Мнение сторонников классического марксизма

о «Послесловии переводчика» Ю. Финкеля

/[http://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Kosing/|Альфред Козинг
«Сталинизм»
Исследование происхождения, сущности и результатов]

Перевод с эсперанто: Юрий Финкель.
Редакторы: Ю. Лиморенко, И. Ряшко.Трудно не согласиться с утверждением автора «Послесловия», что в теоретической марксистской мысли до сих пор царит терминологическая путаница относительно понятия «социализм». Он считает, что её внёс И. В. Сталин. Но так ли это?

Известно, что от этого термина Маркс и Энгельс отказались ещё при написании «Манифеста коммунистической партии» в 1847 году, так как в то время им пользовались социалисты-утописты и, по их мнению, другие «социальные знахари». Классики использовали это понятие в своих произведениях лишь в споре с оппонентами, которые его употребляли.

Несмотря на это, термин «социализм» имел широкое хождение во II Интернационале, в работе которого активное участие принимал В. И. Ленин. Видимо, общение с товарищами по Интернационалу оставило свой след. Ленин употреблял слово «социализм» часто, и в разных значениях. Этот термин затем, пожалуй, был самым распространённым среди членов РСДРП, РСДРП(б), РКП(б), ВКП(б) и КПСС. Активно используется он и сейчас.

В сентябре 1917 года, накануне взятия власти большевиками, В. И. Ленин уточнил его теоретическое содержание в своей книге «Государство и революция». В ней он анализировал письмо Бракке от 5 мая 1875 года, известное под названием «Критика Готской программы». Письмо содержало резкие выражения. Поэтому Маркс не предполагал его публиковать. Оно было опубликовано Энгельсом в 1891 году, после смерти Маркса. В нём он вёл речь о коммунизме, не употребляя слова «социализм». Маркс предполагал, что коммунизм в своём развитии пройдёт два исторических этапа – начальную фазу и фазу, развивающуюся на своей собственной основе. Начальную фазу Ленин в своей книге называет низшей фазой коммунизма, а следующую за ней фазу – высшей фазой. Думается, однако, что слова «низший» и «высший» вряд ли соответствуют логике развития. По всей видимости, это неточный перевод «Критики Готской программы». С точки зрения некоторых философов-марксистов более диалектично было бы эти фазы называть как начальная или первая, а затем вторая или более высокая фаза коммунизма. Ибо диалектика предполагает, что за более высокой фазой должна следовать ещё более высокая фаза развития. Тогда как словом «высшая», ставится его предел.

Но и после написания книги Ленин продолжал использовать термин «социализм» в различных значениях. Например, когда принимался план ГОЭЛРО, он называл социализмом «советскую власть плюс электрификацию всей страны». В «Очередных задачах Советской власти», в апреле 1918 г., Ленин утверждал, что социалистическое «государство может возникнуть лишь как сеть производительно-потребительских коммун» (ПСС, Т.36, С.430). С введением НЭП, в работе «О кооперации» он уже называет социализм «строем цивилизованных кооператоров», занимающихся культурной торговлей (Ленин В. И. ПСС, т.45, с.373). Представляется, что тем самым Ленин заложил традицию считать социализмом любые преобразования Советской власти. Такое употребление этого термина, – скорее всего, в целях агитации, – ещё больше осложняло понимание советскими коммунистами его научного содержания.

Следовательно, терминологическая путаница с содержанием термина «социализм» была заложена не в сталинский период.

Вторым спорным моментом «Послесловия переводчика» является выделение им вслед за Лениным особого переходного периода диктатуры пролетариата, который должен предшествовать начальной (по Ленину – низшей) фазе коммунизма.

В книге «Государство и революция» идею переходного периода от капитализма к коммунизму Ленин заимствовал у Маркса, который всё в том же письме Бракке утверждал:

Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата.

Однако является ли этот переходный период особым самостоятельным этапом, предшествующим начальной фазе коммунизма, или им является сама начальная фаза?

Взгляды марксистов по этому вопросу разошлись. Одни, к которым примыкает и автор «Послесловия», считают переходный период самостоятельным историческим этапом, предшествующим начальной фазе коммунизма (социализму). Другие переходным периодом считают саму эту начальную фазу.

При этом для первых, как представляется, основным аргументом является ленинская интерпретация письма Маркса, изложенная им в книге «Государство и революция». Для вторых – анализ текста Маркса с позиции аутентичного марксизма.

В своей книге Ленин пишет:

Первое, что установлено вполне точно всей теорией развития, всей наукой вообще, — и что забывали утописты, что забывают нынешние оппортунисты, боящиеся социалистической революции, — это то обстоятельство, что исторически, несомненно, должна быть особая стадия или особый этап перехода от капитализма к коммунизму.

Свою уверенность Ленин основывает на фразе Маркса о том, что между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Это положение не вызывает споров. Но из этой фразы вовсе не вытекает, что переходный период является особой стадией или особым дополнительным этапом перехода от капитализма к начальной фазе коммунизма. Это явно творческое толкование Лениным указанной фразы Маркса, видимо продиктованное относительно низким уровнем развития крестьянской России того времени, малограмотностью её населения. Тогда как согласно марксистской теории непосредственно коммунистические преобразования возможны только в развитых капиталистических странах. В дополнительном переходном периоде от капитализма к коммунизму после пролетарской, коммунистической революции они не нуждаются. И уж тем более не нужен им возврат к государственному капитализму. Переходным периодом от капитализма к полному коммунизму для них является сама начальная коммунистическая фаза. Такой вывод вытекает из следующего текста Маркса:

Мы имеем здесь дело не с таким коммунистическим обществом, которое развилось на своей собственной основе, а, напротив, с таким, которое только что выходит как раз из капиталистического общества и которое поэтому во всех отношениях, – в экономическом, нравственном и умственном, – сохраняет ещё родимые пятна старого общества, из недр которого оно вышло.

Совершенно очевидно, что в этой цитате речь идёт не о каком-то дополнительном докоммунистическом этапе, а о коммунистическом обществе, однако которое ещё не имеет своей собственной основы, т. е. о начальной фазе коммунизма. Как раз именно такое общество, по Марксу, «только что выходит из капиталистического общества». Поэтому во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, оно сохраняет ещё родимые пятна старого общества. В экономическом отношении в нём ещё остаётся общественное разделение труда, а следовательно, классы. Но они уже не являются антагонистическими, так как источники существования общества перешли в собственность пролетарского полу-государства. В нём распределение уже осуществляется по труду через именные квитанции, а не через деньги. При этом «каждый отдельный производитель получает обратно от общества за всеми вычетами ровно столько, сколько сам даёт ему», т. е. ещё остаётся подобие стоимостных отношений товарного обмена, остаётся и неравное право при распределении, которое осуществляется пролетарским полу-государством. Родимые пятна остаются ещё в нравственном и умственном отношениях, так как ещё не сформировались полностью отношения собственно коммунистические. Именно на этой фазе осуществляется государственная политика диктатуры коренного классового интереса пролетариата.

По Ленину же эта политика должна осуществляться только в краткий самостоятельный революционный период перехода от капитализма к социализму. В этот период должны уже быть ликвидированы товарно-денежные отношения, классы и государство. Следовательно, социализм, как первая фаза коммунизма, по мнению Ленина, уже не предполагает осуществления государственной политики диктатуры пролетариата.

Такая логика, на наш взгляд, противоречит марксизму, так как в короткий переходный период невозможно преодолеть классовое расслоение общества, в основе которого ещё лежит общественное разделение труда. Преодоление же общественного разделения труда, согласно марксистской теории, потребует длительных усилий. А не ликвидировав классы, невозможно избавиться и от государственности и политического переходного периода. Невозможно также одним махом ликвидировать товарно-денежные отношения в обществе, в котором существуют отдельно сельскохозяйственное (деревенское) и промышленное (городское) производство. Конечно, можно уничтожить эксплуататорские классы физически, что, как правило, и происходило в период гражданской войны и раскулачивания. Антагонистические классы тогда были ликвидированы. Однако не были ликвидированы условия, порождающие классовое расслоение – общественное разделение труда, товарное производство и обмен, – которые являются формой жизни частной собственности. Все эти задачи, согласно классикам, на наш взгляд, и должны решаться в начальной фазе коммунизма с помощью государственной политики диктатуры коренного классового интереса пролетариата. Этот интерес согласно марксистской теории состоит в том, чтобы уничтожить отношения частной собственности, частного характера присвоения, через дальнейшее обобществление источников существования всех, через преодоление подчинения людей действию законов разделения труда, товарного производства и обмена, т. е. условий существования частной собственности. Но для этого, согласно коммунистической теории, необходимо соответствующее развитие производительных сил.

Поэтому мы не можем согласиться с автором «Предисловия», что в «Критике Готской программы» Маркса говорится о дополнительном переходном периоде от капитализма к социализму, как начальной фазе коммунизма. Эта мысль принадлежит не Марксу, а Ленину. По Марксу, этим переходом является сама начальная фаза коммунизма.

Очевидно, что мысль Ленина об особой стадии или об особом этапе перехода от капитализма к коммунизму была навеяна отсталостью царской России накануне прихода большевиков к власти. Подтверждение этому выводу мы находим в статье Ленина «К четырёхлетней годовщине Октябрьской революции», которая была опубликована в газете «Правда» 18 октября 1921 года. Вот что писал Ленин в этой статье:

Мы довели буржуазно-демократическую революцию до конца, как никто. Мы вполне сознательно, твёрдо и неуклонно продвигаемся вперёд, к революции социалистической, зная, что она не отделена китайской стеной от революции буржуазно-демократической, зная, что только борьба решит, насколько нам удастся (в последнем счёте) продвинуться вперёд, какую часть необъятно высокой задачи мы выполним, какую часть наших побед закрепим за собой…

Значит, по Ленину, Октябрьская революция в России не была социалистической (коммунистической). Она довела до конца только буржуазно-демократическую революцию. Но возникает вопрос: довела ли она до конца развитие капитализма в России, чтобы осуществить переход к коммунизму без коммунистических революций в развитых странах капитала? Очевидно, что нет. Поэтому тогда же произошёл возврат страны на капиталистический путь развития, но под руководством коммунистической партии, названный Новой Экономической Политикой. НЭП продолжалась и после образования СССР в декабре 1922 года. Но в конституциях РСФСР 1918 и 1925 гг. российское общество уже было названо социалистическим. Социалистическими назывались и союзные республики, вошедшие в состав СССР.

После смерти Ленина 21 января 1924 г. эстафета терминологической неразберихи относительно социализма перешла к Сталину. Он, так же как и Ленин, вначале считал социализм бесклассовым обществом.

Однако была ли совершена в СССР социалистическая революция в сталинский период? Достиг ли СССР социализма, как было записано в Конституции СССР 1936 года и последующих конституциях СССР, а так же в партийных документах?

На сей счёт, в связи с развалом и распадом СССР к 90-м годам прошлого столетия, имеются прямо противоположные суждения. Сторонники сталинской концепции социализма считают, что в СССР был построен социализм – полностью и окончательно.

Сторонники ленинских взглядов на социализм, так же как и автор «Послесловия переводчика», считают, «что общественный строй СССР и других „социалистических” стран ещё не достиг низшей фазы коммунизма (социализма), а остался в переходном периоде от капитализма к социализму, так как „не смог выиграть экономического соревнования с капитализмом”».

Сторонники же классического марксизма полагают, что социалистической революции в СССР не состоялось. В силу низких стартовых позиций в момент прихода большевиков к власти, СССР не смог выйти за пределы капиталистической формации, оставаясь в рамках своеобразного государственного капитализма, – несмотря на объявленную официальными властями полную и окончательную победу социализма.

Мы полностью согласны с Ю. Финкелем в том, что понимание этого факта необходимо прежде всего для того, чтобы не отождествлять черты начальной фазы коммунизма с капитализмом; для того, чтобы не повторять прошлых ошибок и трагических разочарований.

Мнение сторонников классического марксизма: 6 комментариев

  1. Данный вопрос возникает в силу того факта, что общие выводы Маркса Энгельса и Ленина можно трактовать по разному. И вряд ли когда нибудь понять их истинное содержание, их внутреннюю суть. Они так и останутся общими выводами, причем правильными, так как они базируются на научном исследовании законов развития человеческого общества. Прежде всего следует понять, что конкретное содержание сути социализма и коммунизма изложено в «Капитале» Маркса. И именно содержание «Капитала» в полной мере наполняет смыслом и все общие выводы Маркса о коммунизме, сделанные им в своих работах. Не зная и не понимая «Капитала» невозможно правильно понять ни социализм, ни коммунизм. Да развитие социализма или коммунизма, что является по сути одним и тем же, начинается в недрах капиталистического общества. Но ведь это развитие не возникает на пустом месте. И что бы выяснить как это развитие происходит на самом деле, нужно как минимум знать и понимать содержание «Капитала», где Маркс подробно изложил становление и развитие капиталистического способа производства. Данный вопрос не раскрывается здесь в полном объёме. Более того, даже намёка нет, чтобы его рассмотреть. А разве те условия, при которых владелец денег находит на рынке рабочую силу как товар, не говорят нам о том, а как при социализме поступать с этими условиями, чтобы владелец денег уже не смог потратить деньги на покупку рабочей силы как товара? Маркс, Энгельс и Ленин все эти вопросы знали в совершенстве. И именно с учётом Всей науки в целом, делали свои общие выводы. И они понимали, что их революционную науку подавляющее большинство рабочих будут изучать во время практического изменения своей жизни создавая условия для становления и развития социализма или коммунизма, здесь название будущего строя не играет решающей роли. Решающую роль имеет практическая сторона насколько в действительности всё делается для того, чтобы действительно на практике создавались условия для становления и развития нового общества. И при этом не следует ни на минуту забывать, что построение коммунизма есть в первую очередь изменение отношений между людьми в процессе производства и распределения жизненных средств. И не зная этих отношений, и не понимая их сути, вряд ли возможно их изменение вообще, которое бы способствовало становлению и развитию коммунизма. Маркс и Энгельс писали о прежнем социализме, что он не мог объяснить сути капитализма, а значит был не способен его победить. И вот благодаря «Капиталу» Маркса социализм стал наукой, значит чтобы стать материальной силой, рабочий класс должен познать её в полной мере. И только тогда возможна и революция, и создание государства диктатуры пролетариата. И снова нельзя забывать о том, что рабочий класс познает науку Маркса в полной мере лишь практически претворяя её в жизнь. Именно практические изменения в жизни рабочих в лучшую сторону, станут источниками знаний для рабочих. И прежде всего рабочие должны видеть все практические изменения как восстановление попранной справедливости. Безусловно без авангарда не обойтись. И этот самый авангард должен стать частью рабочего класса, причем никак не отделимой ни в делах, ни в своих устремлениях от рабочего класса. И постоянно стремясь к тому, что бы авангардом постепенно становился весь рабочий класс, по мере изменения жизни общества на коммунистических началах. Товарно денежные отношения не отменяются законом, или каким то силовым методом, они отмирают за своей ненадобностью в процессе строительства коммунизма. А как они отмирают, здесь нужно знать «Капитал» Маркса, в других его работах ответа вы не найдёте. Почему бы здесь данный вопрос не рассмотреть в полном объёме, не опираясь только на общие выводы? Мы же здесь не только пытаемся понять окружающую нас действительность, но и хотим её изменить... Или я ошибаюсь? Именно в окружающей нас действительности мы найдём средства для изменения нашей жизни к лучшему. И только при помощи «Капитала» Маркса мы сможем рассмотреть теоретически, с чего должен начаться этап для создания условий для становления и развития коммунизма в нашей стране. И этот начальный этап в наших руках. Ведь мы стремимся понять науку Маркса. Так давайте стараться понять её в полной мере...

    Ответить
  2. Поэтому рекомендуем автору комментария вначале самому изучить «Капитал» Маркса и в полной мере только по этой книге понять марксистскую

    науку. Советуем обратить внимание на подзаголовок «Капитала»: «Критика буржуазной политэкономии».

    Книга написана явно не для чтения рабочими, если её плохо понимают люди даже с учёными степенями и званиями.

    Ответить
  3. Уважаемый Валентин Иванович, я ведь не стремлюсь выставить только своё собственное я. Просто поднимаю вопросы, без обсуждения которых нам с вами успеха не видать. Я постараюсь в ближайшее время более конкретно рассмотреть вопрос искажения науки Маркса, а заодно обосновать свои предыдущие выводы. А заодно пробежимся по тексту «Капитала» или как вы немного неточно обозначили его подзаголовок — критика политическкой экономии. Полное название ничего не меняет в самом тексте «Капитала». Я приведу своё понимание отдельных его цитат, а вы укажете что именно я не понял и как надо было его «Капитал», понимать. А уж потом определим, понимаю я его или нет. Хотелось бы, найти с вами взаимопонимание. Но только если это действительно будет взаимопонимание, в этом плане я уступку делаю только рабочим. А с образованными людьми пытаюсь на равных доказать свою правоту, либо признать правоту собеседника, если она доказана, а не голословно утверждаема...

    Ответить
  4. Я утверждал и продолжаю утверждать о том, что наука Маркса была искажена И.Сталиным под видом её дальнейшего развития. Так как она на каждом шагу разоблачала наш социализм, который мы строили после смерти Ленина. Сегодня я покажу это искажение на примере с заработной платой, которая в свою очередь разделяет между собой капитализм и социализм. Помогает нам определить, где социализм, а где капитализм, даже если этот капитализм выдать за социализм, как это было сделано в СССР.

    Цитаты будут длинные, но по другому не получится. И сначала мы рассмотрим цитату, где Маркс приводит все условия, при которых владелец денег может купить на рынке рабочую силу как товар.

    «Под рабочей силой, или способностью к труду, мы понимаем совокупность физических и духовных способностей, которыми обладает организм, живая личность человека, и которые пускаются им в ход всякий раз, когда он производит какие-либо потребительные стоимости. Но для того чтобы владелец денег мог найти на рынке рабочую силу как товар, должны быть выполнены различные условия. Обмен товаров, сам по себе, не содержит никаких иных отношений зависимости, кроме тех, которые вытекают из его собственной природы. А раз это так, рабочая сила может появиться на рынке в качестве товара лишь тогда и лишь постольку, когда и поскольку она выносится на рынок или продается ее собственным владельцем, т. е. тем самым лицом, рабочей силой которого она является. Чтобы ее владелец мог продавать ее как товар, он должен иметь возможность распоряжаться ею, следовательно, должен быть свободным собственником своей способности к труду, своей личности. Он и владелец денег встречаются на рынке и вступают между собой в отношения как равноправные товаровладельцы, различающиеся лишь тем, что один — покупатель, а другой — продавец, следовательно оба — юридически равные лица. Для сохранения этого отношения требуется, чтобы собственник рабочей силы продавал ее постоянно лишь на определенное время, потому что, если бы он продал ее целиком раз и навсегда, то он продал бы вместе с тем самого себя, превратился бы из свободного человека в раба, из товаровладельца в товар. Как личность, он постоянно должен сохранять отношение к своей рабочей силе как к своей собственности, а потому как к своему собственному товару, а это возможно лишь постольку, поскольку он всегда предоставляет покупателю пользоваться своей рабочей силой или потреблять ее лишь временно, лишь на определенный срок, следовательно, поскольку он, отчуждая рабочую силу, не отказывается от права собственности на нее Второе существенное условие, необходимое для того, чтобы владелец денег мог найти на рынке рабочую силу как товар, состоит в том, что владелец рабочей силы должен быть лишен возможности продавать товары, в которых овеществлен его труд, и, напротив, должен быть вынужден продавать как товар самое рабочую силу, которая существует лишь в его живом организме. Для того чтобы кто-то имел возможность продавать отличные от его рабочей силы товары, он должен, конечно, обладать средствами производства, например сырьем, орудиями труда и т. д. Сапоги нельзя сделать, не имея кожи. Работнику необходимы кроме того жизненные средства. Никто, даже мечтатель, созидающий «музыку будущего», не может жить продуктами будущего, не может жить за счет потребительных стоимостей, производство которых еще не закончено; с первого дня своего появления на земном шаре человек должен потреблять ежедневно, потреблять, прежде чем он начнет производить и в то время как он производит. Если продукты производятся как товары, то после того как закончено их производство, они должны быть проданы и только после своей продажи могут удовлетворять потребности производителя. Ко времени, необходимому для производства, присоединяется время, необходимое для продажи. Таким образом, владелец денег лишь в том случае может превратить свои деньги в капитал, если найдет на товарном рынке свободного рабочего, свободного в двояком смысле: в том смысле, что рабочий — свободная личность и располагает своей рабочей силой как товаром и что, с другой стороны, он не имеет для продажи никакого другого товара, гол, как сокол, свободен от всех предметов, необходимых для осуществления своей рабочей силы.

    Вопрос, почему этот свободный рабочий противостоит в сфере обращения владельцу денег, не интересует владельца денег, который находит рынок труда в готовом виде как особое подразделение товарного рынка. И нас он пока интересует столь же мало. Мы теоретически исходим из фактического положения вещей, так же как владелец денег исходит из него практически. Одно во всяком случае ясно. Природа не производит на одной стороне владельцев денег и товаров, а на другой стороне владельцев одной только рабочей силы. Это отношение не является ни созданным самой природой, ни таким общественным отношением, которое было бы свойственно всем историческим периодам. Оно, очевидно, само есть результат предшествующего исторического развития, продукт многих экономических переворотов, продукт гибели целого ряда более старых формаций общественного производства». (К.Маркс, Ф.Энгельс с.с. изд. 2 том №23 стр. 178 — 180).

    Безусловно рассматривать эту цитату необходимо с учетом всего «Капитала» в целом это как минимум. Цитата длинная, возможно не совсем в тему. Но тем не менее надеюсь на продолжение разговора, где можно более подробно рассмотреть данный вопрос, а пока я могу только одно сказать. Наша Конституция СССР все эти условия обеспечивала в полном объёме. Призванная провозгласить победоносное шествие социализма по нашей стране. Пока я не рассматриваю эту сторону вопроса, просто напоминаю, что есть тема для обсуждения, которая поможет нам с вами лучше увидеть разницу между социализмом и коммунизмом. Не совсем уверен в том, что весь комментарий сохраниться при отправлении, делю его на несколько частей...

    Ответить
  5. Продолжаю предыдущий комментарий. по вопросу о заработной плате. И снова откроем «Капитал» Маркса. Возможно вы скажете, что я пишу об азбучных истинах марксизма... Только эти азбучные истины служат не для того, чтобы от них отмахиваться и не придавать им особого значения. Это тоже своего рода искажение науки Маркса, призванное замалчивать её, не привлекать внимание непосредственно к самой науке, удовлетворяя потребность в так называемых знаниях в нужной и контролируемой информации идущей от оплачиваемых государством профессоров и выдаваемой за передовую научную мысль.

    « Итак, форма заработной платы стирает всякие следы разделения рабочего дня на необходимый и прибавочный, на оплаченный и неоплаченный труд. Весь труд выступает как оплаченный труд. При барщинном труде труд крепостного крестьянина на самого себя и принудительный труд его на помещика различаются между собой самым осязательным образом, в пространстве и времени. При рабском труде даже та часть рабочего дня, в течение которой раб лишь возмещает стоимость своих собственных жизненных средств, в течение которой он фактически работает лишь на самого себя, представляется трудом на хозяина. Весь его труд представляется неоплаченным трудом. Наоборот, при системе наемного труда даже прибавочный, или неоплаченный, труд выступает как оплаченный. Там отношение собственности скрывает труд раба на себя самого, здесь денежное отношение скрывает даровой труд наемного рабочего. Понятно поэтому то решающее значение, какое имеет превращение стоимости и цены рабочей силы в форму заработной платы, т. е. в стоимость и цену самого труда. На этой форме проявления, скрывающей истинное отношение и создающей видимость отношения прямо противоположного, покоятся все правовые представления как рабочего, так и капиталиста, все мистификации капиталистического способа производства, все порождаемые им иллюзии свободы, все апологетические увертки вульгарной политической экономии. Если всемирной истории потребовалось много времени, чтобы вскрыть тайну заработной платы, то, напротив, нет ничего легче, как понять необходимость, raisons d'etre [смысл, основание] этой формы проявления». (К.Маркс, Ф.Энгельс с.с. изд. 2 том №23 стр. 550).

    Здесь Маркс сравнивает между собой общественно экономические формации. И если мы с вами попытаемся продолжить это сравнение и добавить наш социализм, то у нас ничего не получится. Он будет как брат близнец капитализму. Куда вы денете процесс выплаты заработной платы, основной признак именно капиталистического способа производства? И какие бы вы не приводили аргументы, капиталистический облик нашего социализма виден со всех сторон, нужно только посмотреть открыто правде в глаза. Не будем ходить вокруг и около, мы просто посмотрим, какой же выход нашли наши горе учёные. Откроем Учебное пособие «Политическая экономия», и прочитаем там, как наши учёные объяснили заработную плату.

    «Объективной формой проявления закона распределения по труду в государственном секторе является заработная плата. Посредством заработной платы работник получает долю фонда индивидуального потребления — в соответствии с количеством и качеством труда, вложенного им в общественное производство. Выражая производственные отношения между обществом в целом и работниками государственных предприятий, а также между работниками и трудовыми коллективами по поводу распределения основной части необходимого продукта, заработная плата при социализме принципиально отличается от заработной платы при капитализме, где она является превращённой формой стоимости и цены рабочей силы. Поскольку при социализме существуют товарно-денежные отношения и созданный и распределяемый продукт продукт имеет стоимостную форму, то и заработная плата при социализме выступает как денежное выражение основной части создаваемого на государственных предприятиях необходимого продукта.

    Выражаемое в заработной плате экономическое отношение между обществом и работником проявляется в том, что государство оказывает регулирующее воздействие на уровень заработной платы как в масштабе государственного сектора в целом, так и отдельных отраслей» («Политическая экономия» учебное пособие созданное под руководством профессора Радаева В.В. 1988 года. стр. 344 — 345).

    В этой небольшой цитате, сделано всё, чтобы человек не смог разобраться во всех этих вопросах, а мог лишь тупо вслед за преподавателями повторять псевдонаучные истины. И это началось не в 1988 году, а гораздо раньше, просто мы убеждаемся в том, что в 1988 году и намёка не было на то, чтобы показать искажение науки Маркса, и сегодня этого нет. Именно этот факт позволяет мне говорить о том, что искажение науки Маркса не преодолено до сих пор. У Маркса вы нигде не найдете о заработной плате при социализме, наоборот, везде, где он пишет о заработной плате, связывает её только с капиталистическим способом производства. Мы видим в его сравнении между собой различных общественно экономических формаций, что они действительно отличаются друг от друга. Точно так же отличаться должен от них и социализм и коммунизм. И если у Маркса государство должно при социализме отмереть, то в нашем социализме оно не только существует, но и отмирать даже и не собирается. Искажение науки Маркса так и бросается в глаза, особенно если учесть часть науки Маркса, где он рассматривает момент, который наши политэкономы представили для нас как принципиальное отличие заработной платы при социализме, от заработной платы при капитализме... Послушаем Маркса, и откроем первый том «Капитала».

    « Итак, форма заработной платы стирает всякие следы разделения рабочего дня на необходимый и прибавочный, на оплаченный и неоплаченный труд. Весь труд выступает как оплаченный труд. При барщинном труде труд крепостного крестьянина на самого себя и принудительный труд его на помещика различаются между собой самым осязательным образом, в пространстве и времени. При рабском труде даже та часть рабочего дня, в течение которой раб лишь возмещает стоимость своих собственных жизненных средств, в течение которой он фактически работает лишь на самого себя, представляется трудом на хозяина. Весь его труд представляется неоплаченным трудом28). Наоборот, при системе наемного труда даже прибавочный, или неоплаченный, труд выступает как оплаченный. Там отношение собственности скрывает труд раба на себя самого, здесь денежное отношение скрывает даровой труд наемного рабочего. Понятно поэтому то решающее значение, какое имеет превращение стоимости и цены рабочей силы в форму заработной платы, т. е. в стоимость и цену самого труда. На этой форме проявления, скрывающей истинное отношение и создающей видимость отношения прямо противоположного, покоятся все правовые представления как рабочего, так и капиталиста, все мистификации капиталистического способа производства, все порождаемые им иллюзии свободы, все апологетические увертки вульгарной политической экономии. Если всемирной истории потребовалось много времени, чтобы вскрыть тайну заработной платы, то, напротив, нет ничего легче, как понять необходимость, raisons d'etre [смысл, основание] этой формы проявления. самим рабочим, которая непрерывно притекает к нему обратно в форме заработной платы. Конечно, капиталист выплачивает ему эту товарную стоимость деньгами. Но эти деньги есть лишь превращенная форма продукта труда. В то время как рабочий превращает часть средств производства в продукт, часть его прежнего продукта превращается обратно в деньги. Его труд в течение прошлой недели или последнего полугодия — вот из какого источника оплачивается его сегодняшний труд или труд наступающего полугодия. Иллюзия, создаваемая денежной формой, тотчас же исчезает, как только мы вместо отдельного капиталиста и отдельного рабочего станем рассматривать класс капиталистов и класс рабочих. В денежной форме класс капиталистов постоянно выдает рабочему классу чеки на получение известной части продукта, произведенного рабочими и присвоенного капиталистами. Эти чеки рабочий столь же регулярно отдает назад классу капиталистов, получая взамен причитающуюся ему часть своего собственного продукта. Товарная форма продукта и денежная форма товара маскируют истинный характер этого процесса». (К.Маркс, Ф.Энгельс с.с. изд. 2 том №23 стр. 579 — 580).

    Сознательно, или по не знанию искажали науку Маркса наши учёные, значения не имеет, наша с вами задача во всём этом досконально разобраться. Не вечно же нам быть защитниками чести весьма замаранного мундира...

    Во втором томе Маркс однозначно утверждает не только то, что раз выплачивается заработная плата, значит капиталистические отношения уже имеются в полном объёме. Но и то, что наличие денег в руках покупателя недостаточно для того, чтобы сделать рабство, или присутствие капитализма реально существующими. То есть реально существующее рабство, и реально существующий капитализм делают возможным покупку рабов или рабочей силы как товара.

    Я надеюсь на продолжение разговора по всем затронутым темам. Более подробное рассмотрение вопросов, сделает для нас более ясным понимание и капитализма и социализма и коммунизма...

    Ответить
  6. В продолжении я ошибся с текстом из "Капитала, чисто техническая ошибка, страницы указал верно, а текст почему то другой. пишу полностью как должно быть...

    Продолжаю предыдущий комментарий. по вопросу о заработной плате. И снова откроем «Капитал» Маркса. Возможно вы скажете, что я пишу об азбучных истинах марксизма... Только эти азбучные истины служат не для того, чтобы от них отмахиваться и не придавать им особого значения. Это тоже своего рода искажение науки Маркса, призванное замалчивать её, не привлекать внимание непосредственно к самой науке, удовлетворяя потребность в так называемых знаниях в нужной и контролируемой информации идущей от оплачиваемых государством профессоров и выдаваемой за передовую научную мысль.

    « Итак, форма заработной платы стирает всякие следы разделения рабочего дня на необходимый и прибавочный, на оплаченный и неоплаченный труд. Весь труд выступает как оплаченный труд. При барщинном труде труд крепостного крестьянина на самого себя и принудительный труд его на помещика различаются между собой самым осязательным образом, в пространстве и времени. При рабском труде даже та часть рабочего дня, в течение которой раб лишь возмещает стоимость своих собственных жизненных средств, в течение которой он фактически работает лишь на самого себя, представляется трудом на хозяина. Весь его труд представляется неоплаченным трудом. Наоборот, при системе наемного труда даже прибавочный, или неоплаченный, труд выступает как оплаченный. Там отношение собственности скрывает труд раба на себя самого, здесь денежное отношение скрывает даровой труд наемного рабочего. Понятно поэтому то решающее значение, какое имеет превращение стоимости и цены рабочей силы в форму заработной платы, т. е. в стоимость и цену самого труда. На этой форме проявления, скрывающей истинное отношение и создающей видимость отношения прямо противоположного, покоятся все правовые представления как рабочего, так и капиталиста, все мистификации капиталистического способа производства, все порождаемые им иллюзии свободы, все апологетические увертки вульгарной политической экономии. Если всемирной истории потребовалось много времени, чтобы вскрыть тайну заработной платы, то, напротив, нет ничего легче, как понять необходимость, raisons d'etre [смысл, основание] этой формы проявления». (К.Маркс, Ф.Энгельс с.с. изд. 2 том №23 стр. 550).

    Здесь Маркс сравнивает между собой общественно экономические формации. И если мы с вами попытаемся продолжить это сравнение и добавить наш социализм, то у нас ничего не получится. Он будет как брат близнец капитализму. Куда вы денете процесс выплаты заработной платы, основной признак именно капиталистического способа производства? И какие бы вы не приводили аргументы, капиталистический облик нашего социализма виден со всех сторон, нужно только посмотреть открыто правде в глаза. Не будем ходить вокруг и около, мы просто посмотрим, какой же выход нашли наши горе учёные. Откроем Учебное пособие «Политическая экономия», и прочитаем там, как наши учёные объяснили заработную плату.

    «Объективной формой проявления закона распределения по труду в государственном секторе является заработная плата. Посредством заработной платы работник получает долю фонда индивидуального потребления — в соответствии с количеством и качеством труда, вложенного им в общественное производство. Выражая производственные отношения между обществом в целом и работниками государственных предприятий, а также между работниками и трудовыми коллективами по поводу распределения основной части необходимого продукта, заработная плата при социализме принципиально отличается от заработной платы при капитализме, где она является превращённой формой стоимости и цены рабочей силы. Поскольку при социализме существуют товарно-денежные отношения и созданный и распределяемый продукт продукт имеет стоимостную форму, то и заработная плата при социализме выступает как денежное выражение основной части создаваемого на государственных предприятиях необходимого продукта.

    Выражаемое в заработной плате экономическое отношение между обществом и работником проявляется в том, что государство оказывает регулирующее воздействие на уровень заработной платы как в масштабе государственного сектора в целом, так и отдельных отраслей» («Политическая экономия» учебное пособие созданное под руководством профессора Радаева В.В. 1988 года. стр. 344 — 345).

    В этой небольшой цитате, сделано всё, чтобы человек не смог разобраться во всех этих вопросах, а мог лишь тупо вслед за преподавателями повторять псевдонаучные истины. И это началось не в 1988 году, а гораздо раньше, просто мы убеждаемся в том, что в 1988 году и намёка не было на то, чтобы показать искажение науки Маркса, и сегодня этого нет. Именно этот факт позволяет мне говорить о том, что искажение науки Маркса не преодолено до сих пор. У Маркса вы нигде не найдете о заработной плате при социализме, наоборот, везде, где он пишет о заработной плате, связывает её только с капиталистическим способом производства. Мы видим в его сравнении между собой различных общественно экономических формаций, что они действительно отличаются друг от друга. Точно так же отличаться должен от них и социализм и коммунизм. И если у Маркса государство должно при социализме отмереть, то в нашем социализме оно не только существует, но и отмирать даже и не собирается. Искажение науки Маркса так и бросается в глаза, особенно если учесть часть науки Маркса, где он рассматривает момент, который наши политэкономы представили для нас как принципиальное отличие заработной платы при социализме, от заработной платы при капитализме... Послушаем Маркса, и откроем первый том «Капитала».

    «Исходным пунктом процесса производства является купля рабочей силы на определенное время, и этот исходный пункт постоянно возобновляется, как только истекает срок, на который был куплен труд, и вместе с тем истекает и определенный период производства, например неделя, месяц и т. д. Однако рабочий оплачивается лишь после того, как его рабочая сила проявила свое действие и реализовала в товарах как свою стоимость, так и прибавочную стоимость. Следовательно, рабочий произвел как прибавочную стоимость, которую мы пока рассматриваем только как потребительный фонд капиталиста, так и фонд для своей собственной оплаты, т. е. переменный капитал, — произвел раньше, чем этот последний притекает к нему обратно в виде заработной платы, и он имеет работу лишь до тех пор, пока он непрерывно воспроизводит его. Отсюда упомянутая нами в шестнадцатой главе под цифрой II формула экономистов, изображающая заработную плату как долю в самом продукте. Это та часть продукта, непрерывно воспроизводимого самим рабочим, которая непрерывно притекает к нему обратно в форме заработной платы. Конечно, капиталист выплачивает ему эту товарную стоимость деньгами. Но эти деньги есть лишь превращенная форма продукта труда. В то время как рабочий превращает часть средств производства в продукт, часть его прежнего продукта превращается обратно в деньги. Его труд в течение прошлой недели или последнего полугодия — вот из какого источника оплачивается его сегодняшний труд или труд наступающего полугодия. Иллюзия, создаваемая денежной формой, тотчас же исчезает, как только мы вместо отдельного капиталиста и отдельного рабочего станем рассматривать класс капиталистов и класс рабочих. В денежной форме класс капиталистов постоянно выдает рабочему классу чеки на получение известной части продукта, произведенного рабочими и присвоенного капиталистами. Эти чеки рабочий столь же регулярно отдает назад классу капиталистов, получая взамен причитающуюся ему часть своего собственного продукта. Товарная форма продукта и денежная форма товара маскируют истинный характер этого процесса». (К.Маркс, Ф.Энгельс с.с. изд. 2 том №23 стр. 579 — 580).

    Сознательно, или по не знанию искажали науку Маркса наши учёные, значения не имеет, наша с вами задача во всём этом досконально разобраться. Не вечно же нам быть защитниками чести весьма замаранного мундира...

    Во втором томе Маркс однозначно утверждает не только то, что раз выплачивается заработная плата, значит капиталистические отношения уже имеются в полном объёме. Но и то, что наличие денег в руках покупателя недостаточно для того, чтобы сделать рабство, или присутствие капитализма реально существующими. То есть реально существующее рабство, и реально существующий капитализм делают возможным покупку рабов или рабочей силы как товара.

    Я надеюсь на продолжение разговора по всем затронутым темам. Более подробное рассмотрение вопросов, сделает для нас более ясным понимание и капитализма и социализма и коммунизма...

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *