Марксизм о необходимости мировой коммунистической революции

Сообщение на VI ФОРУМЕ МАРКСИСТОВ по теме «ЛЕНИН И РЕВОЛЮЦИЯ», состоявшемся 24 июня 2017 в Москве под руководством А.А. Ковалёва.

Дьяченко В. И., кандидат юридических наук

Дорогие товарищи, хотелось бы напомнить, что эта идея принадлежит не Троцкому, как многие считают, а молодым Марксу и Энгельсу. Она содержится во втором их совместном труде 1846 года под названием «Немецкая идеология». В нём авторы разрабатывали диалектико-материалистический подход к истории, предполагая коммунистический вектор её развития через одновременные коммунистические революции в господствующих странах капитала. Они определили предпосылки мировой коммунистической революции для перехода к новой формации. Я их напомню.

Первой предпосылкой они полагали достижение мировыми капиталистическими производительными силами такого уровня, который не только исключал бы распространение бедности, но и раскрывал бы простор для их дальнейшего развития в ходе коммунистических преобразований.

Ко второй предпосылке мировой революции они относили необходимость капиталистической универсализации мировых производительных сил, универсализации мирового общения людей. Местно-ограниченных индивидов, по их прогнозам, должны сменить индивиды всемирно-исторические, эмпирически универсальные. «Без этого, — считали они, — 1) коммунизм мог бы существовать только как нечто местное, 2) сами силы общения не могли бы развиться в качестве универсальных, а поэтому невыносимых сил: они остались бы на стадии домашних и окружённых суеверием „обстоятельств”, и 3) всякое расширение общения упразднило бы местный коммунизм. Коммунизм, – делают они вывод, – эмпирически возможен только как действие господствующих народов, произведённое „сразу”, одновременно, что предполагает универсальное развитие производительных сил и связанного с ними мирового общения».

Это положение обосновывается и в «Принципах коммунизма», составленных Энгельсом в 1847 г. для «Манифеста коммунистической партии». На вопрос: «Может ли эта революция произойти в одной какой-нибудь стране? – Энгельс прямо отвечал: Нет. Крупная промышленность уже тем, что она создала мировой рынок, так связала между собой все народы земного шара, в особенности цивилизованные народы, что каждый из них зависит от того, что происходит у другого. Затем крупная промышленность так уравняла общественное развитие во всех цивилизованных странах, что всюду буржуазия и пролетариат стали двумя решающими классами общества и борьба между ними – главной борьбой нашего времени. Поэтому коммунистическая революция будет не только национальной, но произойдёт одновременно во всех цивилизованных странах, т. е., по крайней мере, в Англии, Америке, Франции и Германии. В каждой из этих стран она будет развиваться быстрее или медленнее, в зависимости от того, в какой из этих стран более развита промышленность, больше накоплено богатств и имеется более значительное количество производительных сил».

Третьей предпосылкой мировой коммунистической революции Маркс и Энгельс считали необходимость формирования пролетариата во всемирно-историческом, интернационалистском смысле.

«Пролетариат, – отмечают они, – может существовать, следовательно, только во всемирно-историческом смысле, подобно тому как коммунизм – его деяние – вообще возможен лишь как „всемирно-историческое” существование; а всемирно-историческое существование индивидов означает такое их существование, которое непосредственно связано со всемирной историей».

Маркс и Энгельс полагали, что на пути к коммунизму мировая революция должна будет, во-первых, сломать мировую капиталистическую систему и ликвидировать мировой капиталистический рынок, диктующий рыночные условия всем странам, уничтожить условия, порождающие частный характер присвоения. Тем самым будет снята угроза подавления коммунистического развития. Во-вторых, такая революция должна сформировать, выражаясь современным языком, коммунистическую матрицу на базе развитых государств. Маркс и Энгельс считали, что в ходе революционных преобразований должна быть осуществлена переброска из этих государств новейших технологий по всей планете. «В предшествующей истории, – писали они, – эмпирическим фактом является, несомненно, также и то обстоятельство, что отдельные индивиды, по мере расширения их деятельности во всемирно-историческую деятельность, всё более подпадали под власть чуждой им силы – под власть силы, которая становится всё более массовой и, в конечном счёте, проявляется как мировой рынок. Но столь же эмпирически обосновано и то, что эта сила уничтожится благодаря ниспровержению существующего общественного строя коммунистической революцией и благодаря тождественному с этой революцией уничтожению частной собственности; при этом освобождение каждого отдельного индивида совершится в той же самой мере, в какой история полностью превратится во всемирную историю. Только в силу этого отдельные индивиды освобождаются от различных национальных и местных рамок, вступают в практическую связь с производством (также и духовным) всего мира и оказываются в состоянии приобрести себе способность пользоваться этим всесторонним производством всего земного шара (всем тем, что создано людьми). Всесторонняя зависимость, эта стихийно сложившаяся форма всемирно-исторической совместной деятельности индивидов, превращается благодаря коммунистической революции в контроль и сознательное господство над силами, которые, будучи порождены воздействием людей друг на друга, до сих пор казались им совершенно чуждыми силами и в качестве таковых господствовали над ними».

/[https://ru.wikipedia.org/wiki/Бакунин,_Михаил_Александрович|Михаил Александрович Бакунин] (1814—1876) — русский мыслитель и революционер из рода Бакуниных, один из теоретиков анархизма, народничества и панславизма. Стоит у истоков социального анархизма.С целью подготовки к мировой революции Маркс и Энгельс в 1864 году создали I Интернационал, который распался в 1874 году в результате внутренней борьбы между сторонниками различных левых взглядов. Особенно отличился в деле развала этой международной организации наш соотечественник, анархист М. А. Бакунин, считавший российского крестьянина-общинника прирождённым бунтарём, который может перейти к социализму, минуя капитализм. Затем после смерти Маркса при непосредственном участии Ф. Энгельса в 1889 году был создан II Интернационал, но уже без анархистов. Однако он, как известно, после смерти Энгельса занял оппортунистические позиции, отказался от революционной части марксизма и диктатуры пролетариата, направленной на деспотическое вмешательство в отношения собственности с целью ликвидации отношений частной собственности, частного присвоения.

На вышеприведённые принципиальные положения марксистской теории о необходимости и предпосылках мировой коммунистической революции для перехода к новой формации в сталинские времена в ожесточённой политической борьбе был навешен ярлык троцкизма, так как Л. Д. Троцкий отстаивал эти позиции марксизма. Маркс и Энгельс, таким образом, оказались троцкистами.

Марксистские положения были подвергнуты остракизму, в общественное сознание была внедрена ленинская мысль о возможности построения социализма в отдельно взятой и отсталой крестьянской России, которую Сталин распространил и на коммунизм. Тем самым по существу реализовывалась критикуемая ранее Лениным народническая идея о социалистичности общинного крестьянства в России и о возможности построения социализма, минуя развитой капитализм.

В отстаивании своей позиции Сталин и его сторонники ссылались и ссылаются на известные работы Ленина. Так, в статье 1915 года «О лозунге Соединённых Штатов Европы» Ленин, справедливо считая такой лозунг в условиях капитализма реакционным, пришёл к выводу, что безусловным законом капитализма является «неравномерность экономического и политического развития». «Отсюда, – отмечает он, – следует, что возможна победа социализма первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, капиталистической стране. Победивший пролетариат этой страны, экспроприировав капиталистов и организовав у себя социалистическое производство, встал бы против остального, капиталистического мира, привлекая к себе угнетённые классы других стран, поднимая в них восстание против капиталистов, выступая в случае необходимости даже с военной силой против эксплуататорских классов и их государств» (Ленин В. И. ПСС, т. 26, с. 354–355).

Затем в 1916 г. в статье «Военная программа пролетарской революции» Ленин продолжил развивать эту идею. Он уже утверждал, что

победивший в одной стране социализм отнюдь не исключает разом вообще все войны. Наоборот, он их предполагает. Развитие капитализма совершается в высшей степени неравномерно в различных странах. Иначе и не может быть при товарном производстве. Отсюда непреложный вывод: социализм не может победить одновременно во всех странах. Он победит первоначально в одной или нескольких странах, а остальные в течение некоторого времени останутся буржуазными или добуржуазными.Ленин В. И. ПСС. Т. 30. С. 133

Следует, однако, уточнить, что во-первых, классики в своих произведениях не утверждали, что революция должна победить сразу во всех странах мира, как писал Ленин. Они имели в виду только господствующие страны.

/[https://ru.wikipedia.org/wiki/Фольмар,_Георг|Георг фон Фольмар] (1850—1922) — немецкий политик, первый председатель баварского отделения Социал-демократической партии Германии.Во-вторых, факт неравномерного развития стран был отмечен ещё Марксом и Энгельсом. В авторском приложении «Социализм в отдельной стране» к книге 1937 года «Преданная революция: Что такое СССР и куда он идёт?» Л. Д. Троцкий уточняет, что перспектива «изолированного социалистического государства» принадлежит давно уже умершему и забытому немецкому социал-демократу Георгу Фольмару, который её разрабатывал ещё в 1878 г., но не для России, а для Германии – со ссылкой на «закон» неравномерного развития, заимствованный им у классиков, но выдаваемый за своё открытие.

Мысль о возможности победоносной социалистической революции в слабом звене империализма мы находим также и в работе Ленина 1916 года «Империализм, как высшая стадия капитализма», а также в апрельских тезисах 1917 года. Её Ленин отстаивает и в 1923 году, например, в записках Суханову «О нашей революции».

Все приведённые ленинские высказывания дают сторонникам сталинской позиции основания считать Ленина родоначальником идеи возможности построения социализма в отдельно взятой стране, о чём неоднократно и заявлял Сталин в своих выступлениях и сочинениях.

Сторонники же Ленина, находящиеся в оппозиции к Сталину, категорически отрицают это утверждение апологетов сталинизма. Они считают, что Ленин был до конца жизни верен марксистским положениям о невозможности построения социализма в отдельно взятой стране. При этом они ссылаются на работы Ленина, в которых он находится в русле этих марксистских положений. Так, осенью 1915 года он писал:

Задача пролетариата России – довести до конца буржуазно-демократическую (а не социалистическую – прим. В. Д.) революцию в России, дабы разжечь социалистическую революцию в Европе.Ленин В. И. ПСС. Т. 27. С. 49

Перед отъездом в Россию в начале апреля 1917 года Ленин пишет «Прощальное письмо к швейцарским рабочим». Он отмечает:

Россия – крестьянская страна, одна из самых отсталых европейских стран. Непосредственно в ней не может победить тотчас социализм. Но крестьянский характер страны, при громадном сохранившемся земельном фонде дворян-помещиков, на основе опыта 1905 года, может придать громадный размах буржуазно демократической революции в России и сделать из нашей революции пролог всемирной социалистической революции, ступеньку к ней.Ленин В. И. ПСС. Т. 31. С. 91–92

В своей краткой речи при открытии Апрельской конференции 1917 г., завершая «Доклад о текущем моменте», посвящённый в основном необходимым шагам революции, он подчёркивает:

Полный успех этих шагов возможен только при мировой революции …там же. С. 358

В Политическом отчёте ЦК VII съезду РКП(б) в 1918 году Ленин говорил об опасности империалистического окружения.

Тут конфликт является неизбежным. Здесь величайшая трудность русской революции, её величайшая историческая проблема: необходимость решить задачи международные, необходимость вызвать международную революцию, проделать этот переход от нашей революции, как узконациональной, к мировой.там же. Т. 36, С. 8

И несколько дальше:

Если смотреть во всемирно-историческом масштабе, то не подлежит никакому сомнению, что конечная победа революции, если бы она осталась одинокой, если бы не было революционного движения в других странах, была бы безнадёжной … Наше спасение от всех этих трудностей – повторяю – во всеевропейской революции.там же. С. 11

Это условие было отражено и в программе РКП(б), принятой весной 1919 года. Ленин разъяснял Подбельскому, что

у нас в программе речь идёт о социальной революции в мировом масштабе.там же. Т. 38. С. 175

В своей предсмертной работе «Лучше меньше, да лучше» он пишет:

Мы стоим, таким образом, в настоящий момент перед вопросом: удастся ли нам продержаться при нашем мелком и мельчайшем крестьянском производстве, при нашей разорённости до тех пор, пока западноевропейские капиталистические страны завершат своё развитие к социализму?там же. Т. 45. С. 402

С целью подготовки к мировой революции Ленин был инициатором создания 4 марта 1919 года III Интернационала, распущенного Сталиным в 1943 году.

Как представляется, столь противоречивая ленинская позиция внесла путаницу в понимание марксистской коммунистической теории, раскол в РКП(б) и в коммунистическое движение в целом. Более того, в мировом левом движении не имелось чёткого представления о социализме. Этим понятием обозначали и конечную цель революции, и движение к этой цели. Как известно, от этого понятия Маркс и Энгельс отказались ещё при написании «Манифеста коммунистической партии» в 1847 году. Они использовали понятие «коммунизм». Ленин же вопреки марксизму в 1917 году в своей книге «Государство и революция» обозначил им низшую фазу коммунизма.

После смерти Ленина вопрос о возможности построения социализма, как первой фазы коммунизма в отдельной стране, вновь возник в СССР в 1925 году. По этому поводу в Кратком курсе истории ВКП(б), который редактировал Сталин, читаем, что партия задалась вопросом: в каком направлении двигаться?

Должны ли и можем ли мы построить социалистическое хозяйство, или нам суждено унавозить почву для другого, капиталистического хозяйства? Возможно ли вообще построить социалистическое хозяйство в СССР, а если возможно, то возможно ли его построить при затяжке революции в капиталистических странах и стабилизации капитализма? Возможно ли построение социалистического хозяйства на путях новой экономической политики, которая, всемерно укрепляя и расширяя силы социализма в стране, вместе с тем пока – что даёт и некоторый рост капитализма? Как нужно строить социалистическое народное хозяйство, с какого конца нужно начать это строительство?

Да, отвечала партия, социалистическое хозяйство можно и нужно построить в нашей стране, ибо у нас есть всё необходимое для того, чтобы построить социалистическое хозяйство, построить полное социалистическое общество.

История Всесоюзной коммунистической партии (большевиков). Краткий курс. С. 260

После Ленина, главными теоретиками победы социализма в СССР явились Сталин и Бухарин. В теоретическом плане они расчленили победу социализма на победу полную и окончательную. При этом полная победа, по их мнению, могла быть достигнута без победы социалистических революций в других капиталистических странах, при отсутствии полной гарантии от реставрации капитализма, а окончательная победа, – только при наличии таких гарантий. Таким образом, резюмировал Сталин, СССР был кровно заинтересован в победе пролетарской революции в капиталистических странах. ЦК партии потребовал обсуждения этих установок на XIV партийной конференции для придания им силы партийного закона. Против них выступили Троцкий и его сторонники. Они отрицали возможность победы социализма в СССР без революции в Европейских странах.

Зиновьев и Каменев также считали невозможным построение социализма в СССР «ввиду его технико-экономической отсталости». Они ушли в оппозицию к Сталину.

Из оппозиционеров на стороне Сталина остался Бухарин с его теорией мирного врастания кулака в социализм, которую до сельскохозяйственного кризиса 1927 г. поддерживал и сам Сталин (См., например, Большая Энциклопедия Кирилла и Мефодия).

XIV партийная конференция в апреле 1925 г. осудила позицию Зиновьева и Каменева. Она утвердила установки Сталина, приняв соответствующую резолюцию.

В декабре 1925 г. состоялся XIV съезд партии. Съезд утвердил резолюцию о возможности построения социализма, как первой фазы коммунизма в СССР, принятую на XIV партийной конференции.

Съезд отверг утверждения оппозиции, что советская промышленность не является социалистической, что середняк-крестьянин не может быть союзником рабочего класса при построении социализма.

Зиновьев и Каменев подвергли критике тезис о возможности полной победы социализма в СССР. Они считали этот тезис выражением «национальной ограниченности». На съезде развернулась дискуссия, которая продолжалась и после его окончания.

Тем не менее, в основном решении съезда было записано:

В области экономического строительства съезд исходит из того, что наша страна, страна диктатуры пролетариата, имеет «всё необходимое для построения полного социалистического общества» (Ленин). Съезд считает, что борьба за победу социалистического строительства в СССР является основной задачей нашей партии.

Зиновьев, Каменев и их сторонники выступили против главного решения съезда. Они не считали, что в стране есть всё необходимое для построения полного социализма, первой фазы коммунизма.

Под их влиянием собрание Ленинградского губкома комсомола приняло постановление об отказе подчиниться решению съезда. Руководство этой организации комсомола вскоре было разгромлено (См. История Всесоюзной коммунистической парии (большевиков). Краткий курс. С. 263–265).

В 1926 г. возможности построения социализма в СССР Сталин посвятил главу в брошюре «К вопросам ленинизма», а Бухарин написал обширную статью «О характере нашей революции и о возможности победоносного социалистического строительства в СССР».

В брошюре «К вопросам ленинизма» Сталин, прежде всего, подверг критике определение ленинизма, данное Зиновьевым. В статье «Памяти Ленина» Зиновьев писал:

Ленинизм есть марксизм эпохи империалистических войн и мировой революции, непосредственно начавшейся в стране, где преобладает крестьянство.

Сталин обрушился на Зиновьева за то, что он ввёл в определение ленинизма отсталость России, её крестьянский характер, якобы за превращение ленинизма «из интернационального пролетарского учения в продукт российской самобытности». Он писал, что если для капиталистического способа производства и обмена готовые формы капиталистического уклада создаются в феодальном обществе, то социалистических форм уклада капиталистический способ производства и обмена не создаёт. Поэтому возможно осуществление социалистических преобразований в отсталой, крестьянской стране (См. Сталин И. Сочинения. Т. 8. С. С. 14, 16, 17, 21).

XV партийная конференция и расширенный пленум Исполкома Коммунистического Интернационала под руководством Сталина в ноябре 1926 г. в своих решениях «клеймили» сторонников троцкистско-зиновьевского блока. На конференции Троцкий спрашивал:

Почему требуется теоретическое признание построения социализма в одной стране? Откуда взялась эта перспектива? Почему до 1925 г. никто этого вопроса не выдвигал?

Он высмеял Бухарина за его утверждение, что спор

идёт о том, сможем ли мы строить социализм и построить его, если мы отвлекаемся от международных дел, то есть спор идёт о характере нашей революции.Бухарин Н. И. Избранные произведения. С. 308

Троцкий разъяснял, что при строительстве социализма отвлечься от мирового империализма, от мирового рынка, с которым приходится обмениваться товарами, невозможно.

Он ответил Бухарину следующим образом:

Успех социалистического строительства зависит от темпа, а темп нашего хозяйственного развития сейчас непосредственнее и острее всего определяется ввозом сырья и оборудования. Конечно, можно «отвлечься» от недостатка иностранной валюты и заказать большое количество хлопка и машин, но это можно сделать только один раз, второй раз этого «отвлеченья» повторить нельзя (Смех). Всё наше строительство международно обусловлено.XV конференция Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Стенографический отчёт. М. Л. 1927. С. 530–533.

Вместе с тем оставался без ответа вопрос о критериях построения полного социализма: что должен представлять из себя полный социализм?

По этом поводу Бухарин утверждал, что «наш социализм в его росте, пока он не достигнет полного расцвета, будет до известной степени иметь свои особые черты, я сказал бы, если можно так выразиться, что он будет длительное время своего развития отсталым социализмом. … Но всё-таки он будет социализмом». Он предлагал строить социализм «черепашьим шагом» (См. Бухарин Н. И. Избранные произведения. М. 1988. С. 243).

В ответ Троцкий разъяснял, что каждый успех хозяйственного развития в СССР – это шаг по длинному мосту, соединяющему капитализм с социализмом. Демонстрируя возможности социализма в развитии экономики и улучшении жизненного уровня, он способствует приближению революции в Европе. Поэтому:

Черепашьим шагом мы социализм не построим никогда, ибо нас всё строже контролирует мировой рынок.XV конференция Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Стенографический отчёт. М. Л. 1927. С. 530–533.

На седьмом расширенном пленуме ИККИ Троцкий справедливо утверждал, что победивший социализм предполагает, прежде всего, более высокий уровень развития производительных сил, чем в передовых капиталистических странах. Достижение этой цели СССР в одиночку невозможно, поскольку советская экономика не может развиваться иначе, как в теснейшей взаимосвязи с развитием мирового рынка, а мировое хозяйство

в последней инстанции … контролирует каждую из своих частей, даже если эта часть стоит под пролетарской диктатурой и строит социалистическое хозяйство.Пути мировой революции. Седьмой расширенный пленум ИККИ. 22 ноября – 16 декабря 1926 г. Стенографический отчёт. М. – Л. 1927. Т. 2. С. 102.

Троцкий усматривал подлинный смысл тезиса о возможности построения социализма в отдельной стране в стремлении советской партийно-государственной бюрократии защитить своё господствующее положение в стране и в международном коммунистическом движении. В этих целях, по его мнению, и было задумано

заранее назвать социализмом всё, что происходит и будет происходить внутри Союза, независимо от того, что будет происходить за его пределами.Коммунистическая оппозиция в СССР. М. 1990. Т. 2. С. 145.

Как известно, в 1936 году в СССР вопреки марксистскому учению было официально объявлено о полной победе социализма в стране.

В отчётном докладе 18 съезду ВКП(б) «О работе ЦК ВКП(б)» 10 марта 1939 года Сталин говорил уже о возможности построения в СССР не только социализма, но и полного коммунизма, даже в окружении империалистических государств. Однако строительство коммунизма завершилось отказом от коммунистического вектора развития, распадом КПСС, разрушением СССР и установлением в нашей стране капитализма периода первоначального накопления капитала.

Таким образом, общественно-историческая практика, трагическая судьба СССР подтвердила истинность марксистских положений о необходимости для перехода к новой формации мировой коммунистической революции с её предпосылками. Подтвердился и вывод Энгельса в написанном им в 1895 году Введении к работе Маркса «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.» о том, что капиталистическая основа в 19 веке обладала «ещё очень большой способностью к расширению».

Но, если выявленные основоположниками марксисткой теории тенденции формирования предпосылок для мировой революции при их жизни наблюдались лишь в господствующих странах Европы, то ныне они приобрели планетарные масштабы.

Как показало дальнейшее развитие человеческой истории, капиталистическая система не теряла своей способности к расширению и весь XX век, несмотря на образование так называемого социалистического лагеря, в основе экономического базиса которого лежали полу-капиталистические отношения. После распада и развала СССР, а также стран, называвшихся социалистическими, капиталистический способ производства охватил весь земной шар. Сейчас на планете не осталось сколь-нибудь значительных некапиталистических анклавов. Поэтому, видимо, только сейчас стало возможным говорить об утере капитализмом способности к расширению. Он находится в системном, развивающемся планетарном кризисе, который проявляется в постоянных локальных войнах за ресурсы и рынки сбыта. Всё более становится очевидным «факт существования „лишённой собственности” массы у всех народов». В погоне за максимальным извлечением прибыли за счёт более дешёвой рабочей силы мировой капитал перебрасывает в развивающиеся страны низкие и средние технологии, оставляя за собой армии безработных. Вместе с тем мы сейчас отчётливо наблюдаем, как происходит формирование всемирно исторических, эмпирически универсальных индивидов, как пролетарии из развивающихся стран в поисках лучшей доли выезжают в более развитые страны. Там они оседают и социализируется. Нередки случаи и их ассимиляции. Тенденция к универсализации производительных сил в планетарном масштабе, следовательно, носит объективный характер.

Надо полагать, что все объективные предпосылки для мировой коммунистической революции, о которых писали основоположники коммунистической теории, теперь сложились. Дело за субъективным фактором – созданием международной коммунистической организации на теоретической базе классического марксизма и формированием пролетариата в класс во всемирно-историческом, интернациональном смысле, что мы и наблюдаем отчасти в мировом коммунистическом и антиглобалистском движении.

Марксизм о необходимости мировой коммунистической революции: 15 комментариев

  1. КАКАЯ НУЖНА «МИРОВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ» ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, А НЕ НАДУМАННО?

    Автор: «Как представляется, столь противоречивая ленинская позиция внесла путаницу в понимание марксистской коммунистической теории, раскол в РКП(б) и в коммунистическое движение в целом. Более того, в мировом левом движении не имелось чёткого представления о социализме. Этим понятием обозначали и конечную цель революции, и движение к этой цели. Как известно, от этого понятия Маркс и Энгельс отказались ещё при написании «Манифеста коммунистической партии» в 1847 году. Ленин же в 1917 году в своей книге «Государство и революция» обозначил им низшую фазу коммунизма».

    К сожалению, требуется сказать, что и автор вносит ДОПОЛНИТЕЛЬНУЮ путаницу в классический марксизм. В частности, он оперирует понятиями «коммунистическая революция», «социалистическая революция» (в смысле ленинского, по всей видимости, определения социализма как первой фазы коммунизма), упоминает и «пролетарскую революцию», но никаким образом не пытается разобраться:

    1. Почему в СССР «пролетарская революция» была ФАКТИЧЕСКИ заменена «социалистической революцией» и

    2. В чём состоит различие между пролетарской и коммунистической (социалистической в ленинском смысле) революциями.

    А между тем, это очень важно для ПОЛНОГО понимания вопроса о необходимости так называемой мировой (а также и перманентной, т.е. идущей непрерывно) революции, для исключения из современной марксистской теории путаницы в этом вопросе.

    Разницу между пролетарской и коммунистической революциями (под коммунистической будем пока понимать и социалистическую, хотя это не совсем верно, если учитывать упоминаемые в «Манифесте» Маркса и Энгельса различные социализмы; социалистической, отсюда, может быть не только пролетарская, но и буржуазная революция; тем более что ни одна ни другая не меняют СПОСОБА ПРОИЗВОДСТВА, почему Ленин и писал ПРАВИЛЬНО в «Грозящей катастрофе и как с ней бороться», что социализм есть государственно-КАПИТАЛИСТИЧЕСКАЯ монополия, направленная на пользу трудящихся) эту разницу довольно легко обнаружить, если задать вопрос: какие цели преследует одна и другая революция? Очевидно, пролетариат в своей революции преследует в первую очередь цель свержения государственной власти буржуазии и замены её государственной властью пролетариата. Коммунистическая же революция ТАКОЙ ЦЕЛИ УЖЕ НЕ преследует. Ей незачем это делать, поскольку коммунистическая революция — в отличие от всех прошлых революций, СОХРАНЯЮЩИХ ЧАСТНУЮ СОБСТВЕННОСТЬ, в том числе и в отличие от пролетарской революции, ВСЕГО ЛИШЬ создающей массовую ГОСУДАРСТВЕННУЮ собственность пролетариата — ДЕЙСТВИТЕЛЬНАЯ коммунистическая революция может НАЧАТЬ свершаться ТОЛЬКО тогда, когда В ЗНАЧИТЕЛЬНОЙ ЧАСТИ мира будет установлен «режим» ПРОЛЕТАРСКОЙ (КЛАССОВОЙ) демократии и диктатуры. Иначе говоря. Вовсе не мировая коммунистическая революция, а РЕВОЛЮЦИЯ ПРОЛЕТАРСКАЯ должна уже свершиться, организовав на Земле нечто подобное СССР и, далее, «социалистического лагеря» — точнее, союз пролетарско-социалистических (ещё не коммунистических!) государств, — чтобы появилась «естественная почва» для РЕВОЛЮЦИОННОГО возникновения и дальнейшего революционо-ЭВОЛЮЦИОННОГО развития «ростка коммунизма» (по Ленину) или «общественного хозяйства» среди «моря» частной собственности (по Энгельсу в «Принципах коммунизма»).

    И в заключение заметки об одной ПОЧТИ правильной мысли Сталина в связи с «социализмом в отдельной стране». Вот эта мысль, как её записал автор:

    «Сталин обрушился на Зиновьева за то, что он ввёл в определение ленинизма отсталость России, её крестьянский характер, якобы за превращение ленинизма «из интернационального пролетарского учения в продукт российской самобытности». Он писал, что если для капиталистического способа производства и обмена готовые формы капиталистического уклада создаются в феодальном обществе, то социалистических форм уклада капиталистический способ производства и обмена не создаёт. Поэтому возможно осуществление социалистических преобразований в отсталой, крестьянской стране (См. Сталин И. Сочинения. Т. 8. С. С. 14, 16, 17, 21).»

    Почти правильность данной мысли Сталина заключается в том, что он верно утверждает фактически: капитализм вполне может зародиться и даже развиться до «готовых форм» в чуждом капитализму феодализме. Однако вывод из этого Сталин делает неверный: в капитализме не может зародиться готовых форм КОММУНИЗМА (социализма как низшей фазы коммунизма), поэтому для начала коммунизма нужен ХОТЯ БЫ «крестьянский социализм». Это неверная мысль. А возникла она в силу непонимания, во-первых, разницы между двумя видами ЛЕНИНСКОГО социализма, один из которых определяется в «Государстве и революции» как низшая фаза коммунизма, а другой — в «Грозящей катастрофе и как с ней бороться» как всего лишь направленные на пользу трудящимся мероприятия государственного КАПИТАЛИЗМА. Во-вторых, Сталин не понимал, что социализм второго рода — ЭТО ТОЖЕ СОЦИАЛИЗМ, хотя он и базируется на КАПИТАЛИСТИЧЕСКОМ способе производства (все соцмероприятия по «бесплатности» и т.д. осуществляются за счёт госбюджета, который наполняется за счет налогов на прибыль и заработную плату, т.е. за счёт налогообложения КАТЕГОРИЙ КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО СПОСОБА ПРОИЗВОДСТВА). А не понимая, он АБСОЛЮТНО противопоставлял социализм и капитализм и неверно формулировал ТЕОРИЮ. Ибо верная мысль такова: коммунизм не может принять готовые формы при БУРЖУАЗНО управляемом капитализме; для появления готовых форм коммунизма необходимы: 1) мировая ПРОЛЕТАРСКАЯ революция, передающая КАПИТАЛИСТИЧЕСКИЙ способ производства под управление ПРОЛЕТАРИАТА, т.е. его диктатуры и демократии, и 2) обобществление, как пишет Энгельс в «Анти-Дюринге», НА ДЕЛЕ некоторой части государственного КАПИТАЛИЗМА пролетариев, некоторой части их государственной собственности.

    Увы, но Сталин не только не понял, что был РЯДОМ с истиной (как и нэповский Ленин), что коммунизм может И ДОЛЖЕН возникнуть на базе пролетарски управляемого КАПИТАЛИЗМА как «росток коммунизма», как «общественное хозяйство» поначалу ограниченного масштаба. Сталин, воспользовавшись тем, что ЕГО партия была правящей, ухитрился с помощью жёстких репрессий ИСПОХАБИТЬ возникший при ленинском нэпе НОРМАЛЬНЫЙ государственно-капиталистический способ производства, превратив его ПО РЕЦЕПТАМ «НОВОГО КОММУНИСТА» ДЮРИНГА в некий «социалитет». Но «социалитет» не будет существовать достаточно долго, заявил ещё Дюрингу Энгельс. Так оно и вышло. Как только Дюринг-Сталин ушёл из жизни, СТАЛИНИСТСКИЙ СССР не только не дал коммунизма низшей фазы, но, в отсутствие сталинских репрессий, стал довольно быстро деградировать и в конце концов «почил в бозе».

    Таким образом, уважаемый автор, не к мировой коммунистической, а к мировой пролетарской революции необходимо призывать сегодня, сейчас (кстати, к пролетарской ли перманентной революции призывал Троцкий? Если не ошибаюсь, сегодняшние троцкисты хотят, как и Сталин, «социалистической» революции, но не в отдельной стране, а сразу в «мировом масштабе»). Чтобы ТОЛЬКО ПОСЛЕ её, пролетарски-классовой, свершения и набора ЕЮ силы призвать готовых объективно и субъективно практиковать отношения низшей фазы коммунизма граждан ПРОЛЕТАРСКОГО КЛАССОВОГО общества революционно-эволюционно переходить – внутри мирового союза пролетарских государств – к КОММУНИСТИЧЕСКОМУ БЕСКЛАССОВОМУ социуму. Переходить через организацию на базе мирового пролетарского ГОСКАПИТАЛИЗМА сначала относительно небольшой (местной), но становящейся всё больше и больше, развивающейся в конце концов до мирового масштаба МАРКСИСТСКОЙ КОММУНЫ.

    Ответить
    • Трудно не согласиться с некоторыми уточнениями комментатора. Но он рвется в открытые двери. Автор статьи не является сторонником социалистической терминологии. Видимо комментатор не очень внимательно читал статью.

      Ответить
    • Я не против комментария как такового. Сама статья написана добротно, видно, что историком. Этот автор берет факты и рассматривает их, там где он сам не может понять, что происходит, он берет мнение современников рассматриваемого периода и обосновывает свою точку зрения на понимании этих мнений. Так у нас сейчас занимаются историей. Отсюда и высказывание о Марксе и Энгельсе, как о троцкистах. Автор может не понимать сути, возникших противоречий между линией проводимой группой Сталина и группой возглавляемой Троцким. Вот, например, я разговариваю на английском, а мой собеседник этот язык понимает в рамках средней школы. Я говорю длинный текст, а моему собеседнику надо пересказать, то что я сказал, некой группе людей. Представляете, что он может наговорить? Он уловил, некоторые слова, обороты речи, и т. д., но ведь шанс, что он уловил сказанное будет стремится к нулю. Этот пересказчик – прекрасный человек, семьянин, великолепный специалист по востоку и т. п., но не зная английского языка, он такого может нагородить, что после этого можно объявлять следующую мировую.

      При этом используемые факты, и мнения людей в статье верны. Человек пишет текст и какой-то свой перевод, тех фактов на современный язык. Чем же заняты критики. Вместо того, чтобы увидеть суть, описанного в статье, они начинают разбирать формы. Ну как уточнение перевода с английского, что это слово имеет в английском языке еще такое и такое значение. При этом критик так же знает язык на уровне средней школы. Как можно написать такую глупость? – «Однако вывод из этого Сталин делает неверный: в капитализме не может зародиться готовых форм КОММУНИЗМА (социализма как низшей фазы коммунизма)». Что бы понять эту глупость надо знать марксистский язык. Марксистский язык вырастает из определенного способа мышления – диалектического материализма. Диамат есть в свою очередь среда, в которой развиваются противоречия – реальных экономических отношений, которые изучает политэкономия и производство и осмысление Идей, источником которых стали идеи французских утопистов. Получаем, что два формальных логика обсуждают идеи диалектических материалистов. Критику бы до высказывания своего суждения, надо было бы знать, что коммунизм в снятом виде входит в капитализм, он вообще по сути есть в каждом социально-экономическом строе. Вопрос теории стоял у группы Сталина и Троцкого, как то зерно, содержащееся в капитализме, стало бы из «вещи в себе» в «вещь для себя». Если смотреть шире, то какой процесс необходимо оформить, чтобы раскрыть коммунизм, какие предпосылки должны для этого созреть. Дальнейшие перлы, в том числе из политэкономии, когда критик пытается со своей колокольни, критиковать Сталина, даже обсуждать тяжело. Я не говорю, что Сталин был во всем прав, но критика должна быть осознанной! Сначала надо научится мыслить и говорить на языке Маркса-Ленина-Сталина-Троцкого-Зиновьева, а потом критиковать их мысли. Формальный логик правильно, максимум, сможет критиковать результаты действий. Это конечно не мало и даже точнее очень много. Но теоретически воспроизвести спор, разговаривающих на языке марксизма очень сложно, я бы даже сказал, что до конца правильной теоретической картины никогда не получишь.

      Ответить
  2. Споры о словах, как правило, бесперспективны в силу известного: «хоть горшком назови».

    Ни Маркс с Энгельсом, ни Ленин не спорили об основном содержании социалистической (коммунистической) революции — привести производственные отношения в соответствие с общественным характером производительных сил.

    О содержании решения данной проблемы и надо вести разговор, если хотим понять, почему в СССР не построили социализм (коммунизм) и что надо делать сегодня и сейчас, чтобы продолжить дело Маркса, Энгельса, Ленина.

    Основное противоречие капитализма — антагонизм между общественным характером труда (производительными силами) и частной формой управления им (производственными отношениями).

    Разрешение противоречия — есть построение социализма или, другими словами, — построении новых производственных отношений, которые соответствуют общественному характеру производительных сил.

    Таким образом, построение социализма сводится к организации общественной формы управления, которая должна сменить частную форму управления производством.

    Как эта задача решалась в период перестройки с помощью советов трудовых коллективов (СТК), которые, вроде как, должны были быть инструментом коллективного управления — всем должно быть хорошо известно. СТК превратились в базар с мордобоем, и подобное «коллективное» управление свелось к тому же частному управлению, представителем которого оказывался тот, у кого крепче глотка или увесистей кулаки.

    Почему так происходило, и почему так (остались при частной форме управления), в конце концов, произошло?

    Потому что до сих пор официальной науке неизвестно решение этой задачи: организовать коллективное управление (при котором формируются отношения общественной собственности).

    Причём, не просто «коллективное», а такое коллективное, которое в полной мере соответствует достигнутому уровню обобществлённого труда, достигнутому общественному характеру производительных сил.

    А как этот процесс называть: социалистическим или коммунистическим строительством, в мировом масштабе или в отдельно взятой стране или в отдельно взятом предприятии — роли не играет. Если будет открыт алгоритм коллективного управления в рамках завода, — можно считать задачу решённой в рамках всего мира.

    Ответить
  3. И тогда мировая социалистическая (коммунистическая) революция с высочайшим уровнем производительности труда в силу общественной формы управления им станет столь же неизбежной и реальной, сколь неизбежным и реальным было падение СССР при абсолютной незаинтересованности в труде и соответствующей этому низкой производительности труда.

    Ответить
  4. Частная форма управления трудом направлена на положительное удовлетворение личного интереса того частного лица, которое управляет трудом при игнорировании интересов остальных участников процесса производства.

    Поэтому в производительном труде заинтересовано только частное лицо, управляющее трудом, остальным участникам процесса производства нет смысла повышать производительность труда, поскольку основные барыши от этого достанутся частному лицу.

    При коллективной форме управления трудом, управление осуществляется к всеобщей выгоде, к выгоде каждого участника общественного труда. Соответственно трудящиеся, осуществляющие труд под данной формой управления, в максимальной степени заинтересованы в результатах труда, — отсюда — максимально высокая из возможных производительность труда. Отсюда — неизбежное распространение данной формы труда по всему миру, и соответственно, победа мировой коммунистической революции.

    Ответить
  5. Данный комментатор пишет: «Основное противоречие капитализма — антагонизм между общественным характером труда (производительными силами) и частной формой управления им (производственными отношениями)».

    Это положение, безусловно, находится в русле марксистской парадигмы. Однако в нем заключен иной аспект диалектического противоречия производительных сил и производственных отношений. В аутентичном же марксизме речь идет о противоречии между трудом и капиталом, между общественным характером производительных сил (средств производства, технологий и человека, как основной производительной силе), которые они приобрели при капитализме, и частном характером не управления, а присвоения, которое стало тормозить их развитие при капитализме (см., например, Анти-Дюринг). Частный характер присвоения является отличительным признаком производственных отношений частной собственности, обусловленных общественным разделением труда, товарным производством и обменом. Пролетарская, коммунистическая революция одновременно в господствующих странах должна разрешить это противоречие заменив частный характер присвоения на общественный путем преодоления капиталистического разделения труда, товарного производства и обмена.

    Ответить
  6. Валентин пишет:

    Данный комментатор пишет: «Основное противоречие капитализма — антагонизм между общественным характером труда (производительными силами) и частной формой управления им (производственными отношениями)».

    Это положение, безусловно, находится в русле марксистской парадигмы. Однако в нем заключен иной аспект диалектического противоречия производительных сил и производственных отношений. В аутентичном же марксизме речь идет о противоречии между трудом и капиталом, между общественным характером производительных сил (средств производства, технологий и человека, как основной производительной силе), которые они приобрели при капитализме, и частном характером не управления, а присвоения, которое стало тормозить их развитие при капитализме (см., например, Анти-Дюринг).

    Осмелюсь утверждать, что Валентин не разобрался в том, о чем принялся рассуждать.

    Он списывает у классиков основное противоречие капитализма между трудом и капиталом, нисколько не заботясь о том, что именно порождает это противоречие. А его порождает как раз частный характер управления, о чём и говорит Энгельс в Анти-Дюринге.

    Поэтому Валентин критикует не смысл содержимого, а слова. Да ещё советует прочитать книгу, которой он сам явным образом противоречит, поскольку не смог вникнуть в суть.

    Что же, последуем совету Валентина и преподнесём ему урок из «Анти-Дюринга»:

    Государственная собственность на производительные силы не разрешает конфликта, но она содержит в себе формальное средство, возможность его разрешения.

    Это разрешение может состоять лишь в том, что общественная природа современных производительных сил будет признана на деле и что, следовательно, способ производства, присвоения и обмена будет приведен в соответствие с общественным характером средств производства. А это может произойти только таким путем, что общество открыто и не при­бегая ни к каким окольным путям возьмет в свое владение производительные силы, пере­росшие всякий другой способ управления ими, кроме общественного.К.М. и Ф.Э., т.20 с.290

    Итак, Энгельс пишет, что общество сумеет взять в своё владение производительные силы только осуществив общественное управление ими, поскольку природа производительных сил стала общественной.

    Валентин же настаивает, что марксизм говорит не частном характере управления, а о частном характере присвоения.

    Как видим из цитаты из Энгельса, марксизм-таки говорит о преодолении именно частного характера управления

    И только потом, когда это осуществится:

    Тогда капиталистический способ присвоения (характер собственности — ХВ), при котором продукт порабощает сперва производителя, а затем и присвоителя, будет заменен новым способом присвоения продуктов, основанным на самой природе современных средств производства: с одной стороны, прямым общественным присвоением продуктов в качестве средств для поддержания и расширения производства, а с другой — прямым индивидуаль­ным присвоением их в качестве средств к жизни и наслаждению.Там же, с.291

    Другими словами, способ присвоения (отношения собственности) изменятся тогда, когда осуществится общественное (социалистическое, коммунистическое) управление как альтернатива частному (капиталистическому) управлению.

    Итак, сначала приводится в соответствие с характером производительных сил управление ими, и только вследствие этого отношения собственности поменяют частную форму на общественную.

    Отсюда следует, что никакого якобы мол иного аспекта, противоречащего аутентичному прочтению марксизма, о коем беспокоится Валентин, в моих высказываниях нет. Есть повторение его положений слово в слово. Однако это те слова в марксизме, которые Валентин ещё не освоил.

    Ответить
    • Странно, в общем правильно указывая. т. е. приводя контраргументы, замечу на справедливую критику, Вы сами путаетесь. Любое управление это процесс. Процесс чего? Процесс приводящий к изменению реального или идеального мира (Бытия, сознания). Но Вас что-то же побудило к изменению? Значит любое управление, есть следствие, т. е. до этого процесса есть другая причина. Конечно потом следствие перейдет в причину и т. д. Но управление это процесс, который должен привести к изменению. Не важно экономических отношений, самих по себе, или производительных сил, самих по себе, или их противоречие. Но управление всегда, по сути, следствие.

      Ответить
  7. Александр Покрышкин пишет:

    «Вы сами путаетесь. Любое управление это процесс. Процесс чего? Процесс приводящий к изменению реального или идеального мира (Бытия, сознания). Но Вас что-то же побудило к изменению? Значит любое управление, есть следствие, т. е. до этого процесса есть другая причина».

    Хотелось бы понять, что именно имел в виду автор, но не понимаю.

    1) В чём путаюсь я, говоря о том, что управление общественным трудом тоже должно быть общественное.

    С тех позиций, с которых Вы рассуждаете, управление, о котором идёт речь, направлено на изменение (по Вашей терминологии) форм предметов и средств труда, с одной стороны, и к распределению продуктов труда.

    2) Как только Вы заявили, что «любое управление есть процесс», — сразу же возникает вопрос: разве кто-то отрицает, что управление есть процесс?, есть ли вообще что либо в реальном мире, что не представляет собой процесс?

    3) Что именно Вы хотели уточнить в моём высказывании утверждением о том, что управление есть процесс?

    Чего именно не хватает в моём высказывании, чтобы понять, о чём вообще в нём идёт речь, и насколько оно правильно или неправильно отражает мысль Энгельса об управлении процессом производства и отношениях собственности?

    Ответить
  8. Управление, как следствие, является следствием:

    1) Возникновения Вселенной.

    2) Возникновения нашей Галактики.

    3) Возникновения солнечной системы.

    4) Возникновения Земли.

    5) Зарождения жизни.

    6) Формирования человека.

    Ведь это совершенно ясно. Или кто-то утверждает, что сначала возникло управление, а потом зародилась Вселенная?

    К чему направлены Ваши уточнения?

    А те причинно-следственные связи, о которых говорю я, естественные и не входят в противоречие с классиками. Следовательно, или я вместе с классиками не ошибаюсь, или мы ошибаемся вместе.

    Ответить
  9. Уважаемый Александр Покрышкин !

    Кажется мне стала понятна причина моего непонимания Ваших комментариев по поводу первичности-вторичности «управления».

    Мои сообщения — есть продолжение дискуссии с некоторыми товарищами по поводу «отношений собственности».

    По моему мнению, которое опирается на исследования Маркса по этому вопросу, отношения собственности есть следствие способа организации труда, который, в свою очередь, зависит от уровня развития производительных сил, и представляют собой «всего лишь юридическое выражение совокупности производственных отношений».

    Исходя из такого понимания, первичным является способ труда, следовательно, способ управления им, и только совокупность этих действий, выраженная в форме договора, причём не имеет значения, устный или письменный договор, оформлен он юридически или нет, представляет собой отношения собственности.

    Исходя из таких указаний К.Маркса и Ф.Энгельса по данному вопросу, я утверждаю, что в паре «управление трудом» — «отношения собственности» первичным является «управление трудом», следствием «управления трудом» являются отношения собственности.

    А тот факт, что «управление трудом» не есть богоиспечённая первопричина всех отношений, доказывать излишне.

    Мне показалось, что Вы попытались доказать именно это. Поэтому я и начал возражать.

    Ответить
  10. Итак, не смотря на многообещающее начало в посте Александра Покрышкина:

    «Странно, в общем правильно указывая. т. е. приводя контраргументы, замечу на справедливую критику, Вы сами путаетесь»,

    в этом самом сообщении Александр Покрышкин так и не конкретизировал, в чём именно я путаюсь, где я запутался.

    Хотелось бы это узнать.

    Ответить
  11. Автор пишет:

    Первой предпосылкой они полагали достижение мировыми капиталистическими производительными силами такого уровня, который не только исключал бы распространение бедности, но и раскрывал бы простор для их дальнейшего развития в ходе коммунистических преобразований

    Ко второй предпосылке мировой революции они относили необходимость капиталистической универсализации мировых производительных сил, универсализации мирового общения людей. Местно-ограниченных индивидов, по их прогнозам, должны сменить индивиды всемирно-исторические, эмпирически универсальные.

    Эти две формулы есть не предпосылки, а итог мировой коммунистической революции.

    Ибо,

    1) если, как предпосылка, уровень развития производительных сил исключает бедность и раскрывает простор для их дальнейшего развития, — то зачем нужна коммунистическая революция, задача которой уже, как предпосылка революции, успешно решена буржуазией;

    2) если, как предпосылка, местно-ограниченных индивидов сменят «индивиды всемирно-исторические, эмпирически универсальные», то что останется делать коммунизму? — капитализм уже освободил людей от узкой специализации.

    Указанные автором предпосылки коммунизма в действительности могут быть созданы только коммунистическими производственными отношениями, и никогда не могут быть рождены буржуазными производственными отношениями.

    Следовательно, эти предпосылки есть результат «работы» коммунизма, а не капитализма, как предпосылки коммунизма.

    Чтобы указанные автором предпосылки заработали, ранее необходимо организовать коммунистические производственные отношения. Без них указанные предпосылки организовать невозможно.

    Действительные предпосылки коммунизма несколько иные.

    1) Объективная (материальная) предпосылка, — организация механизированного фабрично-заводского хозяйства, которое, во-первых, поднимает производительность труда до таких высот, которые исключают бедность при коммунистическом распределении, во-вторых, непосредственно, а не только через рынок, обобществляет труд работников.

    2) Субъективная предпосылка, — развитие науки о социализме (коммунизме) до пределов, когда становится понятным способ организации производства вне товарно-денежных и, следовательно, вне государственных отношений. Т.е., когда становится понятным, как сегодня и сейчас преодолеть разделение труда на управляющий и управляемый, когда понятно, какие непосредственные действия работников на производстве воспроизводят внетоварные, т.е. коммунистические отношения.

    Первая предпосылка в Европе была налицо даже не в 19-м а в 18 веке. В России — в конце 19-го века.

    Вторая предпосылка была открыта наукой о коммунизме только в 1965 году. И ранее этой даты социализм (коммунизм) принципиально невозможно было построить.

    Ответить
  12. Вот и получается, что коммунисты, которые считают, что переход к коммунизму возможен только тогда, когда налицо будут указнные автором предпосылки, обречены ожидать коммунизм вечно, поскольку при капитализме указанные «предпосылки коммунизма» никогда не наступят, и эти, так называемые, «коммунисты» обрекают себя и мир на вечное ожидание, вместо «вечного движения».

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *