти безработные вынуждены были уезжать на заработки на Запад. Уповать же на человеческую совесть в производстве, подчинённом стоимости, не приходится: как говорил в своё время А. Райкин: желаешь иметь норковую шубу, занимайся распределением норковых шуб. Перефразируя данную цитату, следует сказать: желаешь иметь больше денег, занимайся распределением денег; счастье не в деньгах, счастье в их количестве. И данным распределением денег будут заниматься как раз те, кто превращает товарную стоимость в денежный эквивалент, а какой способ присвоения данных денег в свою пользу они изобретут, меня в данном случае не интересует, но что они его изобретут, я в этом уверен и никакие юридические законы этому не станут препятствиям.

5. Пятый урок. История показывает, что государством управляет тот, кто управляет общественным производством, в феодальном обществе производством управляли феодалы, и в силу натурализации хозяйства во многих странах существовала феодальная раздробленность, но государство всегда служило защите интересов именно феодалов, как в условиях феодальной раздробленности, так и в условиях объединения их в едином государстве. В капиталистическом обществе государство служит верой и правдой буржуазии. В социалистическом обществе для того, чтобы рабочий управлял государством, он должен управлять общественным производством, но в условиях товарного производства, всё, что связано с превращением стоимостных форм находится для него за семью печатями, а посему он производством управлять не в состоянии. А если вы не управляете общественным производством, то вы не управляете и государством. Никакие системы контроля за деятельностью тех, кому поручено якобы от имени рабочих управлять государством, вам не помогут.

Выше я уже показал, на чём основано обособление государство от трудящихся. При внешней схожести цели оказались разными. И государству, и обществу нужен общественный продукт, но обществу он нужен как совокупный продукт, т. е. совокупность потребительных стоимостей для удовлетворения потребностей, а государству как валовая стоимость. Совокупный продукт и совокупные деньги (валовая стоимость выражалась в деньгах) – это две формы бытия одного и того же общественного продукта. Государство, которое управляет общественным производством с целью производства валовой стоимости, обособилось от интересов трудящихся, которым необходимы определённые продукты труда в определённых количествах. Это своеобразное обособление государства порождалось валовой стоимостью общественного продукта. Именно государство при всех своих высказываниях и требованиях заботы о работнике советского общества обособилось от этого работника. И именно это обособление государства от целей общества вынуждает и предприятия работать на валовую стоимость. Но именно предприятия постоянно обвиняют в их стремлении к своим коллективным интересам в ущерб общественных интересов. Но это всего лишь иллюзия. Обособление государства породило и обособление предприятий, именно так и никак иначе. Возможность государства управлять общественным производством всецело и полностью возможна только на основе стоимостных форм. Именно использование валовой продукции позволяло государству диктовать предприятиям через министерства свою волю по производству валовой стоимости совершенно безотносительно к реальным потребностям, существовавшим в обществе. Государство получило свободу от производства, планируя его по валовой стоимости от достигнутого уровня, но и производство стало свободно от воли людей. Производство, подчинённое валовой стоимости, стало жить по законам движения валовой стоимости, подчиняя этим законам производственную деятельность людей.

6. Если всё это обобщить, то можно сказать, что социализм и товарное производство несовместимы. Социализм есть уничтожение товарного производства. Товарное производство не отмирает, оно только может быть уничтожено. А уничтожение товарного производства есть уничтожение стоимостного учёта и уничтожение товарного обмена между предприятиями. Сегодняшний процесс труда любого предмета потребления есть общественный процесс труда, который охватывает труд миллионов людей, работающих в самых различных отраслях общественного производства. И в этом процессе труда при ближайшем рассмотрении нет ничего, кроме веществ природы и человеческого труда. Как рабочий передаёт другому рабочему продукт своего труда без какого-либо эквивалента, так и предприятия должны передавать друг другу продукты своего коллективного труда для дальнейшего использования, ибо все эти предприятия есть звенья одной технологической цепочки по производству того или иного предмета потребления. А отсюда следует тот факт, что весь учёт должен строиться по рабочему времени и никак иначе. И тем более это становится необходимостью, ибо все отрасли различных процессов труда взаимно переплетены и посему современное общественное производство есть процесс по созданию совокупности предметов потребления, необходимых для удовлетворения потребностей индивидуумов. Я проложил в прицепе файл относительно того, нужны ли деньги современному производству.

7. И только в таком случае рабочие действительно смогут управлять общественным производством. Это обуславливается тем, что рабочий и на своём рабочем месте всё учитывает в рабочем времени, он, кроме того, может контролировать производство на своём предприятии, ибо учёт в одной форме в рабочем времени, более того, он сможет контролировать деятельность предприятий поставщиков, ибо опять-таки учёт в одной форме, и он же сможет контролировать всё общественное производство, ибо условно говоря, «цены» распределяемых продуктов труда будут выражены в тех же единицах измерения, в часах и минутах.

8. И тогда рабочие увидят воочию, сколько рабочего времени он работает на себя, а сколько на общество, в котором имеется непроизводственная сфера. Вот тогда они и спросят, и правильно сделают, что спросят: Товарищи учёные, вы чем тут занимаетесь? Если я вынужден махать кувалдой, а вы никак не можете заменить сей труд на что-то более благоразумное, то тогда вставайте рядом со мной, вместе будем махать кувалдами. Может быть, в этом случае у вас появится идея, как усовершенствовать процесс труда, а я вам помогу, а вы заодно и мой образовательный и технический уровень повысите, и тогда, может быть, я перестану называть все детали одним словом на букву «х».

Я допускаю, что очень даже возможно, кому-то очень не понравится, что я написал, но рабочие сделают именно так, а это как раз и есть путь к тому, чтобы постепенно устранить различия между умственным и физическим трудом.

Основы советской экономической системы: 15 комментариев

  1. Итак, оказалось, что рыночная стоимость эффективнее советской плановой валовой стоимости. Рыночная стоимость способствует развитию производительных сил, внедрению новых технологий. Валовая стоимость тормозит их развитие. Поэтому советский хозяйственный механизм и развалился. Но возможно было вообще отказаться от ориентации на стоимостные показатели в условиях недоразвитых производительных сил в отдельно взятой стране, в условиях подчинения законам мирового капиталистического рынка?

    Ответить
  2. Валентин пишет:

    Но возможно было вообще отказаться от ориентации на стоимостные показатели в условиях недоразвитых производительных сил в отдельно взятой стране, в условиях подчинения законам мирового капиталистического рынка?

    Недоразвитостью производительных сил очень многие пытаются объяснить развитие советской экономики по пути движения к государственно-монополистическому капитализму вместо движения к социализму и коммунизму.

    Чем они это объясняют?

    Первое объяснение недоразвитости производительных сил, как тормоза движения к социализму

    (Моя оценка этому объяснению простая — детский сад).

    Видите ли, коммунистические отношения невозможны, пока общество не достигнет такого уровня развития производительных сил, когда трудящиеся не будут заботиться о хлебе насущном, когда вопрос материального обеспечения жизни трудящихся будет решён.

    Но если этот вопрос будет решён в рамках буржуазных отношений, то какие проблемы предстоит решить коммунистическим отношениям? Да никакие — «Всё уже украдено до Вас». ©

    Коммунистическим отношениям преподнесут «на блюдечке с голубой каёмочкой» © такие производительные силы, которые в полном объёме удовлетворяют жизненные потребности населения. Но с этого момента коммунистические отношения провозгласят сами себя, как отношения, которые освобождают людей от эксплуатации, дают людям возможность не думать о хлебе насущном, а неограниченно развиваться в задуманном направлении.

    По-моему, так это банальный уход от ответственности за судьбу мира.

    Второе объяснение недоразвитости производительных сил, как тормоза движения к социализму.

    Это второе объяснение, на мой взгляд, ближе к истине.

    Речь идёт о способе производства. Пока производством заняты отдельные личности, ремесленники, крестьяне, домашние хозяйства, — до тех пор наладить коммунистические отношения между ними сложно по той причине, что они в пространстве оторваны друг от друга, их отношения в процессе производства не являются непосредственными личными отношениями. Общественным производство становится не в силу непосредственно общественного производства, а в силу общего характера рынка, на который отдельные производители выбрасывают свой товар. Общий рынок делает производство общественным, связывает законом стоимости отдельных производителей и эта связь формирует соответствующие производственные отношения между ними.

    Непосредственно общественным производство становится в эпоху развития машиностроения, заводов и фабрик, — короче, капитализма, — когда трудящихся объединяет процесс производства.

    Эти объективные условия с самого начала делают необходимым именно коммунистическое объединение рабочих в силу того обстоятельства, что объединённый труд требует к себе адекватного общественного (объединённого) управления собой.

    Вот та действительная причина, которая оправдывает необходимость определённого развития производительных сил, прежде чем рабочие смогут вступить в коммунистические отношения.

    Данный уровень развития производительных сил был достигнут в Европе, начиная с 17 века — первые буржуазные революции. В России этот уровень был достигнут в конце 19 — начале 20 века. К 1917 году с этой точки зрения в России было всё необходимое и достаточное для построения коммунистических экономических отношений.

    Не было в наличии только субъективного фактора — знаний о том, каким образом рабочие должны организовать между собой коммунистические отношения.

    Если проанализировать программы современных левых сил, то придётся согласиться, что этот последний фактор продолжает и сегодня сдерживать движение общества на пути к коммунизму.

    Отсюда надо делать выводы о направлении своей работы всем левым силам.

    Само собой разумеется, что это мой личный взгляд на проблему, который можно обсуждать, находить в нём ошибки, исправлять их и таким образом вырабатывать общее направление движения к коммунизму.

    Ответить
  3. Автор тезисов Потапенко И.М. рассуждая о «планировании от достигнутого», «валовом планировании» заключает:

    6. При таком планировании интерес государства обособляется от интересов трудящихся. Сказанное выше есть не что иное, как ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОБОСОБЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВА".

    Вопрос не в способе планирования, который обособляет интересы государства от интересов трудящихся, а в том, почему данный способ планирования применялся. Почему не применялся коммунистический способ планирования?

    Автор хочет найти вакцину от буржуазных (стоимостных) отношений и предлагает:

    весь учёт должен строиться по рабочему времени и никак иначе.

    Вот и всё. Ничего более нам не предлагают. Производственные отношения остаются в стороне. Т.е. автора устраивают отношения, в которые вступают между собой рабочие, в которые вступают между собой рабочие и их начальники.

    Удивляет то, что автор не заметил, что учёт рабочего времени именно в часах, и не учёт конкретных затрат труда и его результатов привёл к катастрофическому снижению мотивации труда в СССР. Подавляющее большинство трудящихся занимались отсидкой. «Они делали вид. что работали, а государство делало вид, что платит им зарплату» ©.

    Поэтому советская экономика не в состоянии была конкурировать с развитой капиталистической экономикой, в которой мотивация труда была максимально возможной в условиях товарно-денежных отношений.

    Основой социалистических экономических отношений является такая организация производства, при которой повышение производительности труда работника, так же, как и её снижение немедленно сказываются на величине дохода работника.

    При этом надо очень чётко проводить грань между повышением производительности труда и снижением конечного результата, связанного с объективными условиями, например, засуха в сельском хозяйстве, и снижением производительности труда, связанной непосредственно с трудом работника, — и соответственно эти условия оценивать.

    В таких условиях работник будет заинтересован не отсиживать 8 или 7 часов на работе, а трудиться производительно, причём повышая производительность труда, если, конечно, он хочет повысить уровень своего экономического благосостояния.

    Таким образом, целевая формула преобразования производственных отношений связана с реализацией социалистического принципа: «от каждого по его способностям, каждому по его труду». А труд измеряется не только количеством времени. Из этого и надо исходить.

    И не путать труд работника с абстрактным трудом, создающим стоимость.

    Ответить
  4. Уважаемый Владимир Хало! Во-первых, здравствуйте, и во-вторых, поскольку вы высказали свои критические замечания, я должен ответить Вам на них. Начну с последнего предложения. Вот такие короткие высказывания постоянно наводят на мысль, что человек желает высказать. Поэтому я постараюсь дать свои интерпретацию Вашему высказыванию относительно того, что

    И не путать труд работника с абстрактным трудом, создающим стоимость

    Исходя из сказанного выше, а об этом я скажу ниже, ваши слова следует понимать так, что не надо путать продолжительность рабочего дня вообще и реальной продолжительностью рабочего времени, в течение которого рабочий своим абстрактным трудом создает стоимость. То есть если продолжительность рабочего дня 8 часов, то это еще не означает, что реальная продолжительность время, когда рабочий реально работает и создает стоимость равна тем же 8 часам.

    Я опускаю тот факт, что второе полезное с точки зрения создания стоимости рабочее время всегда меньше 8 часов, ибо есть простые перерывы в работе, связанные как с организацией рабочего дня: перекуры, — так и технологическим процессом, связанные с переходом от выполнения одной работы к выполнению другой работы.

    Моя критика будет касаться другого. Как правило, те, кто реально воздействует на предмет труда, преобразуя его в новый продукт труда, в советской экономике работали сдельно, т.е. их зарплата зависела от количества выполненной работы. И производительность их труда оценивалась по соотношению трудоемкости выполненной работы с общим рабочем временем, и как правило, была выше указанных 8 часов. Т.е если дневная производительность рабочего составляла 120%, то это означало, что он выполнили объем работ, который требует 9,6 нормо-часа в течение обычного 8-ми часового рабочего дня.

    И еще одно маленькое замечание. Советский рабочий в основном создавал валовую стоимость для выполнения планов своим конкретным трудом. Но вы похоже до этого не дочитали. Привычка сразу кидаться на амбразуру Вас подвела.

    То, о чем вы говорите своими словами:

    Удивляет то, что автор не заметил, что учёт рабочего времени именно в часах, и не учёт конкретных затрат труда и его результатов привёл к катастрофическому снижению мотивации труда в СССР. Подавляющее большинство трудящихся занимались отсидкой. «Они делали вид. что работали, а государство делало вид, что платит им зарплату» ©.

    Поэтому советская экономика не в состоянии была конкурировать с развитой капиталистической экономикой, в которой мотивация труда была максимально возможной в условиях товарно-денежных отношений

    касается тех, кто работает повременно, но эти люди непосредственно в процессе труда не участвуют (исключения производства, которые жестко определены самим процессом труда, например, в химическом производстве), они всегда всего лишь обслуживают процесс труда тех, кто реально в нем участвует. Вот эти люди, которые получали заработную плату от отработанного времени, как раз и занимались отсидкой.

    Но это в свою очередь вызывает ряд вопросов. Почему эти люди оказывались незагруженными работой? Если численность таких работников превышала трудоемкость объема работ, то почему содержали лишних людей?

    Поэтому вопрос действительно надо ставить по-другому. А ответ очень простой. Данная численность работников, которые призваны всего лишь обслуживать процесс труда, но непосредственно не участвовала в нем и тем самым никакой реальной стоимости не создала, действительно превышала потребности производства в этих работниках. А набирали их для того, чтобы создать резерв фонда заработной платы для тех, кто непосредственно создает реальное вещественное богатство и реальную стоимость своим абстрактным трудом. Ибо при планировании более быстрыми темпами валовой продукции по сравнению с ростом фонда заработной платы создавал проблемы для выплаты заработной платы непосредственным участникам процесса труда, сдельщикам.

    Далее вы указываете, что

    Основой социалистических экономических отношений является такая организация производства, при которой повышение производительности труда работника, так же, как и её снижение немедленно сказываются на величине дохода (выделено — мной) работника

    Ну, во-первых, я пишу о том, что реально было и говорю о реальной практике советского общества и при этом не строю никаких предположений относительно того, как должно быть. Но ваше выражение меня крайне заинтересовало. Когда Маркс критиковал рабочие деньги Прудона, то он высказывал свое понимание будущего общества, исходя из противоречий капиталистического общества и того, в каком направлении развиваются производительные силы. И по Марксу получалось, что в будущем обществе не будет обмена товаров, на его смену придет обмен деятельностью, когда не только рабочие одного предприятия передают изготовленную деталь другому рабочему без какого-либо эквивалента, но и сами предприятия будут передавать произведенную продукцию другому предприятию для последующий обработки без какого-либо эквивалента. И только конечные продукты общественного производства, предметы потребления подлежат распределению между участниками общественного производства.

    Употребив выражение величины дохода для рабочего, вы тем самым утверждаете, что товарные отношения сохраняются в социалистическом обществе и между распределением предметов потребления существует распределение стоимости и посему само распределение предметов потребления основано на купле-продаже. Иначе ваше слова я понять не могу, и думаю, что я вашу мысль не исказил. Т.е. распределение предметов потребления опосредованно распределением денежных доходов.

    Тем самым вы, сохраняя денежные доходы в частности, и соответственно товарное производств вообще, поневоле воспроизводить те отношения в процессе труда, когда рабочий не может управлять производством, а следовательно, и государством. Таким образом, власти рабочих не быть. Почему? Да очень просто. Чтобы управлять, надо обладать определенной информацией доступной и понятной для простого работника. Сам рабочий находится в процессе труда и создает своим трудом все вещественное богатство и в этом процессе труда он связан только с рабочим временем, ибо для него важно, сколько времени он затрачивает на выполнение той или иной работы. И как результат труда рабочих создается продукт труда предприятия, но он в силу товарного производство есть товар. И товар обладает стоимость, но рабочий создает всего лишь товарную стоимость, то есть стоимость, созданная рабочим, пока еще находится в форме конечного продукта труда, а не в своей всеобщей денежной форме. Следовательно, для превращения товарной стоимости в денежную будут заниматься другие люди, и тем самым возникает внутри предприятия разделение труда между теми, кто создает стоимость и теми, кто придает этой стоимости денежную форму. Это совсем разные виды деятельности. Если первый вид деятельности для рабочего понятен и доступен, то второй для него остается за семью печатями. И история советского общества, а еще более история Югославии, показали, что деньги имеют свойства прилипать к рукам. Почему? Да потому, что желаете вы того или нет, при сохранении товарного производства в условиях крупного производства, где товары есть результат коллективного труда, рабочая сила всегда будет сведена к стоимости, и следовательно, данная рабочая сила будет товаром и не более того. Способы определения данной стоимости могут быть различны и в СССР этот способ имел отличия от того, что имеет место при капитализме, но это будет касаться величины этой стоимости, но никак не сути: рабочая сила будет товаром.

    Далее уважаемый Владимир, Вы критически высказываетесь относительно моего тезиса:

    6. При таком планировании интерес государства обособляется от интересов трудящихся. Сказанное выше есть не что иное, как ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОБОСОБЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВА.

    В принципе вы не опровергаете то, что я сказал, вы только задаетесь вопросом:

    Вопрос не в способе планирования, который обособляет интересы государства от интересов трудящихся, а в том, почему данный способ планирования применялся. Почему не применялся коммунистический способ планирования?

    Но уж коли Вы задали вопрос, то казалось бы Вы должны были и дать ответ, но ответа нет. Я вам выше тоже много задавал вопросов: почему?, но я же на них и ответил. И при такой постановке вопроса, как Вы сделали в вышеуказанном выражении, я вправе тоже был бы ждать вашего ответа. Но его НЕТ, увы.

    Если ответить коротко, то в силу развития товарных отношений в советской экономике. При сохранении товарной формы продуктов труда отношения между людьми всегда будут проявляться как отношения вещей и в таком случае люди приспосабливаются к требованиям движения стоимости, хотите вы этого или нет. Так всегда было есть и будет. Чтобы отношения между людьми стали действительными отношениями между людьми не покрытых стоимостной оболочной, товарное производство должно быть уничтожено и учет должен строиться на безденежной основе. Стоимостной учет соответствует частной собственности и при ней прошлое довлеет над настоящим. Пролетариат же должен жить сегодняшним днем ради будущего не оглядываясь постоянно на прошлое и не ища в прошлом оправдание своего настоящего. Если вы пожелаете подробно узнать о том, почему и как возникло данное планирование, то могу дать ссылку на видеолекции, они есть в сети. Только сразу же предупреждаю, что это чистая политическая экономия, где дан анализ советского товара и советского плана и развитие того и другого исходя из движения самой стоимости.

    Вы же высказываетесь против учета по рабочему времени и это Вы четко высказали:

    Автор хочет найти вакцину от буржуазных (стоимостных) отношений и предлагает:

    весь учёт должен строиться по рабочему времени и никак иначе.

    Видите ли уважаемый Владимир, это не мое требование и даже не требование Маркса, и не требования Энгельса и не требования Ленина, который еще 1916 году говорил, что «социализм есть уничтожение товарного производства». Это требование производительных сил. Это общественный характер производительных сил породил производство, в котором процесс труда любого предмета потребления от вещества природы до получения продукта труда есть общественный процесс труда. Это общественный характер производительных сил породил общественное производство, в котором все процессы труда предметов потребления оказались переплетены между собой, образовав единое общественное производство. И именно в силу того, что процесс труда стал общественным выясняется, что в этом процессе труда нет ничего, кроме веществ природы и самого труда. Поэтому и учитывать необходимо именно рабочее время, и тогда «стоимости» продуктов труда будут выражены в единицах рабочего времени. Только в этом случае рабочие из своей повседневной практики будут ощущать и как следствие осознавать зависимость всех друг от друга. Повышение производительной силы, экономии материалов, которое позволит уменьшать количество общественного труда в их производстве, в любой отрасли автоматически будет находит свое проявление в снижение этой самой «стоимости». Если вы этого не поняли, то производство это хорошо понимает.

    На этом свое первое повествование я заканчиваю. А относительно производительных сил, производственных отношений и собственности отвечу в выходные.

    Ответить
  5. Уважаемый Иван!

    Если коротко, то Вы не поняли ни одной мысли из тех, что я изложил. Поэтому все Ваши доказательства и рассуждения бьют мимо цели, они пытаются опровергнуть Ваши фантазии на тему о том, что сказал я.

    Разумеется, в этом должна присутствовать и моя вина, — я излагал таким языком, что Вы ничего не поняли.

    Судите сами.

    1. Иван пишет:

    Владимир Хало пишет:

    И не путать труд работника с абстрактным трудом, создающим стоимость.

    Исходя из сказанного выше, … ваши слова следует понимать так, что не надо путать продолжительность рабочего дня вообще и реальной продолжительностью рабочего времени, в течение которого рабочий своим абстрактным трудом создает стоимость.

    Вы совершенно не правильно поняли моё высказывание.

    Я ведь полагал, что слова

    учёт рабочего времени именно в часах, и не учёт конкретных затрат труда и его результатов

    подразумевают, что речь идёт о том, что надо учитывать интенсивность, квалификацию, творческую составляющую и прочее. А учёт только рабочего времени (времени труда) всех этих обстоятельств не учитывает.

    Вы эти мои слова воспринимаете с точностью до наоборот – якобы, мол, я полагаю, что труд в любом случае измеряется временем, только в одном случае учитывается время присутствия на рабочем месте, а в другом – только время процесса труда и не секундой больше.

    В связи с этим дальнейшие Ваши разъяснения по этому вопросу теряют смысл, поскольку они касаются не той темы, которую я затронул. Таким образом, Ваши высказывания мимо цели.

    2. Иван пишет:

    И еще одно маленькое замечание. Советский рабочий в основном создавал валовую стоимость для выполнения планов своим конкретным трудом. Но вы, похоже, до этого не дочитали. Привычка сразу кидаться на амбразуру Вас подвела.

    Почему Вы решили, что я до этого не дочитал? Только по той причине, что я не отметил эту Вашу мысль? Я рассматриваю проблему измерения количества и качества труда. Ваша мысль данную проблему не рассматривает, поэтому по отношению к проблеме, поставленной мной, Ваши рассуждения лишены смысла, – они к рассматриваемой мной проблеме никаким боком не относится, поэтому я её не отметил.

    На мой взгляд, проблема не в том, какую стоимость создавал советский рабочий. Рабочий, — хоть советский, хоть американский, создаёт продукт труда. А стоимостью или валовой стоимостью её делает не труд, а общественные отношения, в которых протекает труд. Но я не стал заострять на этом внимания, поскольку моя критика касалась другого – способа измерения количества и качества труда.

    Опять мимо цели.

    3. Иван пишет:

    То, о чем вы говорите своими словами:

    Удивляет то, что автор не заметил, что учёт рабочего времени именно в часах, и не учёт конкретных затрат труда и его результатов привёл к катастрофическому снижению мотивации труда в СССР. Подавляющее большинство трудящихся занимались отсидкой. «Они делали вид, что работали, а государство делало вид, что платит им зарплату» ©.

    Поэтому советская экономика не в состоянии была конкурировать с развитой капиталистической экономикой, в которой мотивация труда была максимально возможной в условиях товарно-денежных отношений

    касается тех, кто работает повремённо, но эти люди непосредственно в процессе труда не участвуют (исключения производства, которые жестко определены самим процессом труда, например, в химическом производстве), они всегда всего лишь обслуживают процесс труда тех, кто реально в нем участвует.

    Всё это слова, с которыми бесполезно спорить, потому что они не проникают в суть, а уводят в сторону от проблемы.

    А проблема та, что все виды трудов разные. Нет ни одного вида труда, один в один повторяющий какой-нибудь другой труд. Разные по интенсивности, по сложности, по творческой составляющей, по опасности для жизни, и, наконец, по времени, в течение которого труд осуществлялся. Вы все составляющие труда хотите обнулить, и оценивать труд только по времени. Зададим вопрос: Что Вы таким способом измеряете? Труд, или время провождения? Ответ: время провождение. А к измерению количества и качества труда такая система не имеет никакого отношения. Ещё раз повторю: Это основная причина падения СССР — поскольку оплачивали времяпровождения, а не труд, постольку полностью отсутствовал стимул в высокопроизводительном труде. Стимул был только в том, чтобы найти доходное место.

    4. Иван пишет:

    Далее вы указываете, что

    Основой социалистических экономических отношений является такая организация производства, при которой повышение производительности труда работника, так же, как и её снижение немедленно сказываются на величине дохода работника

    Ну, во-первых, я пишу о том, что реально было и говорю о реальной практике советского общества и при этом не строю никаких предположений относительно того, как должно быть. Но ваше выражение меня крайне заинтересовало …

    Употребив выражение величины дохода для рабочего, вы тем самым утверждаете, что товарные отношения сохраняются в социалистическом обществе и между распределением предметов потребления существует распределение стоимости и посему само распределение предметов потребления основано на купле-продаже.

    Опять мимо. Сильно мимо.

    Дальнейшие Ваши рассуждения я опускаю, поскольку в уже приведённой цитате обнаруживается полное непонимание того, о чём я говорю. Неужели я говорю таким языком, что понять его невозможно?

    В связи с тем, что Вы поняли всё не так, все Ваши последующие доказательства относятся не к моей мысли, которую я высказал, а к Вашей фантазии — к тому, что Вы по этому поводу нафантазировали.

    Слово «доход» мною употреблено по той причине, что нет ещё установившейся терминологии для социалистически организованного хозяйства. Я вынужден использовать те термины, которые отражают явление — «доход» в данном случае представляет ту часть потребительной стоимости, которой оценивается труд человека. Нигде мной не сказано, что он эти потребительные стоимости получает путём обмена по закону стоимости. Откуда Вы взяли, что я имел в виду обмен по закону стоимости?

    Обращаю Ваше внимание, что я рассматриваю не коммунистически развитое общество, а сегодняшнее общество, при котором принцип «от каждого — по способностям, каждому — по потребностям» ещё не может быть выполнен.

    В существующем обществе предлагается организовать отношения, обеспечивающие распределение по труду, выполнение принципа «от каждого по его способностям, каждому по его труду».

    Меня удивляет, с какой лёгкостью Вы приписываете мне совершенно алогичные рассуждения:

    Употребив выражение величины дохода для рабочего, вы тем самым утверждаете, что товарные отношения сохраняются в социалистическом обществе и между распределением предметов потребления существует распределение стоимости и посему само распределение предметов потребления основано на купле-продаже.

    Я утверждаю только то, что работник, чтобы воспроизводить себя, должен получать за свой труд некоторую сумму потребительных стоимостей, благ. И эта сумма должна отражать количество и качество труда конкретного работника, а не абстрактного. Эту сумму я назвал «доход». Причём я оговорил, что этот «доход» получается не по количеству затрат абстрактного труда, следовательно, не по стоимости. Разве этого не достаточно, чтобы сделать вывод, что предложенное распределение не товарное? Вы же из моего утверждения, что распределение происходит не по количеству абстрактного труда, т. е. не по стоимости, делаете вывод, что я пытаюсь сохранить товарные отношения. Абсурд.

    Выходит, что для Вас этих моих указаний или замечаний было не достаточно, чтобы догадаться, что предлагается распределение продуктов труда не по стоимости?

    Если Вам, действительно, не достаточно этим моих указаний, я специально оговариваю: «доход» работника при предлагаемом социалистическом способе распределения определяется не по закону стоимости.

    В связи с этим все Ваши рассуждении о сохранении мною товарно-денежных отношений и дальнейшие Ваши доказательства неизбежных отношений эксплуатации в этом случае я опускаю.

    Предлагаю Вам вместо слова «доход» использовать любой другой термин, который Вы сочтёте приемлемым, и на этом спор прекратить.

    5. Иван пишет:

    Вы критически высказываетесь относительно моего тезиса:

    6. При таком планировании интерес государства обособляется от интересов трудящихся. Сказанное выше есть не что иное, как ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОБОСОБЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВА.

    В принципе вы не опровергаете то, что я сказал, вы только задаетесь вопросом:

    Вопрос не в способе планирования, который обособляет интересы государства от интересов трудящихся, а в том, почему данный способ планирования применялся. Почему не применялся коммунистический способ планирования?

    Но уж коли Вы задали вопрос, то казалось бы Вы должны были и дать ответ, но ответа нет. Я вам выше тоже много задавал вопросов: почему?, но я же на них и ответил. И при такой постановке вопроса, как Вы сделали в вышеуказанном выражении, я вправе тоже был бы ждать вашего ответа. Но его НЕТ, увы.

    Почему нет? Ответ есть. Вы его либо не заметили, либо ожидали услышать нечто другое, поэтому не восприняли мой ответ:

    целевая формула преобразования производственных отношений связана с реализацией принципа: «от каждого по его способностям, каждому по его труду». А труд измеряется не только количеством времени. Из этого и надо исходить.

    Отсюда с очевидностью следует, что производственные отношения, реализующие данный принцип, объединяют интересы трудящихся, и поэтому и планирование ни при каких обстоятельствах не сможет разъединить интересы людей. Если Вам не понятно, почему данный принцип объединяет интересы людей, мне не составит труда доказать это.

    6. Иван пишет:

    Чтобы отношения между людьми стали действительными отношениями между людьми не покрытых стоимостной оболочной, товарное производство должно быть уничтожено и учет должен строиться на безденежной основе.

    Если товарное производство уничтожено, то Вы никак не сможете строить учёт на денежной основе. Поэтому достаточно одного условия: товарное производство должно быть уничтожено. Не понятно, зачем Вы к этому требованию пристёгиваете дополнительное требование «учёт должен строиться на безденежной основе».

    7. Иван пишет:

    Вы же высказываетесь против учета по рабочему времени и это Вы четко высказали:

    Автор хочет найти вакцину от буржуазных (стоимостных) отношений и предлагает:

    весь учёт должен строиться по рабочему времени и никак иначе.

    … именно в силу того, что процесс труда стал общественным выясняется, что в этом процессе труда нет ничего, кроме веществ природы и самого труда. Поэтому и учитывать необходимо именно рабочее время, и тогда «стоимости» продуктов труда будут выражены в единицах рабочего времени.

    Где логика?

    Какая связь между:

    процесс труда стал общественным выясняется, что в этом процессе труда нет ничего, кроме веществ природы и самого труда

    и

    Поэтому и учитывать необходимо именно рабочее время

    ?

    Первое.

    Если труд не общественный, тогда что ещё есть в процессе труда, кроме веществ природы и самого труда? Ничего. Что было, то и осталось. Поэтому кивки в сторону общественного характера труда ничего не объясняют из того, что Вы хотели бы объяснить, а именно, почему труд необходимо учитывать только по рабочему времени.

    Второе.

    Из-за того обстоятельства, что труд стал общественным, он не перестал быть индивидуальным в том смысле, что этот общественный труд состоит из индивидуальных трудов работников. Поэтому общественный характер труда не снимает с повестки дня проблему измерения количества и качества индивидуального труда. Это тем более важно для социализма, поскольку при социализме необходимо реализовать принцип: «от каждого — по способностям, каждому — по труду». А если «каждому — по труду», то и нужно оценить индивидуальный труд каждого.

    Уважаемый Иван, для меня остаётся загадкой, чем Ваши предложения «учитывать необходимо именно рабочее время» отличаются от того, что до сих пор было и есть.

    В СССР труд оценивался по времени без учёта индивидуальных особенностей труда, буржуазная система оплаты труда оценивает труд с помощью времени абстрактного труда без учёта индивидуальных особенностей труда, и Вы предлагаете оценивать труд по рабочему времени без учёта индивидуальных особенностей труда.

    В чём разница?

    Из Вашей системы совершенно не следует:

    Только в этом случае рабочие из своей повседневной практики будут ощущать и как следствие осознавать зависимость всех друг от друга.

    Если абстрагироваться от Ваших предложений, направленных на ликвидацию товарного производства, то существующая в буржуазной системе связь

    Повышения производительной силы, экономии материалов, которое позволит уменьшать количество общественного труда в их производстве, в любой отрасли автоматически будет находить свое проявление в снижение этой самой «стоимости»

    очевидна. Но при чём тут нетоварное производство?

    И откуда Вы взяли, что я этой связи не понимаю, когда говорите:

    Если вы этого не поняли, то производство это хорошо понимает

    ?

    Но я ещё раз спрашиваю: А при чём здесь нетоварное производство? При чём тут социализм?

    Ведь Вы излагаете банальности, которые всем хорошо известны со времени написания «Капитала» — с позапрошлого века.

    Чем Вы хотите удивить мир?

    Загадка.

    Ответить
  6. В. Хало, Вам надо менять язык, иначе Вас невозможно понять. В одном из своих писем Вы утверждали, что уничтожение отношений частной собственности, частного характера присвоения не является главным требованием коммунистов. Тогда становится закономерным и то, что Вы являетесь сторонником товарного производства и обмена в первой фазе коммунизма, сторонником обмена стоимостями, а не деятельностями, как у Маркса. У Вас вообще весьма своеобразное понимание марксизма.

    Ответить
    • Это — как понимать.

      Если коммунисты провозглашают

      «уничтожение отношений частной собственности, частного характера присвоения» по советски, то такое «уничтожение» не только не является главным требованием коммунистов, но оно является предательством дела коммунистов.

      «Уничтожение отношений частной собственности, частного характера присвоения» непосредственным образом выполнить невозможно, поэтому такой лозунг, если он не конкретизирует способ уничтожения отношений частной собственности, ничего не даёт ни уму ни сердцу коммуниста, трудящегося.

      Первейшая и главная задача коммунистов — построить совокупность социалистических производственных отношений. Если это будет сделано, отношения собственности, как юридическое выражение совокупности производственных отношений, автоматически станут общественными.

      Когда я говорю, что надо изменить направление главного удара левого движения, то под этим понимается определение основного звена, за которое надо ухватиться, чтобы решить задачу уничтожения отношений частной собственности. Но это не означает, что надо отказаться от задачи уничтожения отношений частной собственности. Наоборот. Определяется кратчайший путь решения задачи уничтожения отношений частной собственности.

      И этот кратчайший путь требует не дирректив по уничтоженияю отношений частной собственности, а дирректив по установлению новых, социалистических производственных отношений, отражением которых в юридической надстройке будут отношения общественной собственности.

      Ответить
  7. Своеобразие моего понимания марксизма сводится к единственному: я не разъясняю, как Маркс понимает то или иное положение марксизма, а привожу слова Маркса.

    Это касается, в частности, определение места «отношений собственности» в общественных отношениях.

    Маркс никогда не говорил, что отношения собственности являются определяющим, основным производственным отношением, на базе которых строятся остальная совокупность производственных отношений. Даже в «Немецкой идеологии», когда он только приступал к изучению политэкономии, он такого не говорил.

    Мне же на страницах Вашего сайта плешь проели своими рассуждениями, «доказывающими», что отношения собственности являются главным производственным отношением.

    Почему я должен на слово верить таким «марксистам»?

    Я задаю простой вопрос: В каком томе и на какой странице своих сочинений Маркс такое говорил? Никто до сих пор мне ничего внятного на эту тему не ответил.

    При этом мои ссылки на Маркса, где он говорит прямопротивоположное, а именно, что базисом общества являются не отношения собственности, а совокупность производственных отношений, юридическим выражением которых являются отношени собственности, такими «марксистами» игнорируется, как будто это говорит не К.Маркс, а Прудон или Дюринг.

    О чём дальше рассуждать?

    Не о чём.

    Ответить
  8. И ещё несколько слов о моём своеобразном понимании марксизма.

    Моё своеобразие не воспринимает идеи тех, кто искажает марксизм.

    Практически все толкователи Маркса слова «производственные отношения развиваются в рамках отношений собственности» воспринимают, как главенствующую роль отношений собственности над производственными отношениями. Возьмите любой учебник политэкономии, любой курс лекций по марксизму, в том числе и Ваш, и там Вы найдёте эти слова.

    Но на каком основании отношениям собственности приписывается статус производственных отношений и главенствующая роль в этих производственных отношениях?

    Ни на каком. Так захотелось.

    Но если воспринять слова Маркса не абстрактно, а конкретно, т.е. привязать их к конкретным историческим условиям, то мы всегда будем иметь рамки, в которых развиваются производственные отношения.

    Этими рамками выступают в первую очередь, государственные отношения. Далее — отношения собственности. Поодаль идут религиозные отношения, идеология, отношения права и т.д. Все эти отношения выступают рамками, в которых приходится функционировать производственным отношениям. И тем не менее, Маркс определяющими назвал не государственные отношения, не отношения собственности и тем более не идеологические и религизаоные отношения, а совокупность производственных отношений, которые выступают, как базисные отношения, над которыми возвышаются надстроечные отношения в виде государственных, идеологических, религиозных, правовых и т.д. отношений. Отношения собственности по Марксу выступают, как юридические отношения. Чтобы это отрицать, надо отрицать Маркса, — чем и занимаются Ваши коллеги в дискуссиях со мной.

    И тут я задаю простой вопрос: почему бы Вам вместо попыток доказать невозможное, не встать на позиции Маркса? Что мешает?

    Что Вы мне скажете?

    Ответить
  9. Уважаемый Валентин !

    Вопрос об отношениях между производственными отношениями и отношениями собственности в советской политэкономии запутан в таком количестве литературы, что найти что-либо, отвечающее марксизму, в этом ворохе практически невозможно.

    Однако в прошлом году в Интернете появилась книга, «Проблемы марксисткой теории» в двух частях, которая этот вопрос исследует со всех сторон.

    Вопрос о собственности рассмотрен в первой части книги — ссылка yadi.sk/i/19Xlev_wo4yoK

    Наверное, это первая книга на данную тему, которая не оставляет вопросов об отношении производственных отношений и отношений собственности, поскольку в ней собрано такое количество высказываний Маркса и Энгельса на эту тему, такое количество исторического материала, что после её прочтения сомнений об их отношении не остаётся.

    Очень рекомендую.

    В целом в книге затронуты «Проблемы марксисткой теории» в самом широком понимании, поэтому в ней много о чём интересном можно почитать.

    Но в данном случае нас интересует вопрос об отношениях собственности.

    Ответы на обсуждаемый здесь вопрос об отношениях собственности можно найти в разделах этой книги:

    4.1.2.2 Связь экономики и собственности; стр. 150.
    4.1.2.3 Собственность и производственные отношения; стр. 152.
    4.3 Собственность и ее природа в марксистской теории. Собственность и производственные отношения; стр. 173.

    Найти эту книгу можно так же на сайте rcs-c.ru

    Я бы мог повыдёргивать цитаты из этой книги в доказательство своей правоты, но думаю, лучше будет, если Вы их почитаете по первоисточнику.

    При чтении книги Вы почувствует огромное стремление автора докопаться до истины, а не навязать читателю свою точку зрения.

    Ответить
  10. Основы любой экономической системы представляет её элементарная экономическая клеточка.

    Например, в товарном производстве основой экономической системы является товар, в котором, как в зародыше заложены все экономические отношения капитализма.

    Дальше этой констатации рассуждать — значит лить воду.

    Основой советской экономической системы тоже был товар

    Ни Советская Конституция, ни провозглашение отношений собственности в СССР общественными, ни вал в планировании, ни КПСС, ни Советы — ничто это не могло быть основой экономической системы советского общества.

    Рассуждения об основах в 50 обширных тезисах, да плюс ещё 8 тезисов из Уроков прошлого, ни чего не добавляют к тому содержанию основы экономической системы, которое содержится в товаре.

    Товарные отношения в своём чистом виде вступали в антагонистическое противоречие с Советской Конституцией. То, что требовал товар, запрещалось Конституцией, но поскольку Конституция ничего не предложила взамен товару, то, запрещая действие товарных законов официально, советское право неофициально шаг за шагом отпускало «вожжи» в соответствии с требованиями товарных законов. Началось с НЭПа, когда Ленин понял, что наука ничего не может предложить нового взамен ТДО, и предложил НЭП. Далее Сталин, который тоже понял, что он ничего не может предложить взамен ТДО, допустил существование товара с социалистическим характером. Косыгину и Брежневу ничего не оставалось, как пойти навстречу ТДО и сформулировать принципы хозрасчёта предприятий — другого экономического механизма они не знали. Точку в «борьбе» с ТДО поставили Горбачёв и Ельцин.

    Вот и вся основа советской экономики.

    Все остальные рассуждения об этих основах затушёвывают основное содержание, не разъясняя ровным счётом ничего.

    Ответить
  11. А если бы КПСС начала строить новые экономические отношения взамен товарных, тогда бы основой экономической и идеологической систем СССР была бы КПСС, поскольку она бы преобразовывала товарные экономические законы в нетоварные, социалистические.

    Но когда КПСС выполнила бы свою задачу, построила социализм, тогда КПСС бы стала не нужной, и с этого времени основой экономической системы становится экономическая клеточка социализма.

    Ответить
  12. А что такое «Элементарная экономическая клеточка социализма»? Что это за отношения? Как их построить?

    Ответить
  13. Исправляю свою недоработку в одном из предыдущих сообщений.

    Книгу «Проблемы марксистской теории» в двух частях написал Сергей Зайцев.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *