Советский Союз – что это было?

25-летию распада СССР посвящается

Предлагаем читателям статью В. Орлова «Советский Союз – что это было?». В статье автор на основе классической марксистской методологии, с использованием многочисленных исторических фактов и архивных материалов анализирует причины «распада СССР».

В целом мы разделяем представленную позицию. Однако у нас вызывают сомнения некоторые утверждения, с которыми нам трудно согласиться. Так, например, автор пытается опровергать тот факт, что В.И. Ленин занимал двойственную позицию относительно «возможности победы социализма в одной отдельно взятой стране». До предательства лидерами II Интернационала принятых решений о невозможности участия пролетариев различных стран в империалистической войне и стрельбе друг в друга, он чётко стоял на позиции невозможности социализма без мировой революции. Затем, после предательства лидеров Интернационала в связи с началом I-й мировой войны он меняет свою позицию. Впервые он её сформулировал в 1915 г. в статье «О лозунге Соединённых Штатов Европы». Он писал:

Неравномерность экономического и политического развития есть безусловный закон капитализма. Отсюда следует, что возможна победа социализма первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, капиталистической стране.Ленин В.И. ПСС, т. 26, с.354-355.

Эта цитата широко известна. В ней Ленин говорит лишь о возможности победы социализма в одной стране. Именно эту цитату приводит автор статьи. Её по-своему комментировал Троцкий. На неё постоянно ссылался Сталин, в своих утверждениях о возможности построения социализма в отдельной стране.

Но вот менее известная цитата из статьи Ленина 1916 г. «Военная программа пролетарской революции». В ней он уже утверждал:

Развитие капитализма совершается в высшей степени неравномерно в различных странах. Иначе и не может быть при товарном производстве. Отсюда непреложный вывод: социализм не может победить одновременно во всех странах. Он победит первоначально в одной или нескольких странах, а остальные в течение некоторого времени останутся буржуазными или добуржуазными.
Ленин В.И. ПСС, т. 30, с.133.

И, наконец, мысль о возможности социализма в отдельно взятой и отсталой стране, как слабом звене империализма, мы находим и в его работе 1916 г. «Империализм, как высшая стадия капитализма».

Практическим воплощением этой идеи явились ленинские «Апрельские тезисы», в которых он в апреле 1917 года призывал перейти от буржуазной революции сразу к революции социалистической, что Маркс называл перманентной революцией. Понятно стремление Ленина ускорить и смягчить муки родов новой коммунистической формации, даже несмотря на то, что это было преждевременно, так как ещё не сложились все необходимые условия; даже несмотря на то, что эти преждевременные устремления были подвергнуты острой критике со стороны некоторых его соратников. Власть свалилась. И её надо было брать во чтобы то не стало – чтобы воплотить наконец в жизнь левые идеи строительства справедливого общества. И большевики её взяли.

После взятия власти Ленин продолжал надеяться на то, что политическая революция в России всё же послужит детонатором для революций в развитых странах капитала и они помогут молодой стране Советов. Но его надежды не сбылись. Мировая революция не состоялась. Тогда он уже вынужден был говорить о возможности построения социализма в советской России. Не отдавать же завоёванную власть буржуазии. Но отсталость страны вынудила перейти к новой экономической политике, вернуть элементы капитализма под властью большевиков. Широко известны слова Ленина, что от России нэповской мы перейдём к России социалистической.

Вместе с тем остаётся открытым вопрос, какое содержание включал Ленин в понятие «социализм»? Как первую фазу коммунизма он определил его в сентябре 1917 г. в своей книге «Государство и революция». Но что он понимал под социализмом до 1917 года? Так или иначе, он дал Сталину повод ошибочно утверждать, что в отдельной и слаборазвитой стране возможен переход в новую коммунистическую формацию без мировой революции.

Автором статьи также допущены некоторые неточности в конструкции пролетарского государства-коммуны. У Маркса в «Гражданской войне во Франции» речь идёт не о партийном максимуме, а о том, что никакой чиновник в пролетарском государстве не может получать зарплату выше, чем средняя зарплата рабочего. Более того, у Маркса конструкция пролетарского государства не предусматривает высших должностных лиц и их привилегий, постоянной армии и полиции. Поэтому трудно согласиться с выводом, что советская государственность соответствовала пролетарской государственности, что «все эти меры были обеспечены и закреплены Советской властью». Тем более что и сам Ленин неоднократно подчёркивал в споре с Троцким, что у нас государство не рабочее (пролетарское), а рабоче-крестьянское, подверженное мелкобуржуазной стихии, что из этого многое следует. К тому же в «Государстве и революции» Ленин пришёл к выводу, что социализм предполагает буржуазное государство, но без буржуазии, что несколько расходится с марксистскими взглядами о пролетарском государстве-коммуне.

Однако эти замечания не умаляют очевидные достоинства данной статьи.

Что ж, если опыт вышел боком,
Кому пенять, что он таков?
Великий Ленин не был богом
И не учил творить богов.

А.Твардовский

Вместо введения

Прежде чем приступить к существу дела, считаем необходимым сразу заявить следующее: теория государственного капитализма, с позиции которой будет вестись критика сталинизма, не есть троцкизм. Троцкий и Левая оппозиция считали, что в СССР не было государственного капитализма, как и не было социализма. Согласно взглядам Л.Троцкого:

  1. СССР — это деформированное рабочее государство, а его экономический базис — переходный между капитализмом и социализмом;

  2. СССР — не буржуазное государство;
  3. бюрократия является наростом на теле пролетарского государства, поэтому пролетариат должен совершить политическую революцию для устранения бюрократии. Успехи первых пятилеток Троцкий воспринимал как проявление социалистического характера СССР;
  4. Троцкий стоял за безусловную защиту СССР от интервенции в силу того, что на данном этапе, по его мнению, бюрократия вынуждена защищать завоевания Октября: госмонополию, 8 часовой рабочий день и т. д.;
  5. и, пожалуй, самое главное — Троцкий не считал советскую бюрократию особым классом.

Наиболее полно эти тезисы об общественном строе СССР раскрываются в его работе «Преданная революция». Помимо «Преданной революции», своё понимание природы Советского государства Л.Троцкий изложил в статьях: «Бонапартистская философия государства», «Новая московская амальгама», «Не рабочее и не буржуазное государство», «Ещё раз о характере СССР», «Немецкая революция и сталинская бюрократия».

На самом деле работ больше, но и этих вполне достаточно, чтобы ознакомиться со взглядами Л.Троцкого на этот вопрос. Развёрнутую критику теории деформированного рабочего государства Троцкого дал А.Савченко в работе «Стал ли троцкизм альтернативой сталинизму?».

Кому-то может показаться, что вопрос об общественно-экономическом строе СССР не является актуальным. Дело-де прошлое, спорить нам не о чем, давайте работать дружно. Такая точка зрения очень часто встречается у тех, кто только недавно примкнул к левому движению. Дескать, давно надо перестать спорить о прошлом, давно надо оторвать взор от старого хлама и изучать современные тенденции развития мирового капитализма.

Бесспорно, что капитализм нашего века нужно изучать и посвящать этому немало усилий. Но от того, как мы понимаем природу общественно-экономического строя СССР, не в последнюю очередь будет зависеть и наш дальнейший анализ мировой капсистемы и наша дальнейшая стратегия и тактика. Ведь ошибочное понимание прошлого может стать основанием ложного понимания настоящего, побудить к опрометчивым действиям и плачевным результатам в будущем. Спор о характере исчезнувшего государства есть не просто топтание на месте. Это скорее шаг назад, который впоследствии поможет нам сделать два шага вперёд.

Очерк первый. Капитализм

Чтобы непосредственно подойти к вопросу о возможности построения социализма в одной отдельно взятой стране в принципе, и о том, чем был Советский союз в частности, нужно составить себе общее представление о том, что такое капитализм, чем эта формация принципиально отличается от предшествующих ей форм развития общества. Ведь именно капиталистический способ производства создаёт необходимые предпосылки для перехода общества на принципиально иную ступень общественного развития.

Что такое капитализм?

Согласно материалистическому пониманию истории, общество проходит определённые стадии своего развития – исторические формации. Конфликт производительных сил и производственных отношений на определённой ступени приводит к смене общественной формации. Буржуазная формация отлична от всех предшествующих формаций тем, что она посредством мирового рынка объединила и тесно связала весь остальной мир. Эпоха, когда Китай и Индия развивались независимо от цивилизаций Плодородного полумесяца, а все они вместе взятые от цивилизаций Северной и Южной Америки давно канула в лету.

Капиталистическая промышленность уже стала относительно независимой от узких рамок местного производства необходимых ей сырых материалов. Текстильная промышленность перерабатывает преимущественно привозное сырьё. Испанская железная руда перерабатывается в Англии и Германии, испанская и южноамериканская медная руда — в Англии. Каждый каменноугольный бассейн снабжает промышленность топливом далеко за своими пределами, охватывая всё более расширяющуюся с каждым годом область. На всём европейском побережье паровые машины приводятся в движение английским каменным углём, местами — немецким и бельгийским.Энгельс Ф. Анти-Дюринг. Т.20, с.308

Это ключевой момент к пониманию буржуазной формации: замкнутому на себя локальному производству, национальной промышленности пришёл конец. «Национальная промышленность» Англии есть не только английские ресурсы, но и ресурсы Индии, Африки, Франции и России. Торговля между государствами создала взаимозависимость государств и континентов друг от друга. Капитализм — это мировая система, мировой рынок, который диктует свои законы Европе и Китаю, США и России.

Сам капитализм зарождается в недрах феодального общества и первым шагом к тому, чтобы капиталистические отношения окончательно утвердились и победили, становится борьба за буржуазное национальное государство. Национальное государство беспощадно уничтожает, растворяет в себе государственные образования феодальной эпохи: княжества, графства, баронства, курфюршества…, заменяя их департаментами, префектурами, губерниями и т. п., ликвидируя внутренние границы, таможенные пошлины между регионами, создавая единый административный аппарат, единую налоговую систему, почту, единую армию, школу и так далее. Производительные силы, которым стало тесно в рамках средневековых цехов и локальных рынков требовали новых производственных отношений и новых форм государственности – и они появились. Национальное государство — адекватная капиталистическому способу производства форма, без которой он не способен существовать и развиваться.

Капитализм и частная собственность

Бесспорно, что социальное неравенство, классы и само государство возникают в недрах первобытного коммунизма вместе с появлением прибавочного продукта, ростом населения, возникновением разделения труда и частной собственности. Частную собственность не стоит понимать буквально как собственность в частных руках.

«…Собственность, — писал К.Маркс, — есть распоряжение чужой рабочей силой. Разделение труда и частная собственность, это – тождественные выражения: в одном случае говорится по отношению к деятельности тоже самое, что в другом – по отношению к продукту деятельности» (Т.3. Немецкая идеология. С.31).

Частная собственность может существовать в самых различных формах: азиатской, античной, феодальной, буржуазной, а сама буржуазная частная собственность может существовать не только в форме индивидуальной частной собственности, а и в форме государственной, коммунальной, акционерной, групповой. В истории были общества, где имела место лишь государственная форма собственности, – например, в Древнем Шумере, Китае, Индии, Египте, Спарте или империи инков, – что отнюдь не исключало наличия в этих обществах института частной собственности, а значит классов и эксплуатации.

Главная характеристика капитализма – это не индивидуальная частная собственность в противоположность собственности ассоциированной — акционерной или государственной, но частная капиталистическая собственность как таковая, то есть эксплуатация капиталом наёмного труда. Более того, наиболее развитой формой капиталистической частной собственности является не индивидуальная, а именно ассоциированная частная собственность.

Так как частная собственность, например, представляет собой не простое отношение и уж совсем не абстрактное понятие или принцип, а всю совокупность буржуазных производственных отношений — речь идёт не о подчинённой, пришедшей к гибели, а именно о существующей теперь, буржуазной частной собственности, — так как все эти буржуазные производственные отношения являются классовыми отношениями, что должно быть известно каждому ученику из Адама Смита или Рикардо, то изменение или вообще уничтожение этих отношений может, конечно, произойти лишь в результате изменения самих классов и их взаимных отношений.К. Маркс. «Морализирующая критика и критикующая мораль» (Т.4, с.318).

То есть, частная собственность — это, прежде всего, экономическая категория и когда мы говорим о частной собственности при капитализме, мы говорим не о правовой форме, а об экономическом содержании: всеобщем характере товарного производства, рынке рабочей силы, накоплении капитала, антагонизме между трудом и капиталом, зарплате и т. д. Смена юридического собственника не изменяет характера экономических отношений при капитализме. От такой ошибки предостерегал в своё время ещё Энгельс.

Социал-демократическая партия не имеет ничего общего с так называемым государственным социализмом, системой огосударствления в фискальных целях, которая ставит государство на место частного предпринимателя и тем самым объединяет в одних руках силу экономической эксплуатации и политического угнетения рабочего.См. Проект программы Правления Социал-демократической партии Германии 1891 года с правками Ф.Энгельса. Т.22, с.623).

Но ни переход в руки акционерных обществ, – писал Энгельс, — ни превращение в государственную собственность не уничтожают капиталистического характера производительных сил. Относительно акционерных обществ это совершенно очевидно. А современное государство опять-таки есть лишь организация, которую создаёт себе буржуазное общество для охраны общих внешних условий капиталистического способа производства от посягательств как рабочих, так и отдельных капиталистов. Современное государство, какова бы ни была его форма, есть по самой своей сути капиталистическая машина, государство капиталистов, идеальный совокупный капиталист. Чем больше производительных сил возьмёт оно в свою собственность, тем полнее будет его превращение в совокупного капиталиста и тем большее число граждан будет оно эксплуатировать. Рабочие останутся наёмными рабочими, пролетариями. Капиталистические отношения не уничтожаются, а, наоборот, доводятся до крайности, до высшей точки. Но на высшей точке происходит переворот. Государственная собственность на производительные силы не разрешает конфликта, но она содержит в себе формальное средство, возможность его разрешения» (Развитие социализма от утопии к науке. Т.19, с.222-223). Следовательно, уничтожить капиталистический способ производства – это не значит уничтожить индивидуальную частную собственность, национализировав её, а уничтожить капитализм со всеми его законами, отношениями, формами эксплуатации и кризисами. Обратите внимание, Энгельс пишет именно «государственная собственность на производительные силы не разрешает конфликта», а значит решение классового конфликта, конфликта труда и капитала, заключается отнюдь не в самой государственной собственности, как одной из форм всё той же капиталистической частной собственности. Частная собственность и в форме государственной собственности предполагает сохранение системы наёмного труда. Смена формы капиталистической собственности приводит к тому, что пролетарий продаёт свою силу уже не отдельному капиталисту, а государству капиталистов, и что государство теперь является владельцем средств производства, по сути, выполняя ту же функцию, что ранее выполнял отдельный капиталист или акционерное общество капиталистов.

Классы

Что такое классы? Открываем и читаем:

Классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определённой системе общественного производства, по их отношению (большей частью закреплённому и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы, это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определённом укладе общественного хозяйства.Ленин В.И. Великий почин. Т.39, с.15

Кто владеет средствами производства, кто занимается организацией труда и распределением прибавочного продукта — тот и представляет собой господствующий класс. История свидетельствует, что были эпохи и периоды, когда господствующий класс полностью сливается с государственным аппаратом, когда государство, чиновничество и было господствующим классом.

Была ли бюрократия господствующим классом в СССР? Согласно ленинскому определению классов – вполне!

Какой долей общественного богатства располагал этот класс?

На этот вопрос проливают некоторый свет размышления академика, экономиста, основателя Института мирового хозяйства и мировой политики Е.С.Варги (1879—1964). Вот что он писал в своих предсмертных записках «Вскрыть через 25 лет»:

Что происходит сегодня? Рабочий совхоза в месяц зарабатывает 30—50 рублей; академик приблизительно 1000 руб., т. е. в 20, а то и в 30 раз больше. А каковы реальные доходы тех, кто принадлежит к верхушке бюрократии, к правящему в стране слою? А лучше сказать, сколько платит государство в месяц самому себе? Этого не знает никто! Но каждый знает, что под Москвой существуют дачи — конечно, государственные; при них постоянно находится 10—20 человек охраны, кроме того, садовники, повара, горничные, специальные врачи и медсёстры, шофёры и т. д. — всего до 40—50 человек прислуги. Всё это оплачивает государство. Кроме того, естественно, имеется городская квартира с соответствующим обслуживанием и по меньшей мере ещё одна дача на юге. У них персональные спецпоезда, персональные самолёты, и те и другие с кухней и поварами, персональные яхты и, конечно же, множество автомобилей и шофёров, обслуживающих днём и ночью их самих и членов их семей. Они бесплатно получают, или по крайней мере получали раньше (как обстоит дело теперь, я точно не знаю) все продукты питания и прочие предметы потребления. Во что обходится всё это государству? Я этого не знаю! Но я знаю, что для обеспечения такого уровня жизни в Америке надо быть мультимиллионером! Только оплата самое малое 100 человек личной обслуги обошлась бы в месяц примерно в 30—40 тыс. долл. Вместе с прочими расходами это составило бы более полумиллиона долларов в год!См. http://docs.podelise.ru/docs/index-7494.html

Многие марксисты считали и считают, что бюрократия в СССР не являлась классом. Так думал и Троцкий.

Л.Д.Троцкий в доказательство того, что бюрократия в СССР не является господствующим классом, указывает на то, что чиновники не имеют акций и облигаций и не могут передать свои эксплуататорские права по наследству. При этом он искусственно переносит черты частновладельческой формы капитализма на государственную и сам же удивляется, как же нелепо это выглядит. С таким же успехом Л.Д. Троцкий мог бы доказывать, что церковные иерархи в средние века не были феодалами, поскольку они не имели феодальных гербов и не могли передать свои должности по наследству. Между тем церковь (и православная, и католическая) была крупнейшим землевладельцем в Европе, на церковных землях работали тысячи зависимых крестьян, а по богатству далеко не каждый монарх мог сравниться с крупными духовными феодалами.Здоров А. Госкапитализм и модернизация Советского Союза: Марксистский анализ советского общества. Изд. 2-е, испр. и доп. – М.: КомКнига, 2006, с.60.

В дополнение к этому мы можем обратить внимание наших читателей на то, какие большие группы людей в истории общества Маркс и Энгельс считали классами. Не только свободных и рабов, но и плебеев и патрициев, мастеров и подмастерьев, «короче, угнетающих и угнетаемых» вообще (См. «Манифест»).

Кто такой капиталист?

На том, кто и что есть капиталист, следует остановиться более подробно.

Капиталист есть персонифицированный капитал, который лишь выполняет функции, возложенные на него данным способом производства. Капиталистом, следовательно, не обязательно может быть физическое лицо, т. е. частник в буквальном смысле. Его роль может играть и государство, и акционерное общество, и корпорация. Маркс и Энгельс не делали каких-либо исключений на этот счёт. Отличительной чертой капиталистического способа производства они считали именно эксплуатацию формально, юридически свободного наёмного труда капиталом, именно процесс производства прибавочной стоимости посредством эксплуатации наёмного труда! Частная же собственность вообще, без дальнейших определений, характеризует капитализм не более, чем рабовладельческую или, скажем, феодальную формацию. Отличительной же чертой капиталистической частной собственности является эксплуатация свободного наёмного труда капиталом. Рабочая сила есть товар, который покупается и продаётся. Неважно, кто именно является покупателем в этом случае — государство или частное лицо. И государство, и акционерное общество, и частник — есть капиталист, покупающий и эксплуатирующий рабочую силу. В этом вся суть. От того, например, что украинские железные дороги или Укравтодор принадлежат государству, они не становятся автоматически от этого социалистическими предприятиями.

Капитализм начинает свою историю с появлением свободного наёмного рабочего. Эксплуатация наёмного труда есть экономическая основа буржуазной формации. Пока существует наёмный труд, существует и капитализм. Уничтожить экономическую основу капитализма, значит уничтожить наёмный труд. В корне неверно говорить о социализме там, где система эксплуатации наёмного труда не только не уничтожена, но доведена до крайности, будучи поддерживаема периодическими карательными мерами.

Внеэкономические меры принуждения и прочие репрессивные меры государственного насилия против рабочего класса в советском государстве следует искать в неразвитости его экономического базиса. Ещё раз: капиталистический способ производства характеризует отнюдь не частная собственность вообще, которая присуща всем без исключения общественным формациям, основанным на эксплуатации, а система наёмного труда и капитала с вытекающим из неё классовым антагонизмом. Если есть наёмный труд, следовательно, есть не только рынок труда, но и покупатель этого наёмного труда, с которым работник заключает договор. Согласно этому договору рабочий продаёт нанимателю свою способность трудиться определённое количество часов в день. Совершенно без разницы, кем будет этот персонифицированный капитал, какой юридическо-правовой формой представлен. Главное заключается в том, что наёмный труд не может существовать сам по себе без того, кто будет его покупать. Тот, кто покупает рабочую силу работника ради производства прибавочного продукта и воплощённой в нём прибавочной стоимости, кто выносит этот продукт в качестве товара на рынок, называется капиталистом. На фабрику, завод, корпорацию, трест, безразлично, государственную или нет, работают наёмные рабочие. Они продают этому юридическому лицу товар – т. е. свою способность трудиться, и получают взамен деньги, зарплату, на которую они уже сами покупают необходимые им товары.

Очерк второй. Социализм

Производительные силы социализма

Куда девался феодализм? В недрах феодального строя возникли такие производительные силы, которые впоследствии его и погубили. Производительные силы капитализма переросли феодальные производственные отношения и феодальное государство, став на определённой ступени развития несовместимыми с последними. То же самое произойдёт и с капитализмом. Почему же капитализм до сих пор существует?

Потому, что ни одна общественная формация не погибает раньше, чем разовьются все производительные силы, для которых она даёт достаточно простора, и новые более высокие производственные отношения никогда не появляются раньше, чем созреют материальные условия их существования в недрах самого старого общества (Маркс К. К критике политической экономии. Т.13, с.7).

Социализм есть более высокая стадия общественного развития, чем капитализм. Социализм может опираться лишь на самые передовые производительные силы. Социализм означает, что производительные силы переросли буржуазную формацию.

Кризисы капитализма, начавшиеся ещё в начале XIX века, были сигналом того, что производительным силам становится тесно в границах национального государства. Самодовлеющей национальной промышленности уже нет, а национальные границы остаются. Национальное государство, из условия прогрессивного развития производства шаг за шагом становится тормозом для дальнейшего развития производительных сил. Соответственно, прогрессивным и необходимым делом теперь уже будет ликвидация национальных перегородок, как когда-то в своё время феодальных барьеров. (Так, например, «Германия в конце XVIII века была разделена на 324 светских и церковных области, в том числе 61 имперский город, а также 1475 дворянских владений». — См. «Образование единого внутреннего рынка Германии», газета «Пролетарский интернационализм» №23, 2016).

Социализм и социалистическое общество, согласно теории марксизма, — это глобальное общество, но никак не локальное автократическое государство. Капиталистическую общественную формацию невозможно ликвидировать в рамках национального государства. Как можно строить социализм в том месте, которое, по сути, само является преградой для возникновения и развития социализма?

Буржуазный период истории призван создать материальный базис нового мира: с одной стороны, развить мировые сношения, основанные на взаимной зависимости всего человечества, а также и средства этих сношений; с другой стороны — развить производительные силы человека и обеспечить превращение материального производства в господство при помощи науки над силами природы. Буржуазная промышленность и торговля создают эти материальные условия нового мира подобно тому, как геологические революции создали поверхность земли. Лишь после того как великая социальная революция овладеет достижениями буржуазной эпохи, мировым рынком и современными производительными силами и подчинит их общему контролю наиболее передовых народов, — лишь тогда человеческий прогресс перестанет уподобляться тому отвратительному языческому идолу, который не желал пить нектар иначе, как из черепов убитых.Маркс К. Будущие результаты британского владычества в Индии.Т.9, с. 230.

Догнать капитализм?

Если производительные силы капитализма не созрели для социализма, то можно ли создать их в ходе социалистического строительства?

Как называются те производительные силы, которые не доросли до социалистических? Чем будет по сути «предсоциалистическая экономика»? Она будет ничем иным, как экономическим развитием основ социализма, говоря другими словами – развитием всё той же капиталистической экономики.

В этом ключе довольно забавно звучит формула Сталина-Хрущёва «Догнать и перегнать капитализм!». Если у нас уже осуществлена первая фаза коммунизма, т. е. более прогрессивная форма общественных отношений и более высокая ступень производительных сил, то почему социализм вынужден всё ещё догонять капитализм? Разве это не абсурд утверждать, что более прогрессивный строй ставит перед собой цель догнать более отсталый?

Выводы:

  1. Капиталистическая собственность существует в двух основных формах: в форме индивидуальной частной собственности и ассоциированной частной собственности;

  2. с переходом от индивидуальной к ассоциированной форме и обратно сущность капиталистических отношений не меняется, капитализм не возникает и не уничтожается. Он остаётся всё тем же капиталистическим способом производства со всеми присущими ему отношениями, эксплуатацией наёмного труда капиталом, конкуренцией как внутри отдельных государств, так и между государствами;
  3. государственная форма собственности при капитализме есть капиталистическая форма собственности;
  4. мировое производство и мировой рынок всё теснее связывают государства и целые континенты между собой. Буржуазное национальное государство из условия развития производительных сил всё больше и больше становится его преградой;
  5. социализм не совместим с существованием национального, то есть буржуазного государства; уничтожение буржуазного национального государства тождественно уничтожению буржуазного государства как такового;
  6. сущностью капитализма является капиталистическая частная собственность, то есть использование наёмного труда с целью получения прибавочной стоимости;
  7. общество, которое ставит своей задачей догнать и перегнать передовые капиталистические страны по уровню экономического развития, не есть социалистическое общество.

О возможности победы социализма в одной отдельно взятой стране

Не противоречит ли вышесказанному следующее утверждение Ленина:

Неравномерность экономического и политического развития есть безусловный закон капитализма. Отсюда следует, что возможна победа социализма первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, капиталистической стране. Победивший пролетариат этой страны, экспроприировав капиталистов и организовав у себя социалистическое производство, встал бы против остального, капиталистического мира, привлекая к себе угнетённые классы других стран, поднимая в них восстание против капиталистов, выступая в случае необходимости даже с военной силой против эксплуататорских классов и их государств.О лозунге Соединённых Штатов Европы. Т.26, с.354-355.

Вот как разобрал этот вопрос Л.Троцкий:

Отсюда следует» прямо противоположное. Если бы исторический процесс состоял в том, что отдельные страны развиваются не только неравномерно, но и независимо друг от друга, изолированно друг от друга, тогда из закона неравномерного развития несомненно вытекала бы возможность построения социализма в одной, отдельно взятой, капиталистической стране: сперва в наиболее передовой, затем, по мере созревания, в более отсталых…

…в течение которой нации будут вступать в революционный поток одна после другой; но что, с другой стороны, органическая взаимозависимость отдельных стран, развившаяся в международное разделение труда, исключает построение социализма в отдельной стране.

…Что здесь имеет в виду Ленин? Только то, что победа социализма, в смысле установления диктатуры пролетариата, возможна первоначально в отдельной стране, которая тем самым окажется противостоящей капиталистическому миру. Пролетарскому государству, чтоб отражать нападения и самому перейти в революционное наступление, придётся предварительно «организовать у себя социалистическое производство», то есть самому повести работу на заводах, отнятых у капиталистов. Только и всего. Такая «победа социализма» была, как известно, впервые одержана в России, и первому рабочему государству, чтоб отражать мировую интервенцию, пришлось первым делом «организовать у себя социалистическое производство», или тресты «последовательно-социалистического типа».

Под победой социализма в отдельной стране Ленин понимал, следовательно, не фантасмагорию самодовлеющего социалистического общества, да ещё в отсталой стране, а нечто гораздо более реалистическое, именно то, что создала у нас Октябрьская революция уже в первый период своего существования.Л.Троцкий. Критика проекта программы Коммунистического Интернационала. Гл.1

Чтобы убедить читателя в том, что Ленин не помышлял ни о каком национальном социализме, приведём ещё несколько красноречивых выдержек из Ленина:

Из этого фактического положения вытекает с очевидностью задача пролетариата. Беззаветно смелая революционная борьба против монархии (лозунги конференции января 1912 г., «три кита»), — борьба, увлекающая за собой все демократические массы, т. е., главным образом, крестьянство. А вместе с тем беспощадная борьба с шовинизмом, борьба за социалистическую революцию Европы в союзе с европейским пролетариатом. Колебания мелкой буржуазии не случайны, а неизбежны, они вытекают из её классового положения. Военный кризис усилил экономические и политические факторы, толкающие её — и крестьянство в том числе — влево. В этом объективная основа полной возможности победы демократической революции в России. Что в Западной Европе вполне созрели объективные условия социалистической революции, этого нам нет надобности доказывать здесь; это признавали до войны все влиятельные социалисты во всех передовых странах.О двух линиях революции. Т.27, с.79-80.

Россия — крестьянская страна, одна из самых отсталых европейских стран. Непосредственно в ней не может победить тотчас социализм. Но крестьянский характер страны, при громадном сохранившемся земельном фонде дворян-помещиков, на основе опыта 1905 года, м о ж е т придать громадный размах буржуазно-демократической революции в России и сделать из нашей революции пролог всемирной социалистической революции, ступеньку к ней.

В борьбе за эти идеи, всецело подтверждённые и опытом 1905 года и весной 1917 г., сложилась наша партия, непримиримо выступая против всех остальных партий, и за эти идеи будем мы бороться и впредь.

В России не может непосредственно и немедленно победить социализм. Но крестьянская масса может довести неизбежный и назревший аграрный переворот до конфискации всего необъятного помещичьего землевладения... Подобный переворот сам по себе не был ещё отнюдь социалистическим. Но он дал бы громадный толчок всемирному рабочему движению… Русский пролетариат не может одними своими силами победоносно завершить социалистической революции. Но он может придать русской революции такой размах, который создаст наилучшие условия для неё, который в известном смысле начнёт её. Он может облегчить обстановку для вступления в решительные битвы своего главного, самого верного, самого надёжного сотрудника, европейского и американского социалистического пролетариата.Прощальное письмо швейцарским рабочим. Т.31, с.91-93.

Если смотреть во всемирно-историческом масштабе, то не подлежит никакому сомнению, что конечная победа нашей революции, если бы она осталась одинокой, если бы не было революционного движения в других странах, была бы безнадёжной.Политический отчёт ЦК 7 марта. VII Экстренный съезд РКП 6—8 марта 1918 г..Т.36, с.11.

Мы являемся одним из революционных отрядов рабочего класса, выдвинувшимся вперёд не потому, что мы лучше других рабочих, не потому, что российский пролетариат стоит выше рабочего класса иных стран, но только и только потому, что мы были одной из самых отсталых стран в мире. Мы придём к окончательной победе только тогда, когда нам удастся сломить, наконец, окончательно международный империализм, опирающийся на грандиозную силу техники и дисциплины. Но мы придём к победе только вместе со всеми рабочими других стран всего мира… Наша отсталость двинула нас вперёд, и мы погибнем, если не сумеем удержаться до тех пор, пока мы не встретим мощную поддержку со стороны восставших рабочих других стран.Речь в московском Совете рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов 23 апреля 1918 г. Т.36, с.234-235.

Тов. Подбельский нападал на то, что в одном из параграфов говорится о предстоящей социальной революции. Он изображал на этом основании программу, как чуть ли не какое-то покушение на «оскорбление её величества» — социальной революции. Мы в социальной революции находимся, а нам говорят о ней, как о предстоящей! Такой довод явно несостоятелен, ибо у нас в программе речь идёт о социальной революции в мировом масштабе.Заключительное слово по докладу о партийной программе. Т.38, с.175.

Выясняется вполне, что социалистическая революция, которая надвигается для всего мира, никоим образом не будет состоять только в победе пролетариата в каждой стране над своей буржуазией.Доклад на II Всероссийском съезде коммунистических организаций народов Востока. Т.39, с.327.

Пока наша Советская республика останется одинокой окраиной всего капиталистического мира, до тех пор думать о полной нашей экономической независимости и об исчезновении тех или иных опасностей было бы совершенно смешным фантазёрством и утопизмом.Доклад ВЦИК и СНК о внутренней и внешней политике VIII съезду советов 22 декабря 1920 г. Т.42, с.135.

И, наконец, слово Ф.Энгельсу:

Может ли... революция произойти в одной какой-нибудь стране?

Ответ: Нет. Крупная промышленность уже тем, что она создала мировой рынок, так связала между собой все народы земного шара, в особенности цивилизованные народы, что каждый из них зависит от того, что происходит у другого. Затем крупная промышленность так уравняла общественное развитие во всех цивилизованных странах, что всюду буржуазия и пролетариат стали двумя решающими классами общества и борьба между ними — главной борьбой нашего времени. Поэтому коммунистическая революция будет не только национальной, но произойдёт одновременно во всех цивилизованных странах, т. е., по крайней мере, в Англии, Америке, Франции и Германии. В каждой из этих стран она будет развиваться быстрее или медленнее, в зависимости от того, в какой из этих стран более развита промышленность, больше накоплено богатств и имеется более значительное количество производительных сил. Поэтому она осуществится медленнее и труднее всего в Германии, быстрее и легче всего в Англии. Она окажет также значительное влияние на остальные страны мира и совершенно изменит и чрезвычайно ускорит их прежний ход развития. Она есть всемирная революция и будет поэтому иметь всемирную арену.Энгельс Ф. Принципы коммунизма. Т.4, с.334.

Ни о каких национальных силах революции Энгельс и думать не думал. Даже победа революции в Германии или другой отдельно взятой европейской стране Энгельсом не рассматривается. Не просто изолированное социалистическое строительство, но и сама революция! Поэтому из цитированных работ совершенно ясно, что социалистическая революция в национальных границах по Ленину мыслилась как первый этап, как начало революции мировой, т. е. социалистической, а также как этап захвата власти пролетариатом, но точно не как завершающий этап революции.

Очерк третий. Советский опыт

Аргументы сталинистов

В вопросе о характеристике «советского социализма», нужно выделить ряд ключевых аргументов сталинистов.

  1. наличие диктатуры пролетариата в СССР (экономико-политическая власть, партия и т. д.);

  2. тотальная государственная собственность;
  3. тотальное государственное планирование;
  4. отсутствие кризисов (вопрос о закрытой экономике, автаркии и монополии внешней торговли).

Был ли СССР государством диктатуры пролетариата?

Нужно напомнить, что «строительство» социализма возможно только при сломе старой государственной машины посредством нового, уже отмирающего государства, то есть полугосударства диктатуры пролетариата.

Чем характеризуется буржуазная государственная машина?

Прежде всего, наличием:

  1. профессиональной армии;

  2. профессионального чиновничества;
  3. полиции.

Все эти три атрибута буржуазного государства необходимо выделить как наиболее важные.

Заменить старые органы угнетения, полицию, чиновничество, постоянную армию всеобщим вооружением народа, действительно всеобщей милицией — вот единственный путь, гарантирующий страну в наибольшей степени от восстановления монархии и дающий возможность идти планомерно, твёрдо и решительно к социализму, не «вводя» его сверху, а поднимая громадные массы пролетариев и полупролетариев к искусству государственного управления, к распоряжению всей государственной властью.Ленин В.И. О пролетарской милиции. Т.31, с.288.

То есть, пролетарская диктатура не сводится к одной национализации и огосударствлению собственности, а есть именно рабочая демократия и управление пролетариатом государством. Слом старой государственной машины, соответственно, не есть смена буржуазного бюрократического государственного аппарата «советским» бюрократическим государственным аппаратом, а его полнейшее уничтожение, ликвидация чиновничества, армии, полиции и замена этих буржуазных по своей сути институтов всеобщим вооружением народа, милицией, привлечением массы трудящихся к управлению государством.

Важными характеристиками новой, пролетарской демократии, согласно опыту Парижской Коммуны и Советов, является:

  1. Возможность в любой момент отзыва депутата.

  2. Парт. максимум — т. е. заработная плата коммуниста-управленца или коммуниста-депутата не может превышать среднюю заработную плату рабочего.
  3. Отсутствие разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную.
  4. Отсутствие постоянной армии и полиции.
  5. Обязательное привлечение каждого члена Совета/Коммуны к выполнению определённой работы по управлению государством, а также последовательная смена этих работ с тем, чтобы они постепенно охватывали все отрасли управления.
  6. Постепенное вовлечение всего трудящегося населения поголовно в работу по управлению государством.

Все эти меры были обеспечены и закреплены Советской властью. Но следует принять во внимание, что все эти меры — меры политические. Политическая власть суть политическая надстройка. Если у пролетариата нет экономической власти, следовательно, и политическая власть продержится недолго. Экономической властью пролетариата является непосредственное управление рабочих масс не столько государством, сколько средствами производства.

Необходимо учесть, что пролетарская диктатура в России во многом завершала буржуазно-демократическую революцию в России. Условия гражданской войны в стране, где крестьянство составляло большинство, экономическая отсталость России вели к тому, что институты буржуазного государства: профессиональная армия, профессиональное чиновничество, полиция… возрождались в новой форме, под новыми вывесками. Отсталый экономический базис, поражение пролетарской революции в Германии и тем самым европейской и мировой революции не позволили пролетарской диктатуре в России сломать буржуазную государственную машину и довести социалистическую революцию до конца.

Нам могут возразить, что диктатура пролетариата это есть управление в интересах пролетариата. Кто же решает вопрос об интересах пролетариата, если не сам пролетариат? Утверждать, что можно прямую рабочую демократию заменить управлением в интересах пролетариата без участия пролетариата в управлении, означает попросту не понимать, что такое диктатура пролетариата. Если пролетариат не управляет и не готов управлять, то о каком социализме или социалистической революции может идти вообще речь?

В этой связи нельзя не согласиться со следующим утверждением:

Определяющий признак «рабочего государства» (лучше говорить прямо: диктатура пролетариата) — не государственная собственность, а рабочая власть, руководство организованного и вооружённого пролетариата всеми областями жизни общества. Где нет рабочей власти, нет и не может быть рабочего государства. Возможны переходные ситуации, и термин Троцкого «деформированное рабочее государство», ложный для сталинского СССР, правилен для Советской республики времён гражданской войны, когда диктатура пролетариата осуществлялась большевистской партией, но эта партия сохраняла революционно-пролетарский характер и имела целью разрушение капиталистических отношений, а не их распространение, триумф и увековечивание, как возникшая на её обломках возглавляемая Сталиным партия национал-капиталистического строительства.Савченко А. Почему троцкизм не стал альтернативой сталинизму?.

Савченко совершенно верно подметил, что власть большевиков – это не чистая пролетарская диктатура. Жёсткая централизация власти в условиях гражданской войны в стране, где крестьянство составляет большинство, неизбежно вели к подавлению большинства меньшинством и тем самым к бюрократизации пролетарского государства, к постепенному перерождению диктатуры пролетариата в диктатуру чиновника и бюрократа. Создание однопартийного правительства, впоследствии роспуск фабзавкомов, централизация – всё это в совокупности даёт нам право называть первую советскую республику деформированным рабочим государством, у которого было лишь два пути. Первый – стать настоящей пролетарской диктатурой в случае победы мировой революции. Второй – выродиться в ту или иную разновидность буржуазной диктатуры. Результат нам известен. С приходом к власти Сталина и его клики, пожалуй, самого страшного детища русской отсталости, рабочие получают автократическое буржуазное государство с ещё более независимой политической надстройкой от рабочих, чем в обычной буржуазно-демократической парламентской республике.

Великая Октябрьская социалистическая революция?

В отличие от последующих фальсификаторов истории, кажется, никто из лидеров большевистской партии не рассматривал Февральскую революцию как буржуазно-демократическую, а Октябрь – как социалистическую. Революция 1917 года рассматривалась большевиками как единое целое, а Октябрь — лишь как один из её этапов. Здесь можно провести аналогию с событиями Великой французской революции, в которой штурм Бастилии и штурм Тюильри представляли собой лишь звенья единого революционного процесса, а не отдельные революции.

С постепенным отстранением и истреблением ленинского руководства, началась и соответствующая фальсификация не только исторических фактов (как это в «Кратком курсе истории ВКП(б)»), но теоретических. Октябрь сталинистами начал рассматриваться как чисто социалистическая революция, которая и привела, соответственно, через коллективизацию и индустриализацию к торжеству социализма.

Рассмотрим более подробно этот вопрос. Да, гегемоном в российской революции 1917 г. был пролетариат. Почему? Потому, что в доведении буржуазной революции до конца российская буржуазия заинтересована не была. Она тысячами нитей была связана с бюрократическим аппаратом самодержавия и помещичьем землевладением. Большинство помещиков к началу революции заложили под кредиты свою землю банкам, а это значит, что отобрать землю у помещиков и отдать её крестьянам, было всё равно, что отобрать её у буржуазии. Тем самым задачи этой буржуазной революции ложились на плечи другого, не связанного ни с помещиками, ни с банкирами, более революционного класса, — пролетариата.

Политическое руководство революцией пролетариатом ещё не говорит о том, что это есть социалистическая революция. Социалистическая революция действительно является социалистической, когда капиталистические производительные силы уже не могут более сосуществовать с буржуазными производственными отношениями, когда к этому действительно созрел экономический базис. Смотреть только на политический аспект, на надстройку, будет ошибочно. Экономически Россия оставалась отсталой, ей только предстояло выйти из полуфеодального общества к капитализму. Производительные силы Российской империи, в отличие от европейских государств, были готовы лишь для перехода общества к капитализму.

Кто же будет проводить буржуазную революцию и кто будет её движущей силой, если на это не способна буржуазия? В буржуазную эпоху город господствует над деревней, ведёт за собой деревню. Если на это не способна буржуазия, её место занимает пролетариат. Именно на этот класс ложилась задача стать самым радикальным крылом буржуазной революции. Буржуазная революция, как верно подметил один левый публицист, это не революция, что вершится «во счастие» буржуазии. Это социальная революция, расчищающая дорогу капиталистическим отношениям. Не буржуа создаёт капитализм по образу и подобию своему, а капитализм рождает эту персонификацию, точно также как не попы «делают» религию, а религия, «заколдованный, извращённый и на голову поставленный мир» (Маркс) превращают обычных людей в попов.

С задачей буржуазной революции так до конца и не справились люди, пришедшие к власти в феврале 1917... Русская революция оставалась незавершённой, незаконченной. Необходимость в разрешении вопросов буржуазной революции сохранилась, и эту необходимость пришлось решать уже большевикам. Чтобы приступить к социалистической революции, российскому пролетариату требовалось довести до конца дело, начатое ещё в феврале 1917.

Дадим слово Ленину:

Мы довели буржуазно-демократическую революцию до конца, как никто. Мы вполне сознательно, твёрдо и неуклонно продвигаемся вперёд, к революции социалистической, зная, что она не отделена китайской стеной от революции буржуазно-демократической, зная, что только борьба решит, насколько нам удастся (в последнем счёте) продвинуться вперёд, какую часть необъятно высокой задачи мы выполним, какую часть наших побед закрепим за собой…

Но чтобы закрепить за народами России завоевания буржуазно-демократической революции, мы должны были продвинуться дальше, и мы продвинулись дальше. Мы решали вопросы буржуазно-демократической революции походя, мимоходом, как «побочный продукт» нашей главной и настоящей, пролетарски-революционной, социалистической работы.К четырёхлетней годовщине Октябрьской революции Т.44, с.144-152.

Итак, Ленин указывает на переходный характер российской революции. Об этом же свидетельствуют и нормативно-правовые акты Советской республики, подтверждающие то, что Октябрь первым делом завершал буржуазную революцию:

  1. Декрет о земле. Это, пожалуй, один из важных декретов русской революции. Осуществить свою революцию пролетариат мог только заручившись поддержкой крестьянства — подавляющего большинства населения империи. Уничтожение помещичьей земли— одна из задач буржуазной революции, которая в ряде развитых государств Европы уже была осуществлена.

    Может ли большинство крестьян в России потребовать и ввести национализацию земли? Несомненно, да. Есть ли это социалистическая революция? Нет. Это ещё буржуазная революция, ибо национализация земли такая мера, которая совместима с капитализмом. Но это в то же время удар частной собственности на важнейшее средство производства. Такой удар усиливает пролетариев и полупролетариев неизмеримо больше, чем это бывало в революциях XVII, XVIII и XIX веков.Ленин В.И. Один из коренных вопросов. Т.31, с. 302.

  2. Декларация прав народов России. Обратимся к его тексту, который провозглашал:
    1. Равенство и суверенность народов России.

    2. Право народов России на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства.
    3. Отмена всех и всяких национальных и национально-религиозных привилегий и ограничений.
    4. Свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп, населяющих территорию России.

    Для развития капитализма это был очень важный шаг, учитывая, что великороссы не составляли большинства собственного государства.

  3. Декрет об уничтожении сословий и гражданских чинов, соответственно, предусматривал полную ликвидацию сословной системы, наследия российского средневековья. Тем самым утверждалось юридическое равенство всех граждан государства.
  4. Декрет об отделении церкви от государства.
  5. Декрет о национализации банков, создающий государственную банковскую монополию. Смена собственника банков с частников на государство.

События февраля—октября суть различные ступени, этапы одной революции, в ходе которой буржуазно-демократическая революция под руководством пролетариата превращалась, не могла не превращаться в революцию социалистическую. Возможность подобного превращения именуют теорией перманентной революцией, авторство которой приписывают Л. Троцкому. Но это не верно. Эта идея появилась задолго до Троцкого. Её впервые высказал не кто иной, как К. Маркс:

В то время как демократические мелкие буржуа хотят возможно быстрее закончить революцию, в лучшем случае с проведением вышеуказанных требований, наши интересы и наши задачи заключаются в том, чтобы сделать революцию непрерывной до тех пор, пока всё более или менее имущие классы не будут устранены от господства, пока пролетариат не завоюет государственной власти, пока ассоциация пролетариев не только в одной стране, но и во всех господствующих странах мира не разовьётся настолько, что конкуренция между пролетариями в этих странах прекратится и что, по крайней мере, решающие производительные силы будут сконцентрированы в руках пролетариев. Для нас дело идёт не об изменении частной собственности, а об её уничтожении, не о затушёвывании классовых противоречий, а об уничтожении классов, не об улучшении существующего общества, а об основании нового общества.Маркс К. Энгельс Ф. Обращение Центрального Комитета к Союзу коммунистов. Т.7, с.261.

Захватив власть в свои руки, пролетариату окажется мало просто совершать традиционные буржуазно-демократические изменения, он будет идти дальше. В событиях 1848-49 гг. в Германии пролетарская партия не смогла завоевать государственную власть, однако это смогла сделать российская партия. Завоевание государственной власти пролетариатом в России наложило свой отпечаток на последующем развитии революции. Одновременно с проведением буржуазно-демократических изменений, пролетарская партия осуществляла и социалистические, что ещё раз подтверждает тезис о переходном характере русской революции. В качестве доказательства рассмотрим нормативно-правовую базу советской республики:

  1. Постановление о Рабочей милиции, означающее приобщение пролетариата к охране общественного порядка. Полиции как особой власти над пролетариатом больше нет, теперь единственной властью, осуществляющей порядок, есть сами рабочие.

  2. Положение о рабочем контроле передавало средства производства в руки наёмным рабочим посредством прямого контроля через фабрично-заводские комитеты. Таким образом, устанавливалась подлинная диктатура пролетариата — экономическая власть класса рабочих.
  3. Декрет о выборном начале и об организации власти в армии.
  4. Декрет о праве отзыва делегатов.
  5. Декреты о судах, уничтожавшие былую независимость судей и устанавливающие их выборность и сменяемость. Главная заслуга первых декретов о суде в уничтожении судейства, а наряду с ней и адвокатуры, как буржуазного института. Декрет о суде в конец уничтожал принцип разделения властей, устанавливая единую власть — власть Совета, которому подчинялись и суды.

Была ли тогда революция буржуазной? Конечно, да, — постольку, поскольку законченным делом нашим было довершение буржуазно-демократической революции, поскольку ещё не было классовой борьбы внутри «крестьянства». Но в то же время мы сделали гигантски многое сверх буржуазной революции, для социалистической, пролетарской революции: (1) Мы развернули, как никогда, силы рабочего класса по использованию им государственной власти. (2) Мы нанесли всемирно ощутимый удар фетишам мещанской демократии, учредилке и буржуазным «свободам», вроде свободы печати для богатых. (3) Мы создали советский тип государства, гигантский шаг вперёд после 1793 и 1871 годов.Ленин В.И. Новые времена, старые ошибки в новом виде. Т.44, с.102.

Чтобы закончить буржуазную и буржуазно-демократическую революции, пролетариат должен был сделать решительный шаг в сторону революции социалистической. И он сделал это, установив, пусть только на определённое время, контроль над средствами производства. Революция в России, что и отличает её от традиционных буржуазных революций, уничтожила государственный аппарат, заменив его государством типа Коммуны (скорее тут пойдёт термин «деформированным рабочим государством» типа Коммуны, ибо впоследствии мы наблюдаем период угасания и разложения пролетарской диктатуры). Подчеркнём этот наиболее важный момент ещё раз: ни одна буржуазная революция в своей истории не уничтожала государственный аппарат, заменяя его отмирающим государством, где в управлении участвуют бывшие угнетённые. Из Октября Россия вышла не буржуазной республикой, как того желали правые меньшевики и эсеры, а рабочим государством. В то же время — это не чистая социалистическая революция, это скорее ряд незавершённых социалистических мер. Для полной социалистической революции, для её безвозвратного утверждения требовался более развитый капитализм. Сначала формируется экономический базис, и лишь затем надстройка приходит в соответствие с ним. У Октября этого не было, соответственно, социалистические меры вроде управления пролетариатом средствами производства, милиции – были обречены на провал, оставшись запертыми в границах России. Если обратиться к истории всех успешных буржуазных революций, то в глаза бросается следующее: сначала капиталистические отношения возникали, начинали свою экспансию, становились господствующими и лишь затем политическая революция закрепляла их на государственном уровне. Соответственно и для социализма, для утверждения нового способа производства, должны были созреть необходимые экономические условия. У российской революции их не было, и единственной надеждой российского пролетариата оставалось развитие революции в Европе.

События российской революции нельзя рассматривать в отрыве от цепи мировых событий: Венгерская советская республика, Словацкая советская республика, ряд советских образований в Прибалтике и Финляндии, советская республика Эльзаса, Лабинская республика, Лемирикский совет, Тарнобжекская республика, Баварская советская республика и т. д. Россия, как указывал неоднократно Ленин, стала первой ступенькой к пролетарской революции в Европе в силу того, что сама была самым слабым звеном капитализма.

Поражение Октябрь потерпел не от штыков белой армии или мелкобуржуазной стихии, как того опасались большевики. Его предопределило главным образом поражение пролетарской революции в Германии и тем самым во всей Европе. Пролетарская диктатура стала временным, промежуточным явлением, уничтоженным уже в ходе сталинской контрреволюции, окончательно возродившей старый государственный аппарат, отстранив пролетариат от участия в управлении государством. Скрытая за революционными марксистскими фразами, сталинская власть свела на нет все социалистические завоевания Октября, оставляя лишь то, что было сделано для уничтожения препятствий к капиталистическому развитию. Без мировой пролетарской революции, Октябрь с его победами и отчаянной борьбой оставался обречённым. Время окончательно расставило все точки над i.

Российские рабочие, несмотря на всё геройство и мужество, в первую очередь, завершали буржуазную революцию в России, и лишь в процессе её развёртывания попытались стать одной ногой на путь революции социалистической. Уничтожение буржуазии как класса равно уничтожению частной собственности вообще, что отнюдь не тождественно её национализации, огосударствлению. Уничтожить класс — это уничтожить ту социальную базу, что его питает, а отнюдь не изгнать этот класс или физически его истребить. От того, что мы истребим буржуа, экономические отношения капитализма не исчезнут. Рано или поздно эти экономические отношения капитализма вновь воскресят буржуа, превратив в таковых определённую часть самих пролетариев, партийных и советских работников, за не имением более подходящего «материала»:

Несправедливость в отношениях собственности, обусловленная современным разделением труда, современной формой обмена, конкуренцией, концентрацией и т. д., никоим образом не обязана своим происхождением политическому господству класса буржуазии, а, наоборот, политическое господство класса буржуазии вытекает из этих современных производственных отношений, провозглашаемых буржуазными экономистами в качестве необходимых и вечных законов. Поэтому, если пролетариат и свергнет политическое господство буржуазии, его победа будет лишь кратковременной, будет лишь вспомогательным моментом самой буржуазной революции, — как это было в 1794 г., — до тех пор, пока в ходе истории, в её «движении» не создались ещё материальные условия, которые делают необходимым уничтожение буржуазного способа производства, а следовательно также и окончательное свержение политического господства буржуазии.Маркс К. Морализирующая критика и критизирующая мораль. Т.4, с.299.

Политическая власть буржуазии имеет своей предпосылкой господство буржуазных производственных отношений, утвердившуюся капиталистическую частную собственность. Из этого вытекает следующий вывод: свергнуть данный господствующий класс, поставить на его место другой класс можно лишь тогда, когда к этому созрели необходимые объективные условия и предпосылки. Если таких предпосылок нет, то класс угнетённых в своей борьбе будет способен лишь обрести власть на краткий период времени, как это было с «Парижской коммуной». В своих воспоминаниях о Великой французской революции многие французские революционеры признавались, что большинство мер было принято Конвентом под давлением масс. Проводя решительную и беспощадную борьбу против старого порядка, рабочий народ, в силу неразвитости экономического базиса, был обречён вести борьбу за торжество господства класса буржуазии.

В этой связи как не вспомнить следующие слова Энгельса, известные каждому марксисту:

Самым худшим из всего, что может предстоять вождю крайней партии, является вынужденная необходимость обладать властью в то время, когда движение ещё недостаточно созрело для господства представляемого им класса и для проведения мер, обеспечивающих это господство. То, что он может сделать, зависит не от его воли, а от того уровня, которого достигли противоречия между различными классами, и от степени развития материальных условий жизни, отношений производства и обмена, которые всегда определяют и степень развития классовых противоречий. То, что он должен сделать, чего требует от него его собственная партия, зависит опять-таки не от него самого, но также и не от степени развития классовой борьбы и порождающих её условий; он связан уже выдвинутыми им доктринами и требованиями, которые опять-таки вытекают не из данного соотношения общественных классов и не из данного, в большей или меньшей мере случайного, состояния условий производства и обмена, а являются плодом более или менее глубокого понимания им общих результатов общественного и политического движения. Таким образом, он неизбежно оказывается перед неразрешимой дилеммой: то, что он может сделать, противоречит всем его прежним выступлениям, его принципам и непосредственным интересам его партии; а то, что он должен сделать, невыполнимо. Словом, он вынужден представлять не свою партию, не свой класс, а тот класс, для господства которого движение уже достаточно созрело в данный момент. Он должен в интересах самого движения отстаивать интересы чуждого ему класса и отделываться от своего класса фразами, обещаниями и уверениями в том, что интересы другого класса являются его собственными. Кто раз попал в это ложное положение, тот погиб безвозвратно.Энгельс Ф. Крестьянская война в Германии. Т.7, с.422-423.

Теперь пазлы сложились в целостную картину. Частично истребив буржуазию, частично изгнав её за пределы страны, а оставшуюся лишив политических прав, российская революция задохнулась без мировой революции, и на базе неразвитых производительных сил начал подниматься новый капиталист – государство. Теперь задача ликвидации крестьянства как класса, пролетаризации, индустриализации и урбанизации общества полностью легла на него как совокупного капиталиста. Роль буржуазного класса не исчезла, более того, она возродилась и окрепла в новом качестве, в виде класса партийных, хозяйственных и государственных функционеров, разного рода начальства и чиновников.

Как формировался новый господствующий класс?

Исторический анализ показывает, что большевизм как относительно единое течение политической мысли и как политическая партия просуществовал с 1903 г. (II съезд РСДРП) до 1922 г. (XI съезд РКП(б)). С 1918 по 1923 г. в ходе внутрипартийной борьбы в РКП(б) большевизм постепенно разделяется, дифференцируется на следующие политические течения: сталинизм, троцкизм и левый коммунизм («рабочая оппозиция», «децисты» – фракция демократического централизма, выступавшая против нарастания тенденций бюрократического централизма в партии, государстве, на производстве).

Уже XII съезд РКП(б), (первый съезд, в работе которого из-за болезни не принимал участия Ленин), состоявшийся в апреле 1923 г., показал, что гегемонию в партии и государстве захватили и прочно удерживают сторонники Сталина, опирающегося не на пролетариат и не на старую ленинскую партийную гвардию, которая начала переходить к нему в оппозицию, а на бюрократический аппарат, партийную номенклатуру.

Для справки. В 1920 г. при ЦК и губкомах РКП(б) были созданы учётно-распределительные отделы. В их задачу входил учёт, выдвижение и перемещение освобождённых партийных работников. После того, как в 1922 г. Сталин был избран Генеральным секретарём ЦК, таковых уже насчитывалось более 15 тыс. человек. Только в 1922 году учётно-распределительный отдел ЦК произвёл более 10 тысяч назначений. В докладе XII съезду партии Сталин заявил:

Доселе дело велось так, что дело Учраспреда ограничивалось учётом и распределением товарищей по укомам, губкомам и обкомам ... теперь Учраспред уже не может замыкаться в рамках губкомов и укомов ... Необходимо охватить все без исключения отрасли управления.

Что и было незамедлительно проведено в жизнь. В 1923 г. в этом отделе было создано 7 комиссий по учёту и распределению руководящих работников основных государственных и хозяйственных органов.

Что касается руководящих должностей в партийных комитетах, то, по уставу партии, они были выборными. Чтобы обойти этот пункт, сталинская номенклатура использовала следующий приём: вышестоящие партийные органы «рекомендовали» нижестоящим партийным органам кандидатуры, подлежащие избранию. Так, кандидатуры секретарей волостных (районных на селе) комитетов РКП(б) рекомендовал губернский комитет, а кандидатуры секретарей губкома рекомендовал Секретариат ЦК. Только в 1922 году были переведены с одного места работы на другое 37 секретарей губкомов, а 42 новых секретаря были «рекомендованы».

Независимость освобождённых, руководящих партийных, государственных и хозяйственных работников от партийных масс в частности и от трудящихся масс в целом, и их зависимость от вышестоящих руководящих органов, создавали идеальные условия для развития карьеризма, чинопочитания, вождизма, культа личности первого руководителя. Они превращали трудящихся из субъекта исторического процесса в пассивный объект приложения воли бюрократов, инертную и податливую массу, основным уделом и назначением которой впредь, было покорно и беспрекословно выполнять директивы и указания начальства.

О том, какие порядки возобладали в партии уже в этот период, красноречиво свидетельствует «Заявление 46-ти» видных большевиков в Политбюро ЦК РКП(б) от 15 октября 1923 г., в котором, в частности, отмечалось:

В наше время не партия, не широкие её массы выдвигают и выбирают губернские конференции и партийные съезды, которые в свою очередь выдвигают и выбирают губкомы и ЦК РКП. Наоборот, секретарская иерархия, иерархия партии всё в большей степени подбирает состав конференций и съездов, которые всё в большей степени становятся распорядительными совещаниями этой иерархии. Режим, установившийся внутри партии, совершенно нестерпим; он убивает самодеятельность партии, подменяя партию подобранным чиновничьим аппаратом.

Прежде, чем осуществить насильственную экспроприацию миллионов мелких крестьян и загнать его в колхозы, Сталину и его команде пришлось создать соответствующее орудие, способное выполнять подобного рода исторические преобразования, — свою партию, — партию бюрократов, партию начальства – ВКП(б), а ленинскую партию пролетариата, партию революционеров-большевиков ему пришлось сначала оттеснить, отстранить от власти, а затем и полностью физически уничтожить.

Накануне сплошной коллективизации большинство старых большевиков, левые коммунисты и троцкисты уже находились в ссылках и тюрьмах, а непосредственный руководитель восстанием пролетариата в Петрограде в октябре 1917 г. и ближайший соратник Ленина Л.Троцкий был выдворен из СССР.

Коллективизация

Из «докладной записки первого секретаря ЦК КП(б)У С.В.Косиора секретарю ЦК ВКП(б) И.В. Сталину о продовольственной помощи южным районам Украины»:

Основная часть голодающих — это те, кто совсем не имел или имел очень мало трудодней, в особенности из числа многосемейных, а также единоличники. В особенности тяжело положение так называемых «возвращенцев», то есть тех, кто подчас вместе с семьями где-то бродил всё время, а теперь в значительных количествах возвращаются обратно в свои сёла и колхозы. Вот почему голодающие имеются чуть ли не во всех районах, вот почему такое большое количество районов учтено в качестве тяжёлых. Но солидную часть голодающих представляют также колхозники, хотя и выработавшие много трудодней, но получившие на руки очень мало хлеба.См. http://alexanderyakovlev.org/almanah/inside/almanah-doc/1002965

Снова мы сталкиваемся с тем, что крестьянин не хочет идти в колхоз и прямо бежит от него. Крестьянин не заинтересован в подневольном труде. Он не заинтересован, потому что у него есть подсобное хозяйство, на которое нужно работать, он не заинтересован, потому что трудодни и хлебный паёк не удовлетворяют и не обеспечивают его семью, чаще всего, многодетную. Отсюда не просто низкая заинтересованность и низкая производительность труда в колхозах. Крестьяне забивали скот, продавали имущество, просто уходили из колхозов, перебирались и переезжали в другую местность. Как реагировало на это государство?

Уход из деревни, несмотря на чинимые препятствия, принял большие размеры. То, что голодание не научило ещё очень многих колхозников уму-разуму, показывает неудовлетворительная подготовка к севу как раз в наиболее неблагополучных районах.Там же.

Тем временем, бегство крестьян от колхозного рабства продолжалось, что подтверждает Директива ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 23 января 1933 г. в связи с массовым выездом крестьян за пределы Украины:

...Из некоторых районов Украины начались по примеру прошлого года массовые выезды крестьян в Московскую, Западную обл. ЦЧО, Белоруссию «за хлебом». Имеют место случаи, когда сёла покидаются почти всеми единоличниками и частью колхозников...

3. Развернуть широкую разъяснительную работу среди колхозников и единоличников против самовольных выездов с оставлением хозяйства и предостеречь их, что в случае выезда в другие районы, они будут там арестовываться.

4. Примите меры к прекращению продажи билетов за пределы Украины крестьянам, не имеющим удостоверений РИКов о праве выезда или промышленных и строительных государственных организаций о том, что они завербованы на те или иные работы за пределы Украины.См. http://www.memorial.kiev.ua/genocyd-ukrajinciv/golodomory/219-dyrektyva-ck-vkpb-v-svjazy-s-massovm-vezdom-krestjan-za-predel-ukrainy.html

Это говорит о том, что крестьяне бегут (именно бегут), оставляя свои хозяйства (sic!), не только от того, что не хотели отдавать колхозу свою собственность, а и от того, что в селе их ждал голод, а то и голодная смерть. Если в обществе более 10 лет тому назад произошла социалистическая революция, то какова же причина голода и нехватки продуктов?

Открываем Сталина и читаем:

Мы добились того, что помогли миллионным массам бедняков войти в колхозы. Мы добились того, что, войдя в колхозы и пользуясь там лучшей землёй и лучшими орудиями производства, миллионные массы бедняков поднялись до уровня середняков. Мы добились того, что миллионные массы бедняков, жившие раньше впроголодь, стали теперь в колхозах середняками, стали людьми обеспеченными. Мы добились того, что подорвали расслоение крестьян на бедняков и кулаков, разбили кулаков и помогли беднякам стать хозяевами своего труда внутри колхозов, стать середняками.Речь на Первом Всесоюзном съезде колхозников-ударников 19 февраля 1933 г. Cоч. Т. 13, с. 236–256.

Сталин вообще отрицает факт голода и массовой голодной смерти крестьян! А что говорили в это время сами крестьяне?

Из спецсводки Секретно-Политического отдела ОГПУ СССР о продовольственных затруднениях в колхозах Центрально-Чернозёмной области. 28 февраля 1932 г.:

Калачеевский р. В с. Ильинка бедняк-колхозник Швецов на собрании ударников-колхозников заявил: «Мы же с голоду подыхаем, за кусок хлеба работаем. Раньше при царе мы работали, так хоть хлеба вволю ели и одетые ходили, а теперь партия нас только баснями кормит, а колхозники голодают»;

«Хотя бы скорей война, переменится власть и лучше будет, а то в колхозах придётся подыхать с голода» (из разговора колхозников-бедняков колхоза № 1 Кантемировского р.).

«Россошанский р. Во время проведения в Лизановском сельсовете траурного заседания, посвящённого дню смерти Ленина, выступил бедняк-колхозник Бурко Г. со следующим заявлением: «Что они нам напевают, глаза затуманивают. Выступили один, другой, говорят все одно и то же, а мы сидим голодные без хлеба, давайте хлеба». Его выступление было поддержано возгласами «правильно».

Нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов
Нач. 2 отделения СПО ОГПУ Коркин.

См. http://istmat.info/node/25082

Дело не ограничивалось одним голодом и голодной смертью крестьян. Органами были зафиксированы многочисленные факты убийств и людоедства на почве голода. Обратимся к материалам из спецсводки Оперативного отдела Главного управления Рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ СССР «О людоедстве и убийствах с целью людоедства»:

Нижне-Волжский край. В Красноярском р. в с. Натхачи был обнаружен труп нищего, замёрзшего в поле; сельсовет временно труп положил в сарай, откуда он был похищен жителем того же села, который, отрубив у трупа ноги, сварил мясо для семьи. В чугунках были найдены обглоданные кости. Подробности расследуются.

Северокавказский край... Ейский р. В стан. Ново-Щербиновской 14 марта с.г. задержаны сёстры С., К., все — единоличницы-середнячки, и колхозница-беднячка У., которые на почве голода в первых числах февраля с.г. съели труп умершего от истощения мужа К. Затем, продолжая голодать, 5 февраля с.г. зарезали 13-летнюю сестру С. и с этого времени по 10 марта с.г., приглашая под разными предлогами в свою квартиру, разновременно убили колхозниц Ш., Т., члена коммуны М., исключённую из колхоза П. и единоличницу К. Всего 5 человек. Разрезая трупы последних на части, мясо в варёном виде и приготовляя колбасы, употребляли в пищу.

Армавирский р. В стан. Успенской 15 марта 1933 г. от истощения умерли исключённые из колхоза зажиточный Ф., его жена и двое сыновей. Оставшиеся в живых двое его детей в течение нескольких дней питались мясом трупов матери и двух братьев.

Александровский р. В ряде населённых пунктов отмечаются систематические случаи смертности от истощения. Трупы обнаруживаются на улицах и окраинах сёл. В стан. Сенгилеевской на 1 марта 1933 г. умерло от истощения 400 чел.

Зам. начальника Оперода ГУРКМ Климов.

См. http://istmat.info/node/29777

При такой постановке не нужно удивляться, что крестьяне и население в целом массово дезертировало из Красной армии в начале 1941 года. Для того, чтобы коллаборационизм ожил, нужна также социальная база. Помнится, во время вторжения в революционную Советскую Россию, призывы иностранных армий не нашли такого отклика у населения в 1918, но почему-то нашли свой отклик и размах в 1941. Главой выше мы видели, как рабочие относятся к политике Сталина. Если рабочие ещё сдержаны, то что говорить о крестьянах, задавленных железным сапогом справа и голодом слева?

Классовая борьба в СССР в сводках ОГПУ только за один 1930 год

Летом 1930 года ОГПУ для высшего руководства СССР был подготовлен документ «Докладная записка по вопросам зарплаты на госпредприятиях» (http://istmat.info/node/26342), в котором содержались обобщённые данные о числе забастовок и численности участников забастовочных акций в стране в период с января 1929 по август 1930. С января по август 1929 зафиксировано 174 коллективных акции протеста, в которых приняло участие 15.707 чел. В январе–августе 1930 наблюдалось снижение числа забастовок до 147 случаев, а также количества участников до 11.833 человек.

– в течение года около 2,5 миллионов крестьян приняли участие в 13.754 восстаниях, бунтах и манифестациях против режима, из них «женских восстаний» – 3712. 176 бунтов имели повстанческий характер. Наиболее беспокойным регионом была Украина, области на западе которой, в частности, на границах с Польшей и Румынией, буквально вышли из-под контроля органов власти. Крупные крестьянские выступления (с числом участников до 1000 чел.) имели место в Поволжье, на Украине, в Сибири, на Северном Кавказе, в Казахстане. По данным ОГПУ, приговорено к смертной казни около 20.200 чел.

Январь
в выступлениях против коллективизации участвовало 109.486 чел.

Февраль
– в крестьянских волнениях приняло участие 214.196 чел.
– массовые восстания русских крестьян и казахов в Казахстане в ходе коллективизации: в г. Созак Сырдарьинского округа, в Восточном Казахстане (Усть-Каменогорский и Зыряновский районы), в Иргизском районе Актюбинского округа, в Сарысуйском районе. Общий лозунг – «Долой советскую власть!». Все восстания жестоко подавлены войсками ОГПУ (в Созаке погибло около 400 крестьян).
– восстание Тужлея в Алтайском крае, объединившее ойротов и русских староверов. Вооружённые повстанцы захватили несколько сёл, разгромили советские учреждения, ими также был разгромлен высланный для подавления восстания отряд. Однако в конце месяца предводитель ойротов Тужлей распустил свой отряд, староверы же ушли в Китай.
– Северный Кавказ: массовые волнения и восстания в сёлах и станицах Барашковская, Весело-Вознесенская, Константиновская, Новый Егорлык, Ново-Манычская. Вооружённые выступления кубанских казаков в станицах Ставропольская (под руководством бывшего красного партизана Антоненко), Троицкая, Успенская, Петропавловская, Ново-Марьевская и Ново-Троицкая.
– Украинская ССР: крестьянские восстания против коллективизации в ряде районов Шепетовского, Тульчинского, Бердичевского и Одесского округов.

Март
– число участников антиколхозных выступлений составило 1.434.588 чел. Только на Северном Кавказе произошло 335 возмущений с более чем 82 тысячами участников.
– повстанческое движение охватило ряд селений Итум-Калинского, Шатоевского, Чемберлоевского, Галанчежского районов и Хамхинский сельсовет Галашкинского района Чеченской и Ингушской АО. Численность сил, участвовавших в операции по его подавлению войск СКВО и НКВД, превзошла 5 тысяч чел. Разгромлено 9 банд, в перестрелках убито 19, арестовано 122 чел.
– Добытинское восстание в Алтайском крае, которое возглавил уполномоченный ОГПУ Добытин: он освободил и вооружил арестованных «кулаков». Его отряд разгромил советские учреждения и отделения милиции в нескольких сёлах, ликвидировал 10-х работников. К повстанцам присоединились некоторые участники отрядов Тужлея, общая численность составила 400 чел. В ходе операции ОГПУ к концу месяца восстание подавлено, примерно половина участников схвачена, остальные ушли в Китай.

2–4 марта
— восстание в Забайкалье, на территории Малентинского района Читинской области, Мухоршибирского и Кяхтинского аймаков Бурят-Монгольской АССР. Подготовлено подпольной повстанческой организацией, объединявшей 150 чел., с целью свержения советской власти. Активное участие в его организации принял бывший красный партизан Шубин. В ходе боёв убиты около 40 советских и партийных работников, однако восстание вскоре подавлено превосходящими и лучше вооружёнными силами ОГПУ. Всего по следственному делу проходили около 700 чел., 71 из них расстрелян.

3–4 марта
— Бичурское вооружённое восстание против коллективизации в Читинской области. Подавлено отрядом ОГПУ.

7–8 марта
— восстание крестьян в д. Северная Нижнесалдинского района Уральской области. Попытка доставить на сборный пункт в п. Салда три «кулацкие» семьи вызвала мощный протест всей деревни. Толпа крестьян встретила милиционеров криками: «Приехали грабители, забирают честных людей, не дадим своих в обиду!» и не дала увезти выселяемых. Второй наряд милиции был встречен толпой в 300 чел. Раздавались возгласы: «Нет у нас кулаков, они нас кормили, не дадим выселять, уходите, пока живы!». С той и другой стороны раздались выстрелы, представители власти едва унесли ноги. Крестьяне выставили вооружённые посты и патрули, сельсовет был окружён. На следующий день от райкома ВКП(б) и райисполкома к крестьянам было послано обращение, в котором их действия расценивались как восстание против советской власти. Это смутило крестьян, они прекратили организованное сопротивление, после чего более полусотни сотрудников ОГПУ и коммунистов прибыли на место происшествия, арестовали 20 зачинщиков и вывезли семьи раскулаченных.

28 марта – 1 апреля
— в с. Липовка Лосевского района Россошанского округа Центрально-Чернозёмной области крестьяне воспрепятствовали выселению односельчан-«кулаков». Райком послал вооружённый отряд в 30 чел., однако крестьяне оказали ему сопротивление и не дали вступить в село. Новый отряд из 130 солдат и милиционеров был встречен уже оружейным огнём, после чего крестьяне перешли в наступление. Ожесточённый бой длился более часа, плохо вооружённые селяне оказались разгромлены. 27 чел. убито, десятки ранены.

Март–апрель
— Сарбазское восстание – казахские повстанцы громили сельсоветы, уничтожали документацию, срывали хлебозаготовки, распускали колхозы. Поначалу части ОГПУ успешно боролись с ними, однако в апреле инициатива перешла к восставшим. 30 апреля подписано соглашение между руководством повстанцев и советской правительственной комиссией (прекращение коллективизации, возвращение насильственно конфискованного имущества, свобода совести и пр.), сразу же нарушенное советскими после сдачи оружия населением: руководители и активные участники восстания арестованы.

Апрель
– стачка на Телегинской ткацкой фабрике в Шуйском округе Иваново-Вознесенской промышленной области. Она оказалась самой крупной из всех на предприятиях текстильной промышленности, возникших по причине плохого продовольственного снабжения, – в ней приняло участие около 600 чел.
– зарегистрировано 1992 массовых выступления крестьян. Всего же, по данным ИНФО ОГПУ, за январь—апрель произошло 6117 антиколхозных выступлений, в которых участвовало 1.755.300 чел. 800 восстаний подавлено с применением оружия. Пострадало 15 тысяч работников ОГПУ, многие из них убиты и ранены.

Май
– рабочие Ревдинского металлообрабатывающего завода (Уральская область) объявили забастовку из-за невыплаты на протяжении 2 месяцев заработной платы.
– вооружённое антиколхозное восстание крестьян в с. Ашап Октябрьского района Пермской области.
– на территории Украинской ССР произошло 65 массовых выступлений против выселения кулаков третьей категории. Крестьяне требовали возвращения из ссылки раскулаченных и возврата им конфискованного имущества.

Май–июнь
– антисоветское «кулацкое» восстание в Братском районе Иркутской области. Крестьяне освободили с. Антоново, Дубынино, Усть-Вихорево и Седаново, расстреляли несколько человек из советского актива. Подавлено частями ОГПУ.

18–19 мая
– «бабий бунт» в с. Старо-Белокуриха Алтайского края: во время выселения кулаков около 300 женщин собрались вокруг здания сельсовета, заявляя «Мы вам кулаков не отдадим!», избили нескольких сельсоветчиков. После того, как одна из активисток была ранена выстрелом из берданки, бунт затих. Вскоре ОГПУ арестовало 14 участниц выступления, которые осуждены.

Июнь
– наблюдались массовые невыходы на работу шахтёров в угольном тресте «Луганскуголь» (Донецкая область Украинской ССР).
– в стране за месяц зафиксировано 886 антиколхозных выступлений.

1–4 июня
– восстание в Ноехонском сомоне Селенгинского аймана Бурят-Монгольской АССР, организованное середняцкой крестьянской организацией общей численностью около 300 чел. Среди лозунгов – «Долой диктатуру пролетариата, коммунистов!», «За неприкосновенность частной собственности, за свободную торговлю!». Восставшие изгоняли работников советского и партийного актива, раздавали населению реквизированное зерно. Их боевой отряд составил около 100 чел., однако разгромлен отрядами ОГПУ. Под следствие попали 214 чел., из них 47 расстреляны.

Июль
– бастовали рабочие 7 угледобывающих шахт треста «Сталинуголь» (Донецкая область Украинской ССР).
– 618 антиколхозных выступлений по всей стране.

26–27 июля
– попытка восстания в с. Усть-Пристань Алтайского края, раскрытая органами ОГПУ. В коротком бою погибли руководители предполагавшегося выступления, а также несколько милиционеров и ОГПУшников. Арестовано 310 чел., среди которых – около полусотни бывших красных партизан, коммунистов и комсомольцев.

Август
– 256 антиколхозных выступлений по всей стране.

12 августа
– секретная «Краткая инструкция-перечень об охране гостайн в печати», согласно которой, «не разрешается оглашать в печати сведения о забастовках, массовых антисоветских манифестациях, а также о беспорядках и волнениях в домах заключения и концентрационных лагерях».

14–17 октября
– восстание в Кижингинском сомоне Хоринского аймана Бурят-Монгольской АССР. Основой стала крестьянская организация, которую возглавил бывший царской офицер Лосев. Боевой отряд численностью 30-40 чел. занял сёла Вознесеновка и Леоновка, после чего численность повстанцев увеличилось до 100 чел. В ходе ожесточённого боя с частями ОГПУ восставшие рассеяны. По делу проходило 258 чел., 36 расстреляны. (См.: https://cont.ws/post/325414)

Диктатура пролетариата или диктатура над пролетариатом?

После окончания гражданской войны на ноябрь 1922 г. численность заключённых в советских тюрьмах составляла 60559 чел. К концу 30-х г. она выросла почти в 40 раз и составила в 1939 г. 2.400.422 чел. Всего через ГУЛАГ прошли более 10 млн. чел. Из них скончались в лагерях примерно 1.737.000 чел. (Здесь и ниже использованы данные из работ российского историка В.Н.Земскова. См. Википедию).

Общее количество заключённых в лагерях НКВД на 1 января6)

Год Заключённых
1930 179.000
1931 212.000
1932 268.700
1933 334.300
1934 510.307
1935 725.483
1936 839.406
1937 820.881
1938 996.367
1939 1.317.195
1940 1.344.408
1941 1.500.524
1942 1.415.596
1943 983.974
1944 663.594
1945 715.505
1946 746.871
1947 808.839
1948 1.108.057
1949 1.216.361
1950 1.416.300
1951 1.533.767
1952 1.711.202
1953 1.727.970

(Для сравнения, численность заключённых в тюрьмах царской России составляла: в 1898 г. — 83209 человек, в 1909 г. — 180 206, в 1913 — 124 418, 1 января 1917 г. — 152 052 человека).

Вскоре после смерти Сталина Президиум ЦК КПСС затребовал от правоохранительных органов данные о численности лиц, осуждённых за «контрреволюционные преступления». В докладной записке, представленной в феврале 1954 года генеральным прокурором СССР Руденко, министром внутренних дел Кругловым и министром юстиции Горшениным, указывалось, что с 1921 года по 1 февраля 1954 года только по обвинениям в контрреволюционных преступлениях было осуждено 3 777 380 человек, в том числе к высшей мере наказания — 642 980, к содержанию в лагерях и тюрьмах — 2 369 220, к ссылке и высылке — 765 180 человек. Близкие к этому цифры (3 778 234 репрессированных, в том числе 786 098 расстрелянных) впервые были обнародованы в начале 90 х годов руководящими работниками КГБ.

Динамика политических репрессий была следующей:

В 1921 году число осуждённых за контрреволюционные преступления составило 35,8 тыс. чел. В основном эти репрессии были направлены против остатков белогвардейских банд.

С окончанием гражданской войны количество осуждённых за контрреволюционные, политические преступления резко падает.
В 1922 году таковых было 6 тысяч, а в 1923 году 4,8 тысяч.

С 1924 года количество осуждённых за государственные, политические преступления начинает расти, достигнув 17,8 тыс. в 1926 и 33,8 тыс. в 1928 году. Этот рост отражает усиление репрессий уже не по отношению к контрреволюционной белогвардейщине, сошедшей на нет, а по отношению к оппозиционерам, беспартийным специалистам и в особенности к крестьянам, дававшим вооружённый отпор чрезвычайным мерам по изъятию запасов продовольствия и насильственной коллективизации.

В 1929 году число жертв политических репрессий уже насчитывало 56,2 тыс. чел., а в 1930 году достигло 208 тысяч. На протяжении дальнейших трёх лет число репрессированных измерялось также трёхзначными цифрами (1931 — 180,7; 1932 -141,9; 1933 — 239,7 тыс. чел.). В 1934 году численность репрессированных за государственные, политические, контрреволюционные преступление уменьшается в 3 раза по сравнению с 1933 годом. Но после убийства Кирова 1 декабря 1934 года оно превысило показатели периода насильственной коллективизации (1935 — 267,1 тыс.; 1936 — 274,7 тыс.; 1937 – 790665; 1938 – 554258).

Ещё более поразительной выглядит динамика роста приговоров к высшей мере наказания. За 7 лет нэпа (1922—1928 годы) их численность составила 11 271 чел. В 1930 году число расстрелянных увеличилось до 20 201 чел. Затем это количество стало снижаться, составив 10 651 чел. в 1931 году и 9 285 чел. за пять последующих лет (1932—1936 годы). В 1936 году по политическим обвинениям было расстреляно 1 118 человек. В 1937 году число расстрелянных увеличилось по сравнению с предшествующим годом в 315 раз (!), составив 353 074 чел. Почти такое же количество расстрелянных (328 618 чел.) пришлось на 1938 год, вслед за чем этот показатель резко упал, составив 4 201 чел. за 1939 и 1940 годы.

Для сравнения: в царской России во второй половине XIX века смертная казнь применялась ежегодно к 10—50 лицам. Применение смертной казни расширилось во время и после революции 1905 года. Она стала применяться в 5—10 раз чаще. (См Уголовное право России. Общая часть / под ред. Ф. Р. Сундурова, И. А. Тарханова. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Статут, 2009. — С. 515).

Число расстрелянных в 1937—1938 годах более чем в 7 раз превышает число расстрелянных за остальные 22 года господства сталинизма (за 1930—1936 и 1939—1953 годы было расстреляно 94 390 человек. Что касается членов партии, то они составили, по самым минимальным подсчётам, более половины жертв большого террора. «Для установления того режима, который справедливо называется сталинским, — писал Троцкий, — нужна была не большевистская партия, а истребление большевистской партии» (Троцкий Л. Д. Сталин. Т. 2, с. 261).

Что стояло за этим беспрецедентным в современной истории размахом репрессий, за уничтожением ленинской партии? Каково было классовое содержание этого процесса?

Сталинисты утверждают, что репрессии были направлены на тех, кто яростно сопротивлялся социалистическому строительству, ликвидации кулачества как класса, социалистической коллективизации и индустриализации.

Но факты свидетельствуют о другом: репрессии были направлены, прежде всего, против тех, кто отстаивал диктатуру пролетариата против формирующейся диктатуры нового класса «советских» бюрократов (совбуров), кто боролся против насильственной коллективизации, насильственной ликвидации крестьянства как класса, пролетаризации крестьян, сверхэксплуатации рабочих на фабриках и заводах.

Сталинская эпоха была эпохой строительства государственного капитализма в СССР, а сталинизм, маскировавшийся под марксизм-ленинизм, — являлся идеологией, то есть ложной формой самосознания этого строительства.

Это очень хорошо понимали левые коммунисты, в частности лидер децистов Тимофей Сапронов. Вот, что он писал в 1931 г. находясь в ссылке:

С точки зрения исторического развития капитализма наш государственный капитализм не только не является высшей формой развития капитализма, а скорее его первичной формой, формой – в своеобразных условиях – первоначального капиталистического накопления, он является переходным от пролетарской революции к частному капитализму. Как в Англии (в 16-17вв.) мелкий производитель путём огораживания был лишён средств производства (см. “Капитал”, первый том), так и у нас так называемая “коллективизация” отделила мелкого производителя – крестьянина от его средств производства. Хотя если в Англии “овцы поели людей”, у нас бюрократические “колхозы” поели и овец, и крестьян.Сапронов Т. Агония мелкобуржуазной диктатуры.

Открываем по совету Т.Сапронова первый том «Капитала», гл. 24, которая называется «Так называемое первоначальное накопление» и читаем:

Процесс, создающий капиталистическое отношение, не может быть ничем иным, как процессом отделения рабочего от собственности на условия его труда, — процессом, который превращает, с одной стороны, общественные средства производства и жизненные средства в капитал, с другой стороны, — непосредственных производителей в наёмных рабочих. Следовательно, так называемое первоначальное накопление есть не что иное, как исторический процесс отделения производителя от средств производства. Он представляется «первоначальным», так как образует предысторию капитала и соответствующего ему способа производства… И история этой экспроприации вписана в летописи человечества пламенеющим языком крови и огня.Маркс К. Энгельс Ф. Соч. Т.23, с.726-727.

Отсюда вывод: сталинская коллективизация и индустриализация так относятся к современному постсоветскому капитализму как первоначальное накопление капитала к его развитию на своей собственной основе. Вначале 90-х мы шагнули не из социализма (коммунизма) в капитализм, а перешли от общества, в котором государственно-капиталистическая форма частной собственности была господствующей, к обществу с господством олигархического и частно-индивидуального капитала. В результате этих пертурбаций и метаморфоз, понятное дело, ни эксплуатация, ни отчуждение трудящихся от власти и от собственности никуда не исчезли, да и не могли исчезнуть.

Очерк четвёртый. Положение рабочего класса в сталинском СССР

Заработная плата

В сталинском СССР очень любили сравнивать показатели «социалистического» развития с 1913 г., когда экономика царской России достигла своего высшего уровня.

Согласно статистическим данным зарплата советского рабочего в 1953 г. превышала зарплату дореволюционного рабочего в 20 раз.

Действительно, если смотреть советскую статистику, то выплачиваемая заработная плата в рублях 1913-го года намного меньше, чем заработная плата советского рабочего в 1939 г... Однако не стоит забывать о таком понятии, как инфляция и покупательная способность рубля. Отличие цифр 1913 г. от советских ещё не говорит нам о том, что зарплата действительно была выше.

Отчасти благодаря стахановскому движению в 1935 г., реальная заработная плата рабочих цензовой промышленности СССР подошла к уровню 1928 г. (то есть последнего года НЭПа. – В.О.) Но уровень материального положения рабочих в 1913 г. не был достигнут. Между тем в 1935 г. по сравнению с 1913—1914 гг. реальная заработная плата рабочих и служащих в Германии составляла 123%, во Франции — 483, в Англии — 143, в Финляндии — 997%. При этом надо помнить, что в 1905—1909 гг. реальная зарплата английского рабочего была в 2,4 раза выше, чем в России.Постников С.П., Фельдман М.А. Социокультурный облик промышленных рабочих России в 1900—1941 гг. 2009, с.78.

Только в 1940 г. Зарплата рабочих СССР достигла уровня 1913 г.

Читаем:

За 1928—1932 гг. индекс розничных цен вырос в 2,5 раза, а в 1933—1937 гг. — на 23,8%; за 1938—1940 гг. — ещё на 23%. Таким образом, за 1928—1940 гг. индекс розничных цен вырос в СССР в 3,8 раз. Признаемся, что показатель роста индекса розничных цен в 1938—1940 гг. представляется нам заниженным, но мы не располагаем иными сведениями. Как видно, исходя из имеющейся информации, рост заработной платы в 1,2 раза опережал рост индекса розничных цен. В этом случае реальная зарплата рабочего промышленности в 1940 г. составит примерно 120% от уровня 1927/28 хоз. г. и 103,7 к уровню 1913 г.Там же, с.82.

Для трудящегося населения ситуация в 1930 году осложнялась ещё и тем, что правительство провело перетарификацию во всех отраслях промышленности — нормы выработки продукции были повышены, а расценки понижены. В результате зарплата сократилась в 1,5—2 раза. Токарь в механическом цехе после перетарификации стал получать 48 руб., тогда как раньше зарабатывал 100 руб., зарплата литейщика вместо 90 руб. стала 50—60 руб.Осокина Е. За фасадом сталинского изобилия. М.: РОССПЭН, 2008.

А вот как оплачивался «труд» советской номенклатуры:

В октябре 1933 года постановлением ЦИК и СНК были установлены твёрдые должностные оклады работникам советских организаций. Так, председатели и секретари ЦИК СССР и союзных республик; СНК СССР и союзных республик, их замы; председатели краевых, областных исполкомов и горсоветов Москвы, Ленинграда, Харькова; наркомы СССР и РСФСР и их замы; председатели Верховного суда СССР, РСФСР, краевых и областных судов; прокуроры СССР, союзных республик, краёв, областей; ректора Института Красной профессуры и ряда других университетов получали оклад 500 рублей в месяц. Персональные зарплаты доходили до 800 рублей в месяц. Средняя зарплата рабочих в это время составляла 125 рублей. Лишь небольшой слой высокооплачиваемых рабочих имел заработок 300—400 рублей в месяц. Зарплата учителей начальной и средней школы составляла 100—130, врачей — 150—275 рублей в месяц. Существовали в стране и оклады 40—50 рублей в месяц, которые получал, например, средний и младший медперсонал.Там же.

Что можно было купить на такую заработную плату?

Например, килограмм икры в правительственном распределителе стоил 9, а в государственном коммерческом магазине — 35 рублей. Сыр, также доступный большинству населения только в коммерческих магазинах, стоил там 20—24, а в правительственном распределителе — 5 рублей килограмм. Там же.

Примерно можно прикинуть, что сколько стоило, и кто что себе мог позволить. Особая система магазинов для служащих и для рабочих. Может быть, родная милиция, как естественный союзник пролетариата получал заработную плату наравне с рабочими?

Высшее руководство НКВД к концу 30-х годов получало зарплату 3—4-тыс. рублей в месяц, денежные дотации из специальных фондов, квартиру из 3—4 комнат, государственную дачу и машину, бесплатное питание из особого ресторана — прямо в кабинет, продовольственные пакеты для семьи с доставкой на квартиру. Пошив одежды осуществлялся в специальных мастерских.Там же.

Хочется добавить ещё несколько слов о том, как питался советский рабочий, уже основываясь на советских данных, дабы потенциальные критики не обвинили меня в том, что я читаю авторов-либералов или что-то в этом роде (как говорится, не можешь опровергнуть аргумент, придерись к источнику).

Спецсообщение Секретно-политического отдела ОГПУ СССР о продовольственных затруднениях и голоде на предприятиях Средне-Волжского края по данным на 2 апреля 1933 г.:

На госшвейфабрике в Оренбурге рабочие снабжаются по уменьшенным нормам, 300–400 г. хлеба. Отдельные рабочие, обременённые большими семьями, употребляют в пищу суррогаты. Отмечены факты употребления в пищу собак. За 2 мес. зарегистрированы 344 случая обращения рабочих в амбулаторию на почве истощения. По заключению врача, у указанных рабочих отмечен резкий упадок сил. На этой же фабрике зарегистрированы 19 случаев опухания. Рабочий Воронин имеет семью в 8 чел., все опухли. Питаются собачьим мясом. У рабочего Выходцева семья 6 чел., питаются исключительно фруктовым чаем. Дети опухли. У рабочего Суркова семья в 9 чел., 2 старших сына заболели от истощения.

На фабрике им. III Интернационала (тот же район) семьи рабочих сняты со снабжения. Паёк сильно урезан. Семья рабочего Филиппова (член ВКП(б)) по несколько дней не видит хлеба. Жена Филиппова пыталась покончить жизнь самоубийством и была соседями вынута из петли.

На фабрике увеличились случаи обращения рабочих в медпункты. Отдельные рабочие настолько истощены, что фабричный врач, отмечая в больничных листках диагноз «малярия, грипп» и проч., одновременно сообщает в фабком, что медикаменты бессильны, т. к. рабочие не больны, а истощены от недоедания. За первую половину марта зарегистрировано 10 случаев опухания, главным образом — детей. Отмечены случаи употребления в пищу собак.См. http://istmat.info/node/30262

Это всё результаты низкого обеспечения рабочих и невозможности купить нормальные средства пропитания. Невозможность нормально обеспечить себя и семью, как мы видим, приводит к тому, что рабочие употребляют в пищу собак.

К сожалению, предоставляя данные о заоблачных заработных платах советского рабочего, советская статистика умалчивает факт колебания розничных цен в этот период:

Для определения реальной зарплаты рабочих необходимо обратиться к материалам о динамике розничных цен. К сожалению, в годы второй пятилетки информация, касающаяся индекса всех розничных цен, исчезает из публикуемой статистики, также как и сведения о росте реальной заработной платы... Поразительно, но 6-томная история рабочего класса СССР не приводит сводных данных по динамике роста не только реальной, но и номинальной зарплаты рабочих по отраслям и промышленности в целом за 1928—1940 гг.Постников С.П., Фельдман М.А. Социокультурный облик промышленных рабочих России в 1900—1941 гг. 2009.

В указанных работах присутствуют ссылки на архивные данные, так что все желающие могут без труда ознакомиться с указанными материалами. Собственно, вопрос о повышении уровня жизни и зарплате на этом можно закрыть — обыкновенная эксплуатация, ни чем особо не отличающаяся от своего известного капиталистического аналога.

В дополнение к этому приведём отрывок из небезызвестного письма земляков Калинину, в котором трудящиеся жалуются на своё тяжёлое положение:

А то ведь тебе правду не говорят про это, а мы тебе всё опишем про то, что есть... что мы, рабочие всех фабрик и заводов и крестьяне-колхозники — трудящиеся всего СССР, обижаемся на всех вас за такую сделанную дороговизну... Получая такую низкую мизерную ставку зарплаты по ставкам профсоюзов по их профсеткам, поясам 90, 100, 120. 130, 140, 150, 160, 180, 200 — это уже максимум, т. е. самое большое жалованье в месяц... а не по сдельным рабочим расчётам и не по соглашениям с нами трудящимся... зато мы такие трудящиеся с мизерными зарплатами ходим около магазинов продуктовых и промтоварных, гастрономов-универмагов, да облизываемся... а ничего не покупаем, так как мизерные заработки все проешь, и никогда себе ничего из одёжи и обуви не купишь, так как не на что покупать-то... Кто покупает-то всё в этих универмагах и гастрономах? Это доктора да инженеры с их огромными заработками. Артисты-дармоеды ещё хорошо у тебя зарабатывают по 3 — 4 тыс. руб. в месяц, вот они все хорошие продукты — колбасу, сыры, масло, консервы и так далее все жрут, ещё держат прислуг, собак в комнатах, да ещё занимают по целым квартирам пианинами с их плясками и не голодуют. Где же тут равенство и братство-то…Анонимное письмо земляков М.И.Калинину. 17 июля 1937 г. См. http://istmat.info/node/33462

Дефицит

Когда затрагивается вопрос дефицита, то обыватель тут же вспоминает длинные очереди брежневской эпохи. Эпоха Сталина видится нашими «марксистами» как период великого изобилия: странное изобилие с таким отрывом в заработных платах, ценах и льготах. Приведённые выше данные говорят лишь о малой части неравенства советского общества.

Социализм, напомню, представляет из себя такие производительные силы, которые превосходят капитализм и, исходя из этого, могут обеспечить всем необходимым пролетариат, т. к. их труд теперь реально принадлежит им. Но не тут-то было!

В 1929—1930 гг. начались перебои с продовольствием, и снова появились очереди за хлебом, население было встревожено и возмущено. При этом дефицит не ограничивался только хлебом. Не лучше было положение с прочими продуктами питания (мясо, молоко, овощи), не говоря уже о столь необходимых вещах, как: соль, мыло, керосин, спички. Не хватало и одежды, обуви, различных потребительских товаров — часто они были совершенно недоступны. Постоянной темой жалоб служило плохое качество немногих доступных товаров. Одежда была скроена и сшита небрежно, часто с дефектами. У кастрюль отваливались ручки, в хлебе попадались чужеродные предметы.Белоусова О.С. Историографические образы советской повседневности 1917-начала 1950-х гг.

Речь идёт о 30-х годах. Может быть, к середине 30-х, когда социализм, по Сталину, был осуществлён, у нас дефицит был ликвидирован?

В 1936—39 годах покупатель не мог купить больше 2 кг мяса, колбасы, хлеба, макарон, крупы, сахара, 3 кг. рыбы, 500 гр. масла и маргарина, 100 гр. чая, 200 штук папирос, 2 кусков хозяйственного мыла, пол-литра керосина. В 1940 году, в связи с ухудшением продовольственной обстановки в стране, нормы снижались, стали нормироваться товары, которые ранее продавались без ограничения.Осокина Е. За фасадом сталинского изобилия. М.: РОССПЭН, 2008.

Если не в 1936-м, то может быть дефицит был ликвидирован тогда же, когда начался рост зарплат советских рабочих, когда заработная плата опередила уровень 1913-го года, т. е. предвоенный 1940-й год?

Уровень потребления трудящихся СССР в 1940 г., последнем предвоенном году, поражал своей бедностью. По официальным данным, подготовленным центральным аппаратом ЦУНХУ для вышестоящих органов, на одного трудящегося в 1940 г. приходилось 1,68 кг. сливочного масла; 5,5 кг. сахара; 26,6 кг. мяса, колбас и копчёностей. Раз в неделю можно было позволить съесть яйцо. Выручали хлеб и картофель: ежедневные полкило хлеба и 400 грамм картошки могли утолить голод. Крайне дефицитными оставались культурно- бытовые товары, обувь, ткани.Постников С.П., Фельдман М.А. Социокультурный облик промышленных рабочих России в 1900—1941 гг. 2009.

Сокращение рабочего дня

Постановлением от 2 января 1929 года на территории СССР устанавливался 7 часовой рабочий день.

А раз рабочее время уменьшается, следовательно, это уже не капитализм, — так считают многие сталинисты. Но как тогда быть с фактами законодательного уменьшения рабочего времени в капиталистических странах? В одном из разделов «Капитала» Маркс привёл небольшую хронологию того, как рабочее время постепенно уменьшалось с 12 часов до 11, с 11 до 10 и так далее.

Итак, рабочее время уменьшилось с 8 до 7 часов, однако при этом повышенные нормы выработки были увеличены. Так, рабочий, чтобы получить прежнюю заработную плату, был вынужден работать больше положенного времени. В западных странах это называется фордизм, а у нас социалистическая сдельщина, означающая ничто иное, как погоня за копейкой: ранее, скажем, за 8 деталей в день, рабочий в среднем получал 150 рублей, после же повышения норм, 150 рублей стали платить уже за 15, а не за 8 деталей как ранее (как пример). В итоге рабочий получает меньше, и чтобы возместить себе свои 150 рублей, он вынужден работать ещё больше. Такое себе, вполне капиталистическое, «поощрение» рабочего к повышению производительности труда. Если труд остаётся рабочему в тягость, если он трудится только для заработка, лишь бы обеспечить семью, то чем отличается подобная эксплуатация от обыкновенного фордизма на американских предприятиях?

В погоне за рублём, который теперь получил вполне реальное значение, рабочие начинают больше заботиться о своих машинах и более тщательно использовать рабочее время. Стахановское движение в огромной степени сводится к интенсификации труда и даже к удлинению рабочего дня: в так называемое «нерабочее» время стахановцы приводят в порядок станки и инструменты, подбирают сырой материал, бригадиры инструктируют свои бригады и пр. От семичасового рабочего дня остаётся при этом нередко только имя.Троцкий Л. Преданная революция.

Для сравнения: «Время, которое человек тратит на то, чтобы добраться до места выполнения своих служебных обязанностей и обратно, должно считаться рабочим, — такое решение вынес Европейский суд 14 сентября 2016 г. — Правда, это решение касается не всех работающих европейцев и их ежедневного маршрута до работы и обратно, а лишь тех специалистов, кто работает вне офиса и чьи обязанности связаны с выездами по вызовам, встречами с клиентами и т. д. Таким образом, уровень оплаты представителей таких профессий, как торговый агент, социальный работник, курьер, уличный полицейский, слесарь-сантехник и многих других, должен ощутимо вырасти, ведь у многих из них зарплата полностью или частично зависит от почасовой занятости».

Не понятен также факт, касающийся вопроса снижения цен и частичного повышения уровня жизни масс. Такие явления не новы. Капитализм — это не сплошная линия упадка. Капитализм имеет и свои подъёмы, которые как раз характеризуются постепенным поднятием уровня жизни и снижения цен. Сейчас это можно наблюдать в Европе, особенно в государствах Скандинавской модели.

Но разве уменьшение рабочего дня является свидетельством того, что у нас уже отсутствует эксплуатация? Выгодно ли капиталисту уменьшать рабочий день, если, по идее, это должно принести ему меньше прибавочной стоимости?

Давайте разберёмся.
Открываем «Капитал» и читаем:

Однако иначе дело обстоит, когда принудительное сокращение рабочего дня, давая мощный толчок развитию производительной силы и экономии условий производства, в то же время заставляет рабочего увеличивать затрату труда в единицу времени, повышать напряжение рабочей силы, плотнее заполнять поры рабочего времени, т. е. конденсировать труд до такой степени, которая достижима только в рамках сокращённого рабочего дня. Эта сжатая в пределы данного периода времени большая масса труда учитывается теперь как большее количество труда, чем она является в действительности…

Более интенсивный час десятичасового рабочего дня содержит теперь столько же или больше труда, т. е. затраченной рабочей силы, чем более пористый час двенадцатичасового рабочего дня.Маркс К. Капитал. Т. 23.

Другими словами, капитализм компенсирует уменьшение рабочего дня путём увеличения интенсивности труда. Происходит сокращение необходимого рабочего времени и как результат — увеличивается прибавочная стоимость. Попросту получается изменение пропорции необходимого рабочего времени (когда рабочий работает на себя) и прибавочного (когда он создаёт прибавочную стоимость капиталисту). Говоря простым языком: если раньше необходимое рабочее время было равно 4-м часам и прибавочный продукт — тоже 4 часом, то уменьшение рабочего времени приводит к тому, что уменьшается отнюдь не время на прибавочный продукт (оно даже может увеличиваться), а как раз необходимое рабочее время. Это и имеет в виду Маркс, говоря об интенсификации и интенсивности труда. И в нашем случае, 8 часовой рабочий день ничем не отличается от 7 часового рабочего дня. Других понижений рабочего времени в СССР не наблюдалось. Такой процесс является не просто из ряда вон выходящим исключением. Отнюдь, это естественный процесс, протекающий в буржуазном обществе, когда начинают вводиться машины и новая техника. Только она дала возможность снижать общее рабочее время, при этом повышая интенсификацию труда, означающую ни много, ни мало, а увеличение эксплуатации рабочего. Т. е. то, что теряется в продолжительности действия силы, выигрывается на её интенсивности.

Бесплатное образование

Бесплатное образование сейчас ни для кого не новость и скорее даже обыденность. Оно существует во многих государствах Америки и Европы, особенно развито в государствах Скандинавии. А где впервые всеобщее бесплатное образование начало свою гордую поступь?

Первоочередной задачей советской власти было сделать то, чего не сделала буржуазия. Особенно в сфере грамотности. В отличие от Германии или Британии, уровень образования в России был одним из самых низких в Европе. Поэтому большевики должны были в быстрые сроки поднять уровень образования народа. В этой целью Совнарком создал Всероссийскую чрезвычайную комиссию по ликвидации безграмотности в 1920-м году. Двумя годами ранее, в 1918 вступило в силу Положение «О единой трудовой школе РСФСР», устанавливающее бесплатное образование. Но самым первым актом, действительно гарантирующий общую бесплатность образования, была первая советская конституция 1918 года:

17. В целях обеспечения за трудящимися действительного доступа к знанию Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика ставит своей задачей предоставить рабочим и беднейшим крестьянам полное, всестороннее и бесплатное образование.

Статья 121 Конституции 1936 года тоже устанавливает бесплатное образование в СССР. Было ли так в действительности?

В 1940 году выпускается Постановление «Об установлении платности обучения в старших классах средних школ и в высших учебных заведениях СССР и об изменении порядка назначений стипендий», по сути означающее: если хочешь получить высшее или среднее профессиональное образование — плати.

Что гласило постановление?

Учитывая возросший уровень материального благосостояния трудящихся и значительные расходы Советского государства на строительство, оборудование и содержание непрерывно возрастающей сети средних и высших учебных заведений, Совет Народных Комиссаров СССР признаёт необходимым возложить часть расходов по обучению в средних школах и высших учебных заведениях СССР на самих трудящихся и в связи с этим постановляет:

  1. Ввести с 1 сентября 1940 года в 8, 9, и 10 классах средних школ и высших учебных заведениях плату за обучение.

  2. Установить для учащихся 8-10 классов средних школ следующие размеры платы за обучение:
    1. в школах Москвы и Ленинграда, а также столичных городов союзных республик – 200 рублей в год;

    2. во всех остальных городах, а также сёлах — 150 рублей в год.

    Примечание. Указанную плату за обучение в 8-10 классах средних школ распространить на учащихся техникумов, педагогических училищ, сельскохозяйственных и других специальных средних заведений.

  3. Установить следующие размеры платы за обучение в высших учебных заведениях СССР:
    1. в высших учебных заведениях, находящихся в городах Москве, Ленинграде и столицах союзных республик,— 400 рублей в год;

    2. в высших учебных заведениях, находящихся в других городах,— 300 рублей в год;
    3. в высших учебных заведениях художественных, театральных и музыкальных — 500 рублей в год.
  4. Плата за обучение взимается в соответствующие учебные заведения два раза в год: 1 сентября и 1 февраля. Примечание: За первое полугодие 1940 — 1941 учебного года — плата за обучение вносится не позже 1 ноября сего года.
  5. Плата за заочное обучение в средних и высших учебных заведениях взимается в половинном размере.
  6. Установить, что с 1 ноября 1940 года стипендии назначаются лишь тем студентам и учащимся в техникумах, которые проявляют отличные успехи»

См. http://istmat.info/node/21520

Учитывая разный заработок родителей, нужно понимать, что многие имели не одного и не двух детей, а больше. Особенно это наблюдалось среди подавляющей части населения — крестьянства. Представьте, сколько нужно было работать крестьянам на колхоз и на личное подсобное хозяйство, сколько насиловать самих себя, чтобы заплатить за образование своих детей? Плата вносилась два раза, по разу за семестр. Т. е. родители должны были накопить нужную сумму на 1 сентября и на 1 февраля, всячески себя ограничивая. А стипендии, бесплатное образование в университетах, получали лишь отличники, и в итоге получалась огромная конкуренция среди учеников. Ирония Молотова, подписавшего это постановление воистину велика: ты либо учишься хорошо в университете, либо платишь. При чём, учитывая низкий заработок родителей, особенно примем во внимание многодетные семьи, распространённые для отсталой России. Студенту не оставалось ничего иного, как параллельно работать, совмещая работу с учёбой. Хорошо учиться в таких обстоятельствах, согласитесь, было крайне затруднительно. Многие, из-за дороговизны образования, шли сразу на работу. Так Кремль убивал двух зайцев сразу: обеспечивал приток рабочих рук, добрая часть которых не имеет высшего образования, и мог не тратиться особо на эту часть социальной сферы.

Расходы на обучение — не единственные расходы студенческой жизни. Кроме этого, нужно ещё и питаться, одеваться, покупать учебники и т. д. Без труда обеспечить такое образование могли только высшие эшелоны советской власти, получающие зарплату, которая в два, а то и три раза превышала зарплаты обычного рабочего. Цитируемая ранее Осокина показывает, какой отрыв в зарплате имели сотрудники НКВД. К слову, один из принципов всякого буржуазного государства заключается в том, чтобы прикормить силовые ведомства, оторвать и противопоставить их остальной массе народа.

Ещё раз: бесплатное образование не является коренной характеристикой социализма. Бесплатного образования добились сейчас во многих странах капитализма. Не нужно забывать, что при всех отрицательных сторонах, Советский Союз был подобием «государства всеобщего благосостояния», welfare state с рядом льгот, которых не было у рабочих Запада.

Бесплатное жильё

Ещё одной чертой социализма и социальной ориентированности советской власти выделяют обеспечение народа жильём. Это, пожалуй, очень важный фактор. Однако, как жили рабочие в 30-е годы, при якобы 1-й фазе коммунизма?

Какой была обеспеченность в квартирах на данный период?

Государственный жилищный фонд был обеспечен водопроводом только на 52,8%, центральный отоплением на 18,6%, а электроосвещением – на 92% (Постников С.П., Фельдман М.А. Социокультурный облик промышленных рабочих России в 1900—1941 гг. 2009).

Может быть, такое низкое обеспечение рабочих компенсировалось тем, что они могли больше приобрести за свою заработную плату? Мы видели уже, что нет. Но, может быть, это были большие квартиры?

Возьмём период 30-х годов, когда практически был «осуществлён» социализм:

В Кузбассе в 1930 г. на одного рабочего и члена его семьи приходилось 1,4—1,7 м; в Донбассе (1931 г.) — 3,8 м; в Москве (1931 г.) для всех граждан — 3,77 м. Современные исследователи обращают внимание на то, что жильё для рабочих в начале 30-х гг. строилось без отопления и удобств, как времянки. Даже специальные многоквартирные дома для рабочих столицы строились в спешке, мало чем отличаясь от бараков, и находились за чертой города...

По самым скромным расчётам, в домах промышленных организаций в 1932 г. проживало 8,5 млн человек, что привело к уменьшению жилой площади, приходящейся на одного человека, до 2,6 м2!Там же.

Может быть, с ростом заработной платы, соответственно, улучшились жилищные условия пролетариев, т. е. к 40 году и к началу 1941?

К началу 1941 г. ситуация изменилась к лучшему, но незначительно: 66,8% жилой площади приходилось на бараки, а примерно десятая часть рабочих (более 1700 человек) проживала в землянках. На капитальные здания приходилось 16,3% городской жилплощади.Там же.

С наступлением холодов эта категория трудящихся — жителей бараков (по нашим подсчётам, она составляла около трети занятых на предприятии) была подвержена болезням. В косвенной форме приведённый документ связывал ситуацию с жильём с положением дел на производстве: ВВС вернули заводу за 9 месяцев 1938 г. 600 авиамоторов. Это означало, что каждый третий мотор для авиации являлся бракованным. Не случайно в 1938 г. из-за неполадок мотора разбился В. Чкалов, а также другие испытатели.Там же.

Борьба рабочих с машинами, которые начинают их вытеснять, а в случае с СССР, внедрение машинного производства приводит к уменьшению стоимости труда рабочих и повышению норм. Чем производительнее труд, чем совершеннее машина, тем сильнее кнут.

На такой «произвол» (с браком) требовалась незамедлительная реакция. И она была. Постановление ЦИК СССР N 53, СНК СССР N 1682 от 15.11.1932 «Об увольнении за прогул без уважительных причин»:

2. Установить, что в случае хотя бы одного дня неявки на работу без уважительных причин работник подлежит увольнению с предприятия или из учреждения с лишением его права пользования выданными ему, как работнику данного предприятия или учреждения, продовольственными и промтоварными карточками, а также с лишением права пользования квартирой, предоставленной ему в домах данного предприятия или учреждения.См. http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_3838.htm

Чтобы разобраться, надо спросить: какая причина ухода работника с предприятия, какая причина прогула? Учитывая нечеловеческие условия жизни в узких бараках или коммунах, низкую заработную плату, а к 40-му году платность образования, и при этом рабочий отчуждён от управления государством, то спрашивается, какая у него заинтересованность вообще хорошо выполнять свою работу, повышая уровень производительности труда? Никакая. Сталинская верхушка стремится встряхнуть рабочего, напомнив ему, кто здесь хозяин, пытаясь принудить его к работе. Подобное отношение к работе ликвидируется не путём уничтожения социальной базы прогула, т. е. отчуждения, а путём административного принуждения. Если у нас осуществлён социализм и мы близки к этому, тогда в чём причина незаинтересованности рабочего в хождении на работу? Интересно, как бы отреагировали сегодняшние коммунисты на такую меру, если бы её проводило правительство РФ или Украины? Бесспорно, закричали бы про неправильность этого решения. И мы с ними согласны. Однако, что же тогда за двойные стандарты, если в канонизированное вами время такая мера существовала?

Кроме всего прочего, лишение рабочего продовольственных карточек означало голод или голодную смерть, пока он не найдёт предприятия, что захочет принять его на работу, да ещё и с трудовой книжкой, где он уволен за прогул. Что значит выселение, особенно если это происходит в осенне-зимнее время, думаю, говорить не нужно.

Далее происходит вовсе закрепление рабочего за предприятием, о чём свидетельствует указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 года «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений»:

3. Запретить самовольный уход рабочих и служащих из государственных, кооперативных и общественных предприятий и учреждений, а также самовольный переход с одного предприятия на другое или из одного учреждения в другое.

Уход с предприятия и учреждения или переход с одного предприятия на другое и из одного учреждения в другое может разрешить только директор предприятия или начальник учреждения.См.https://www.lawmix.ru/sssr/15266/

Полномочия по разрешению, можно ли уволиться, можно ли перейти на другое предприятие, отныне заключено не в руках рабочего самоуправления или профсоюза, а в руках директора предприятия, который имеет теперь рычаги воздействия на рабочего. А что будет, если рабочие устроятся на другое предприятие без разрешения директора того места, где они работали?

5. Установить, что рабочие и служащие, самовольно ушедшие из государственных, кооперативных и общественных предприятий или учреждений, предаются суду и по приговору народного суда подвергаются тюремному заключению сроком от 2-х месяцев до 4-х месяцев.Там же.

Эта насильственная мера говорит сама за себя. Рабочий больше не хозяин завода, не хозяин средств производства. Рабочий отныне подчинённый «служащего» — т. е. директора, и ослушавшись, не подчинившись, может отсидеть несколько месяцев, получив судимость и клеймо на оставшуюся жизнь. В руках директора, таким образом, концентрируется довольно большая власть над рабочим. Не рабочий здесь хозяин, а директор, от которого зависит, будет ли рабочий голодать, будет ли сидеть в тюрьме и т. д.

Труд в таком случае становится не добровольным, а принудительным и вынужденным.

К. Маркс называл такой процесс отчуждением. Мы можем проследить это на примере советского рабочего: стоило государству полностью его подчинить своей воле, как рабочий бежит от труда, как от огня. Для подчинения бегущего рабочего и потребовались такие суровые меры, как документ 1932 года. Видимо, этого было недостаточно, и чтобы рабочие прекратили бежать, в 1940 их закрепляют за предприятием. Ужесточение путём введения суровой меры тюремного заключения может нам сказать лишь то, что данное явление не было единичным.

Отчуждённость труда ясно сказывается в том, что, как только прекращается физическое или иное принуждение к труду, от труда бегут, как от чумы. Внешний труд, труд, в процессе которого человек себя отчуждает, есть принесение себя в жертву, самоистязание. И, наконец, внешний характер труда проявляется для рабочего в том, что этот труд принадлежит не ему, а другому, и сам он в процессе труда принадлежит не себе, а другому.Маркс К. Экономико-философские рукописи 1844 г. Т.42.

Кому принадлежал труд рабочего в СССР? Кто распределял прибавочный продукт и прибавочную стоимость, произведённые рабочим? Кто был хозяин на заводе? Кто угодно, но только не рабочий.

А что думали сами рабочие?

Из докладной записки ПП ОГПУ по Московской области об антисоветской и контрреволюционной деятельности на промышленных предприятиях. 1931 г.:

«Работать и жить становится вообще невозможно, пусть делают, что хотят — я с удовольствием выброшу партийный билет. Народ настроен против политики советской власти и Сталина, а если скажешь правду, то из партии вылетишь. Троцкий верно сказал, что политика Сталина гибельна. Все книги Ленина перепечатали на свой лад. Лучших партийцев исключают из партии, а шкурниками заполняют её ряды. Ударники из-за лучшего пайка и продвижения гнут спины, профсоюзные организации превратились в придатки партийных органов и ни на какие заявления рабочих не обращают внимания» (член ВКП(б) Ермаков, рабочий завода «Каучук»).

«Нет у нас в советской республике ничего, необходимые продукты питания — и те отсутствуют. Мы, троцкисты, боролись за улучшение жизни рабочих, и за эту борьбу многих из нас отстранили от власти, а сейчас на руководящую работу назначают одних шкурников, но им недолго осталось командовать, время их сочтено» (член ВКП(б) Ковалёв).

«Скоро все мы будем работать по 12 часов в сутки, и нас, рабочих, закабалят, как крестьян в колхозах, иначе Сталин со своей пятилеткой провалится. Сейчас Сталин проводит пятилетку дыбом, воспользовавшись идеей Троцкого об индустриализации страны. Он не сумеет провести её до конца, если не выжмет последние соки из рабочих. В настоящее время Сталин приписывает себе права диктатора, а аппарат держит в руках хуже, чем Муссолини. Все жалуются и плачут, что ничего нет, налоги придумывают каждый раз, займы будут до конца пятилетки» (член ВКП(б) Лунин, рабочий 1-й ситценабивной фабрики).

«У партии стоит в руководстве класс буржуазии в лице Сталина, Ворошилова, Калинина и других. Их политика сводится не к построению социализма, а к построению капитализма. Я читал книги о ВКП и нашёл, что в них есть что-то сомнительное. Мы строим социализм только на бумаге. Партия разбухла, в неё тянутся карьеристы — занять тёплые местечки. Все голосуют по принуждению потому, что их обуял страх. Наше общество — это кролики, которые всего боятся» (член ВКП(б) Макаров — слушатель совпартшколы).

«Задумали много сделать — выполнить пятилетку, а проводят её на рабочей шее. Сейчас сидим голодные, к концу пятилетки совсем подохнем; а мы, рабочие, сидим и молчим, запуганы до крайности. На собраниях хлопаем в ладоши, безоговорочно принимаем всё то, что они нам преподнесут. Скоро нас, если мы будем безмолвны, совсем задушат» (рабочий, г. Серпухов).

Зам. ПП ОГПУ по МО Кацнельсон
Начальник СОУ ПП ОГПУ по МО Дейч
Начальник СПО ПП ОГПУ по МО Радзивиловский

См. http://istmat.info/node/43897

Это лишь малая часть общих сведений. Возмущений гораздо больше, многие даже в оскорбительных формах.

Очерк пятый. Социализм на словах, капитализм на деле

Хозрасчёт

Говоря о развитии СССР, мы не можем обойти вопрос такого явления, как хозрасчёт. Что такое хозяйственный расчёт?

Не на энтузиазме непосредственно, а при помощи энтузиазма, рождённого великой революцией, на личном интересе, на личной заинтересованности, на хозяйственном расчёте потрудитесь построить сначала прочные мостки, ведущие в мелкокрестьянской стране через государственный капитализм к социализму; иначе вы не подойдёте к коммунизму, иначе вы не подведёте десятки и десятки миллионов людей к коммунизму.Ленин В.И. К четырёхлетней годовщине Октябрьской революции. Т.44, с.144-152.

Ленин, собственно, здесь подчёркивает тот вопрос, что к социализму не придёшь в мелкобуржуазной стране, не пройдя капитализм, не развив капиталистические производительные силы. Хозрасчёт рассматривался Лениным как неотъемлемая часть капитализма в Советской республике, как необходимое зло, без которого не обойтись. Далее Ленин говорил следующее:

Перевод госпредприятий на так называемый хозяйственный расчёт неизбежно и неразрывно связан с новой экономической политикой, и в ближайшем будущем неминуемо этот тип станет преобладающим, если не исключительным. Фактически это означает, в обстановке допущенной и развивающейся свободы торговли, перевод госпредприятий в значительной степени на коммерческие, капиталистические основания. Это обстоятельство, в связи с настоятельнейшею необходимостью повысить производительность труда, добиться безубыточности и прибыльности каждого госпредприятия, в связи с неизбежным ведомственным интересом и преувеличением ведомственного усердия, неминуемо порождает известную противоположность интересов между рабочей массой и директорами, управляющими госпредприятий или ведомствами, коим они принадлежат. Поэтому и по отношению к госпредприятиям на профсоюзы безусловно ложится обязанность защиты классовых интересов пролетариата и трудящихся масс против их нанимателей.Ленин В.И. Проект тезисов о роли и задачах профсоюзов в условиях новой экономической политики. Т.44, с.342-343.

Что значат эти слова, как не тот простой факт, что хозрасчёт есть капиталистическое накопление, как временное закрепление важности государственного капитализма? Хозрасчёт, следовательно, это вспомогательный круг для капиталистического типа предприятий, когда сохраняется антагонизм директор-рабочий, т. е. антагонизм труда и капитала. Условия Новой экономической политики — это условия развития частного капитализма не возможного без хозрасчёта. Профсоюзам здесь отводилась важнейшая роль: сдерживать капиталистические тенденции на заводе, стать опорой рабочих против владельцев и молодого капитализма.

Т. е. хозрасчёт — это отражение капиталистических отношений в государстве, где государство типа Коммуны стало окончательно превращаться в совокупного капиталиста. Хозрасчёт базируется на принципе самоокупаемости и экономической самостоятельности предприятий: каждое предприятие имеет свободу в распоряжении собственными ресурсами, их распределением, нанимает рабочую силу и, соответственно, имеет возможность брать банковские кредиты. Принцип хозрасчёта существовал не только в колхозах, но и на промышленных предприятиях Советского Союза. Ленин не представлял, насколько верно он отметил то, что будет неизбежно возникать конфликт между двумя «собственниками» предприятий — рабочим и директором. «Двоевластие» в итоге было уничтожено с ликвидацией рабочего самоуправления и созданием единоначалия. Профсоюзы и рабочие подчинялись непосредственно директору предприятия. Переход на политику хозрасчёта начался с введением НЭПа, приблизительно в 1923-м. Хозрасчёт (в иных источниках он именуется коммерческим расчётом, но при ближайшем рассмотрении, особой разницы между двумя понятиями нет) существовал в Советском Союзе до его официального распада. Наличие такого принципа на предприятиях ещё раз ставит под вопрос наличие «социалистической собственности» и социалистических отношений в СССР вообще. Неразвитые производительные силы могли породить только ту формацию, к которой они были готовы — капиталистическую. Хозрасчёты — естественное отражение необходимости капиталистического развития отсталой страны.

Товарно-денежные отношения в условиях «социализма»

Была ли ликвидирована частная торговля в СССР, как этом говорил Сталин?

Нет, не была. В качестве подтверждения этого рассмотрим Постановление Совета народных комиссаров СССР и Центрального комитета ВКП(б) от 6 мая 1932 г. «О плане хлебозаготовок из урожая 1932 года и развёртывании колхозной торговли хлебом»:

В связи с этим обстоятельством советская власть получила возможность, наряду с методом государственных хлебозаготовок, практиковать, как средство снабжения городского населения, другой метод, метод торговли хлебом самими колхозами и колхозниками. Задача состоит в том, чтобы в интересах дальнейшего расширения товарооборота между городом и деревней и ещё большего улучшения снабжения городского населения сочетать эти два метода и развернуть колхозную торговлю хлебом за счёт некоторого сокращения государственных хлебозаготовок по крестьянскому сектору, увеличив одновременно заготовки по совхозному сектору.См. http://www.great-country.ru/rubrika_myths/golodomor/00011.html

Здесь мы снова возвращаемся к формуле Д-Т-Д’. Колхоз производит товары, которые он продаёт не только государству, но и другому колхозу, а также самим колхозникам. Товар ведь на то и товар, что он создаётся только для продажи. Факт торговли между колхозами говорит о наличии рынка товаров, т. е. базы для капитализма и капиталистов. Колхоз здесь выступает капиталистом, реализующий товары с целью получения прибыли. Частный капиталист, т. е. колхоз, не мог бы производить свои товары без рабочей силы, без наёмного работника, создающего прибавочную стоимость. Картина снова обретает свой истинный смысл и предметы становятся на свои места: прибавочная стоимость, эксплуатация, рынок, товарное производство, — налицо все необходимые компоненты капиталистического производства.

Но и этого мало. Постановление разрешает частную торговлю между колхозами и колхозниками, между самими колхозниками, между колхозниками и рабочими. Читаем дальше этот документ:

г) Образование семенных фондов в колхозах закончить не позднее 15 января 1933 г.

д) Признать целесообразным по окончании выполнения настоящего хлебозаготовительного плана и образования семенных фондов, т. е. с 15 января 1933 года, предоставить колхозам и колхозникам полную возможность беспрепятственной продажи излишков своего хлеба по своему усмотрению как на базарах и рынках, так и в своих колхозных лавках, обязав местные органы власти оказывать в этом колхозам и колхозникам полное содействие и принять меры к искоренению частников и перекупщиков-спекулянтов, пытающихся нажиться на колхозной торговле.Там же.

Документ подписан Сталиным и Молотовым. Разве это похоже на тотальное огосударствление, товарищи сталинисты?

Помимо государственного регулирования промышленности, в селе процветает настоящий частный капитализм, лишь с той разницей, что теперь зерно государство покупает не у кулаков, а у централизованных «сельских фабрик». Рынок и базар вообще есть неотъемлемая часть рыночных отношений, процветавших в деревне. Именно в этом месте осуществлялся обмен, в ходе которого встречались два товаровладельцы, относящиеся друг к другу не иначе, чем частные капиталисты.

Торговать теперь мог не только крестьянин как владелец личного подсобного хозяйства, а и колхоз как юридическое лицо, сбывающее излишки на внутренний рынок. Как же мало это соответствует утверждениям тех сталинистов, которые говорят, что якобы при Сталине предпринимались попытки ликвидировать товарно-денежные отношения! Картина совершенно другая — Сталин сам даёт свободу частному капитализму в деревне, где накопление теперь происходит не в руках кулаков, и даже не в руках государства, покупающего хлеб, а в руках колхозов. Накопление капитала предполагает наряду с отделением товаропроизводителей от средств производства, ещё и наличие эксплуатации, целью которой является производство всё больших объёмов прибавочной стоимости.

Кто же производил излишки хлеба колхозу? Наёмный труд — сельские труженики, большинство из которых не имели даже паспортов и, по сути, находились в полурабском положении. Пред нами появляется картина обычной капиталистической эксплуатации труда в сельской местности. Не менее красноречиво говорит о господстве капитализма в пережившей коллективизацию деревне и следующий документ — Постановление ЦИК и СНК СССР от 20 мая 1932 г. «О порядке производства торговли колхозов, колхозников, и трудящихся единоличных крестьян и уменьшении налога на торговлю сельско-хозяйственными продуктами»:

В целях содействия колхозам, колхозникам и единоличным трудящимся крестьянам в деле развёртывания торговли продуктами своего сельско-хозяйственного производства, на основании постановлений СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) от 6 и 10 мая 1932 г., Центральный исполнительный комитет и Совет народных комиссаров Союза ССР постановляет:

1. Отменить все существующие как республиканские, так и местные налоги и сборы с торговли колхозов, колхозников и единоличных трудящихся крестьян продуктами своего сельско-хозяйственного производства на базарах, площадях, станциях железных дорог, пристанях (хлеб, мясо, птица, яйца, молочные продукты, овощи, фрукты и т. п.).См. http://istmat.info/node/23675

Тут уже констатируется и тот факт, что кроме колхозов и колхозников как субъектов рынка существуют ещё и трудящиеся крестьяне единоличники, по той или иной причине избежавших коллективизации и работающие на своих прежних земельных участках.

Итак, признаётся наличие колхозной торговли, а также торговли единоличников. Наряду с ней существует торговля излишками самих колхозников. А поскольку в колхозе не они были владельцами средств производства и зерно наряду с другими продуктами они производили непосредственно для колхоза, то выходит, что продавать они могли ни что иное, как продукты, выращенные в своём личном подсобном хозяйстве. Здесь раскрывается уже другая картина: сельский рабочий работал не только на колхоз, но и у себя на огороде, и подсобном хозяйстве, продукты с которого он мог в период действия этого постановления… продать. Наёмный рабочий в колхозе, а в свободное время — производитель, владеющий, хотя и крохотными, но своими средствами производства, за счёт которых он мог обогатиться, производя продукт не для личного потребления, а для продажи. Вся эта цепочка колхоз-торговля-рынок, единоличник-торговля-рынок или колхозник-торговля-рынок была вписана в единую цепь госкапиталистического производства Советского Союза.

Читаем дальше этот документ:

3. Воспретить взимание местного разового сбора с торговли с рук птицей, яйцами, молоком, маслом, сыром, производимой колхозниками и единоличными трудящимися крестьянами.

4. Обязать местные советы максимально снизить ставки арендной платы за помещения, взимаемые с колхозных ларьков, лавок, магазинов.

5. Установить, что доходы колхозов и колхозников от продажи на рынке продуктов своего сельско-хозяйственного производства не облагаются сельско-хозяйственным налогом.Там же.

Частное накопление, наёмный труд, аренда помещений, ослабление налогообложения — всё это тоже неотъемлемая часть социализма? Бесспорно! Но только социализма не в марксистском его понимании, а скорее в мелкобуржуазном.

А как насчёт цен?

9. Торговлю колхозов, колхозников и единоличных трудовых крестьян производить по ценам, складывающимся на рынке (sic!), а торговлю колхозных объединений по ценам, не выше среднекоммерческих цен в государственной торговле.Там же.

Государство регулировало цены. Но разве это устранило капитализм в советской деревне или товарно-денежные отношения?

Читаем «Положение о сельско-хозяйственном налоге» 1932 г.:

Статья 50. Доход единоличного хозяйства от продажи сельско-хозяйственных продуктов на частном рынке включается в облагаемый доход хозяйства, если продукты продавались по ценам, превышающим цены государственных и кооперативных организаций. Доход этот определяется за время от учёта по сельско-хозяйственному налогу на 1931 г. до учёта за 1932 г. Доход этот включается в облагаемый доход в сумме, не превышающей 100% остального облагаемого дохода хозяйства (от сельского хозяйства и неземледельческих заработков).

Статья 50 открыто признаёт законным наличие частного рынка. В статье 52 уже речь идёт о следующем:

…В тех случаях, когда единоличник производит реализацию своей сельско-хозяйственной продукции через колхозный ларёк или колхозный базар. Эти его рыночные доходы освобождаются от обложения.

Товарищ Сталин так прокомментировал эти документы:

Чем руководствовались Совнарком и ЦК, вводя колхозную торговлю хлебом?

Прежде всего тем, чтобы расширить базу товарооборота между городом и деревней и улучшить снабжение рабочих сельскохозяйственными продуктами, а крестьян — городскими изделиями. Не может быть сомнений, что одной лишь государственной и кооперативной торговли для этого недостаточно. Эти каналы товарооборота нужно было дополнить новым каналом — колхозной торговлей. И мы их дополнили, введя колхозную торговлю.

Они руководствовались, далее, тем, чтобы при помощи колхозной торговли хлебом дать колхознику добавочный источник дохода и укрепить его экономическое положение.

Они руководствовались, наконец, тем, чтобы введением колхозной торговли дать крестьянину новый толчок для улучшения работы колхозов как по линии сева, так и по линии уборки.Сталин И. О работе в деревне: Речь на объединённом пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) 11 января 1933 г. Соч.Т.13, с.216-233.

Как видим, социальная база капитализма и капиталистических отношений не просто существовала. Государство было тем орудием, что активно расчищало место для развития капиталистических отношений. Государство и колхоз здесь действовали в унисон без какого-либо антагонизма. Основная же линия разлома проходила между трудом и капиталом.

Планирование

Мы уже разобрались, что государственная собственность не является отличительным признаком социализма и тем более она не тождественна общественной собственности. А как быть с планом?

Заводы, принадлежащие корпорациям, также работают по определённому плану и в соответствии с ним корпорация получает прибыль. Вот только планы эти не перестают действовать разрозненно на мировом рынке и самое главное – по плану выпускаются товары! И акционерные общества, и государство (в нашем случае), производят товары, являются субъектами рынка, капиталистами, а также эксплуататорами пролетариата. Здесь между ними больше общего, чем отличного. Но решает ли проблему анархии производства и рынка наличие производства по плану в одной, отдельно взятой стране?

Мы уже знаем, что когда Маркс говорит о социализме, он имеет в виду социализм (коммунизм) как мировую систему. Тоже самое касается планирования — как спасение от анархии рынка оно возможно только тогда, когда ему будет подчинено всё мировое хозяйство. Будет ли план в одной стране или нет — эта страна всё равно участвует в международной системе экспорта-импорта как обычный субъект мировой капиталистической экономики, т. е. будет таким же зависимым звеном данной хозяйственной системы, как и все остальные.

Советский план производит товар. Товар есть «клеточка» капиталистического организма, исходный пункт капитала, по выражению Маркса, и деньги являются его (капитала) первой формой проявления. Товар создаётся с целью его продажи и не иначе. Значит товарное производство — это производство товаров с целью их продажи (или же обмена) для получения прибыли. Деньги образуют исходный и конечный пункт капитала Д-Т-Д’. Деньги пускаются в оборот для приобретения товара лишь с целью их последующего роста. Если бы после операции Д-Т-Д’, конечный результат был бы равен начальному — то тогда деньги бы перестали быть капиталом. Превращение денег в капитал, производство прибыли – это, как мы знаем, движение, которое является самоцелью буржуазного способа производства.

При товарном производстве товаровладельцы являются частными собственниками продукции, которую они поставляют на рынок. Если завод Соединённых Штатов продаёт оборудование Советскому Союзу, а Советский Союз продаёт Германии сырьё — то абсолютно все государства этой цепочки здесь выступают не просто как участники товарного производства, а как частные собственники отчуждаемых вещей. Может ли быть при этом, что Советский Союз, действуя на мировой арене как капиталист, «внутри» собственной страны капиталистом не является?

Как бы не так. Ещё в своих статьях про Британское владычество в Индии, как позже в «Капитале», Маркс указал тот простой факт, что раз вещи стали товарами во внешних отношениях, то они становятся товарами и «внутри общины». Думаю, самое наличие товарного производства и международной торговли СССР как раз говорит о том, что капиталистическое производство не могло не существовать внутри самого Советского Союза.

Товарищ Сталин конечно же так не считал:

…А ведь наше общество является именно таким обществом, где частная собственность на средства производства, система наёмного труда, система эксплуатации давно уже не существует.Сталин И. Экономические проблемы социализма в СССР. 1952.

Если это действительно так, то что же тогда представляет собой заработная плата рабочего, если не стоимость его рабочей силы? Само наличие заработной платы свидетельствует о наличии наёмного труда, купле продаже рабочей силы, её эксплуатации с целью получения прибыли как формы прибавочной стоимости.

Сказки о том, что в СССР не было рынка, не было товарного производства, сыплются как карточный домик от малейшего дуновения. Товарное производство было, причём было не просто товарное производство, а капиталистическое товарное производство, поскольку существовала купля-продажа такого специфического товара как рабочая сила.

Да, в СССР была плановая экономика, но не плановая социалистическая. Да, государство регулировало цены, в том числе на рабочую силу. Такая плановая экономика, такое регулирование цен вполне может сочетаться с товарно-денежными отношениями, с отчуждением производителя от средств производства, с капитализмом. В большинстве капстран государство регулирует цены на основные продукты, устанавливает минимальные размеры зарплат, прожиточный минимум и т. д. и т. п.

Индустриализация

Согласно взглядам Л. Троцкого, России не суждено воспроизвести в точности буржуазные революции и буржуазное развитие капиталистических стран. США или Британия отнюдь не являются предвестником того, чем станет Россия, пойдя по пути капитализма, очистившись от феодализма. Вернее сказать, России уже не нужно будет проходить цеховой и мануфактурный этапы, для того, чтобы создать у себя крупную промышленность. Слабость российской буржуазии исключала её главенствующую роль в индустриализации, по примеру того, как это происходило в Европе, которая уже давно совершила промышленную революцию. Примечательно, что первая волна индустриализации в России в 90-е годы XIX века, когда правительство возглавлял С.Ю.Витте, осуществлялась по инициативе и при непосредственном руководстве российского государства и его правительства. Политику индустриализации Витте проводил за счёт: 1) привлечения иностранных капиталов в виде инвестиций и правительственных займов; 2) протекционистской таможенной политики, защищавшей отечественных производителей на внутреннем рынке от западных конкурентов и стимулировавшей российский экспорт; 3) накопления внутренних ресурсов за счёт введения водочной монополии и резкого усиления косвенного налогообложения. Увеличение экспорта хлеба, одного из основных источников поступления иностранной валюты на индустриализацию достигло к началу XX в. почти 8 млн. тонн или 1/5 валового сбора зерна и явилось одной из причин голода, повторявшегося через каждые 3-5 лет. Особенно тяжёл был голод 1891 г., когда умерло свыше 500 тыс. человек. Оправдывая свою политику, Витте утверждал, что “великие задачи требуют и великих жертв”.

Для полного раскрепощения капитализма нужно было решить задачи буржуазной революции, которые российский национальный капиталист решить не мог. А значит, эта задача ложилась на государство, что не делает это государство социалистическим или идущим по направлению к социализму. Государство здесь играет роль совокупного капиталиста.

Социализм предполагает наличие развитых производительных сил, самый высокий уровень развития капитализма, а, следовательно, и наличие уже произведённой индустриализации. Развитие предсоциалистической экономики, как говорилось выше, по сути, есть развитие буржуазных производительных сил и капиталистической экономики: чтобы перейти к социализму, нужно сперва развить все производительные силы капиталистической формации. Отсутствие индустриализации под руководством буржуа отнюдь не означает, что если индустриализацию будет проводить государство от имени пролетариата, то она от этого автоматически превратится из капиталистической в социалистическую индустриализацию. И наличие элементов планирования тоже ни о чём таком не свидетельствует. План в данном случае является лишь вспомогательным средством для централизации, концентрации ресурсов для проведения индустриализации в кратчайшие исторические сроки.

Витте так формулировал задачу своего правительства:

В течение примерно 10 лет догнать более развитые страны Европы и занять прочные позиции на рынках Ближнего, Среднего и Дальнего Востока.

Сравните это с тем, что говорил Сталин:

Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут.

Примечательно то, что по пути индустриализации с использованием плана прошли Китай, Индия, Египет и Япония. В этих странах имела место ведущая роль государства в планировании и осуществлении индустриализации. Наличие плановой экономики при отсутствии власти пролетариата и наличии основных характеристик капитализма вроде товарного производства и купли-продажи рабочей силы, говорит о том, что это государство не является диктатурой пролетариата, а общество социалистическим.

Очерк шестой. У них и у нас

Роль государства

В истории существовали примеры, когда плановая экономика с государственным сектором охватывало всю экономическую модель и без диктатуры пролетариата. Читаем Конституцию Китайской Народной Республики 1949 г.:

Статья 5. В настоящее время в Китайской Народной Республике имеются следующие основные формы собственности на средства производства: государственная собственность, то есть общенародная собственность; кооперативная собственность, то есть коллективная собственность трудящихся; собственность тружеников-единоличников; собственность капиталистов.

Государственная собственность здесь толкуется как общественная собственность. К слову, и здесь Конституция определяет лишь основные правовые формы собственности, не раскрывая, чем они различаются. Интересное происходит далее:

Статья 10. Государство, согласно закону, охраняет право собственности капиталистов на средства производства и другие капиталы…

Статья 15. Государство на основе социалистической собственности ведёт плановое хозяйство.

В редакции 1983 года существует уже следующая формулировка:

Статья 15. Государство при помощи хозяйственных планов руководит развитием и преобразованием народного хозяйства и непрерывно повышает производительные силы в целях подъёма материального и культурного уровня народа, укрепления независимости и безопасности страны.

Пятилетние планы по экономическому развитию, в частности, и сейчас используются в КНР. При доминирующей роли госсектора, они использовались и в КНР для проведения индустриализации. И план охватывал не только государственные предприятия, но и предприятия капиталистов, чью собственность Китай, согласно конституции, закрепил.

Товарищ Мао так охарактеризовал взаимоотношения между этими формами собственности и базирующихся на них классами:

Классовая борьба между рабочим классом и национальной буржуазией относится, вообще, к классовой борьбе внутри народа, так как национальной буржуазии в нашей стране присущ двойственный характер. В период буржуазно-демократической революции ей, с одной стороны, была присуща революционность, а, с другой стороны, соглашательство. В период социалистической революции она, с одной стороны, эксплуатирует рабочий класс и извлекает из этого прибыль, но вместе с этим поддерживает Конституцию и желает принять социалистические преобразования. Национальная буржуазия отличается от империалистов, помещиков и бюрократической буржуазии. Противоречия между рабочим классом и национальной буржуазией — это противоречия между эксплуатируемыми и эксплуататорами, которые сами по себе являются антагонистическими. Однако в конкретных условиях нашей страны, если соответствующим образом регулировать антагонистические противоречия между этими двумя классами, они могут превратиться в неантагонистические, могут разрешаться мирным путём. Коли мы будем регулировать их неправильно, если мы не будем применять в отношении национальной буржуазии политику сплочения, критики и воспитания или же если национальная буржуазия не примет эту нашу политику, то противоречия между рабочим классом и национальной буржуазией могут превратиться в противоречия между нами и нашими врагами» (Мао Цзэдун. К вопросу о правильном разрешении противоречий внутри народа.См. http://do.gendocs.ru/docs/index-80569.html?page=5

Замечательная игра в хороших-плохих капиталистов, помогающих социалистическому строительству!

Кроме Китая, с планом и частной собственностью на средства производства осуществляла реструктуризацию экономики и другая страна из «социалистического» лагеря – ГДР, которая до 1968 года, согласно конституции 1949 года, была обычной буржуазной республикой, также с плановым управлением:

Статья 1. Германия является неделимой демократической республикой; она состоит из немецких земель.

Статья 21. Для обеспечения жизненных основ и повышения благосостояния своих граждан государство через законодательные органы при непосредственном участии своих граждан устанавливает государственный хозяйственный план. Контроль за его выполнением является задачей народных представительств.

При этом в стране существует источник частного накопления:

Право наследования гарантируется в соответствии с гражданским правом. Доля государства в наследстве определяется законом. Творческий труд, право автора, изобретателя и художника охраняются Республикой и пользуются её поддержкой и попечением.

Буржуазный институт выборов закрепляется в статье 51:

Статья 51. Народная Палата состоит из депутатов немецкого народа. Депутаты избираются сроком на 4 года путём всеобщих, равных, прямых выборов при тайном голосовании на основании пропорциональной избирательной системы.

Не могу не процитировать туманные формулировки ГДРовской конституции:

Статья 24. Собственность обязывает. Её использование не должно противоречить общему благу.

Злоупотребление собственностью путём захвата важнейших позиций в экономике во вред общественному благу влечёт безвозмездное отчуждение её и передачу в собственность народа. Предприятия военных преступников и активных нацистов отчуждаются и передаются в собственность народа. Это же относится к частным предприятиям, ставящим себя на службу политике войны.

Все частные монополистические организации, картели, синдикаты, концерны, тресты и тому подобные организации, ставящие своей целью повышение прибыли путём регулирования производства, цен или сбыта, ликвидируются и запрещаются.

Крупные частные земельные владения площадью более ста гектаров ликвидируются и подлежат разделу без возмещения.

После проведения этой земельной реформы крестьянам гарантируется частная собственность на их землю.

Статья 25. Все недра земли, силы природы, годные для хозяйственного использования, все предназначенные для их использования горнозаводские и металлургические предприятия, а также энергетическое хозяйство подлежат передаче в собственность народа. До такой передачи использование их находится под контролем земель, а поскольку дело касается общегерманских интересов — под контролем Республики.

Статья 26. Распределение и использование земли контролируется, а каждое злоупотребление пресекается…

Статья 27. Частные хозяйственные предприятия, пригодные для обобществления, могут быть переданы в общественную собственность на основании закона с соблюдением действующих в отношении отчуждения правил.

Итак: частная собственность существует и вполне может существовать, если не будет нарушать законов. В противном случае она может быть передана государству. Защищается частная собственность крестьян, и при этом в государстве действует единый хозяйственный план. Это говорит лишь о том, что частная собственность, как и в случае с КНР, гармонично входила в систему государственного планирования.

Собственно, даже статья Конституции ГДР 1968 года, декларирующая социализм в отдельно взятой Германии, говорит:

Статья 14. 1. Частнохозяйственные объединения, ставящие целью установление экономической власти, не разрешаются.

А не ставящие целью, стало быть, разрешаются. ГДР, в принципе, и не стремилось одним махом взять и уничтожить частную собственность. Она лишь постепенно наступала на неё, увеличивая долю госсектора. Так, к 1955-му году, в госсекторе экономики были заняты приблизительно 65% немецких рабочих. Наступление на частную собственность проводилось не путём установления рабочего контроля, а путём увеличения налогового бремени, создания неблагоприятных условий для мелкого и среднего бизнеса, чтобы тот не мог эффективно бороться и конкурировать с государственной монополией. Также совершался постепенный переход к плановой экономике не путём перераспределения власти в пользу трудовых коллективов, а путём усиления ответственности директоров перед министерствами за выполнение планов.

О том, как трудящиеся относились к подобного рода плановой экономике, красноречиво свидетельствуют выступления рабочих в июне 1953 года в Восточном Берлине, переросшие в политическую забастовку против правительства ГДР по всей стране. Массовые акции протеста, гражданского неповиновения и забастовки были вызваны повышением норм выработки и снижением реальной заработной платы трудящихся. Акции протеста были жёстко подавлены властями при помощи советских войск, расположенных в то время в ГДР.

План в ГДР начался вводиться ещё с наличием там частной собственности. Подтверждает это V партийный съезд СЕПГ июля 1958 г., на котором перед партией (коммунистическая партия в буржуазной республике реформирует капитализм — воистину история не лишена иронии!) и государством ставится задача превзойти уровень развития ФРГ. И чтобы с успехом выполнить эту задачу, практически все промышленные министерства были подчинены Государственной плановой комиссии.

Кроме немецких рабочих, государственный капитализм эксплуатировал ещё и рабочих других стран. Так, в ГДР существовал институт найма иностранных рабочих по контракту. Если в случае с СССР это было понятно — нужны были специалисты для индустриализации, то ГДР сама могла обеспечить себя образованными специалистами. ГДР нуждалась в малоквалифицированной рабочей силе, которую и привлекало из других стран: Вьетнама, Йемена, Мозамбик, Анголы, Кубы и так далее. Сама покупка рабочей силы уже говорит о том, что общество является капиталистическим. А учитывая, что наёмными рабочими были не только привлекаемые «гости», но большинство населения, ни о каком социализме не могло быть и речи. «Социализм» здесь выступает лишь формой ложного сознания, то есть идеологией, для маскировки государственного капитализма. Работающие в ГДР по контракту иностранцы не могли остаться в ГДР по завершении срока найма. Беременность у работниц также влекла за собой разрыв контракта и депортацию на родину. Чем это отличается от покупки более дешёвой рабочей силы за рубежом в той же Турции, например, практикуемой некогда ФРГ?

К середине 50-х гг. ФРГ по объёму промышленного производства занимала 3-е место в капиталистическом мире после США и Англии, а по некоторым видам промышленной продукции обогнала Англию. Её доля в промышленной продукции капиталистического мира возросла с 3% в 1946 г. до 9,4% в 1955 г. По объёму золотых запасов ФРГ вышла на второе место после США.

Производительность труда только за первый год выросла на 1/3, что благоприятно отразилось на заработной плате и поэтому инфляция на социально-экономическом положении населения страны не сказывалась. К концу 1949 г. валовой объём промышленного производства приблизился к уровню 1936 г. (98,4%), а к концу 1950 г. превысил его (114,4%).Заславская М. История экономики. М.2013.

И опять у нас прогрессивная форма общества догоняет по сути отсталую и непрогрессивную!

Вернёмся к догоняющим странам, прошедшим индустриализацию, странам «капитализма» и увидим те же особенности в китайской индустриализации, о которой говорилось выше. Если в случае с ГДР надобность в индустриализации как таковой отсутствовала, то о Южной Корее такого не скажешь, которая также шла путём планового развития своей индустрии. Вот, к примеру, выдержка из работы южнокорейского «бонапарта» Пак Чжон Хи «Возрождённая Корея: модель экономического развития»:

Благодаря упорному, самоотверженному труду, народ Кореи успешно завершил выполнение трёх пятилетних планов развития страны и сейчас работает над выполнением четвёртого пятилетнего плана. Его целью является создание, на основе уже достигнутых успехов и опыта, накопленного в ходе реализации предыдущих пятилетних планов, фундамента развития тяжёлой и нефтехимической промышленности, которые представляют собой, на сегодняшний день, основу высокоразвитой экономики. Среди приоритетов четвёртого пятилетнего плана — осуществление программ предоставления субсидий населению и развитие всеобъемлющей системы социального обеспечения.См.http://lib.ru/MEMUARY/SINGAPUR/koreareborn.txt_with-big-pictures.html

Вот что он далее говорит о частной собственности:

Для повышения уровня развития нашей промышленности и роста производительности труда, критически важным является творческий подход к делу со стороны предпринимателей. Со своей стороны, правительство передало частному сектору практически все предприятия, за исключением тех, которые необходимы для обслуживания общенациональных интересов. Даже некоторые крупнейшие предприятия, которыми по-прежнему управляет правительство, будут приватизированы, как только частные предприниматели смогут управлять ими. В условиях существующей в нашей стране системы свободного предпринимательства именно частный бизнес должен играть главную роль в управлении экономикой. Но именно потому, что правительство будет и в дальнейшем способствовать повышению роли частного бизнеса в экономике, предприниматели должны прилагать добровольные усилия по упрощению структуры управления, повышению эффективности производства и углублению его специализации.Там же.

И здесь при наличии частной собственности, государство использует плановую экономику, умело сочетая её с рыночной, для проведения индустриализации. Темпы роста южнокорейской экономики и её состояние на сегодняшний день говорят сами за себя. Является ли всё это социалистической плановой экономикой или же элементом социализма при капитализме? Нисколько. Использование плановой экономики для индустриализации и создание мощного госсектора в сочетании с частной собственностью, происходило не только в Южной Корее, но и в послеколониальной Индии с её системой пятилетних планов, а также в Аргентине, Египте, Непале, Морокко, Афганистане, Пакистане, Сирии, Эфиопии и так далее. Отсталые азиатские страны используют пятилетнюю экономику. Но не социалистическую, а планово-капиталистическую. Роль главного «индустриализатора» здесь играет не частный капитал, а государство: как и в случае с Россией. То, что не под силу сделать буржуазия, — в кратчайшие исторические сроки провести индустриализацию, — делает государство. Если плановая экономика есть социализм, в таком случае, по пути социализма у нас шли значительная часть отстающих и догоняющих стран. Недаром многие режимы этих государств заявляли о своём собственном национальном «социализме» и особом пути. В случае с Египтом и Сирией — всё это происходило при непосредственном содействии Советского Союза.

Краткие выводы:

  1. Социалистическое планирование есть ничто иное, как планирование в мировом масштабе;

  2. Планирование в отдельно взятой стране не опровергает тот факт, что на рынке государство выступает как капиталист, продавая товары, преобразуя прибавочный продукт в прибавочную стоимость и прибыль. Товарное производство на основе эксплуатации наёмного труда есть суть капитализма.
  3. План в отдельно взятой стране (капиталистическое планирование, иными словами) вполне может сочетаться с частной собственностью;
  4. Социалистическая экономика без развитой до этого капиталистической и без плана в масштабах мирового хозяйства не ликвидирует капиталистические отношения в отдельно взятой стране;
  5. Социализм предполагает развитые капиталистические отношения и наличие уже проведённой индустриализации;
  6. Россия и другие отсталые страны не могли в точности повторить путь индустриализации Европы и США, а значит было бы неверным переносить их исторический опыт индустриализации на Россию, а при малейшем несовпадении называть советскую экономику «социалистической»;
  7. В силу невозможности буржуазии провести индустриализацию, в отсталых странах эту роль брало на себя государство, выступая в роли совокупного капиталиста, что ещё раз подтверждает тот очевидный факт, что правовая форма собственности здесь не играет существенной роли;
  8. Экономика также не может считаться социалистической без экономической власти пролетариата и тем более при наличии товарно-денежных отношений, включающей в себя куплю-продажу рабочей силы;
  9. По пути индустриализации с плановой экономикой и вместе с сочетанием частной собственности, прошли такие страны, как Китай, Япония, Индия, Южная Корея, Египет, Сирия, Аргентина, Эфиопия и т. д.;
  10. На примере ГДР видно, как даже в развитой стране, в которой не было необходимости в проведении индустриализации, существовала частная собственность вместе с единым хозяйственным планом: причём как в ГДР до 1968 года, так и после 1968 года;
  11. Государственный капитализм — необходимое условие буржуазной модернизации развивающихся, догоняющих передовые капстраны государств.

Экономические кризисы и социализм

Согласно утверждениям идеологов сталинизма возможно построить не только социалистический строй в национальных границах, но также и обеспечить его независимость от колебаний и кризисов мирового рынка.

Экономические кризисы — характерный признак капиталистической формации. Главной причиной кризисов является то обстоятельство, что производительные силы при капитализме растут быстрее, чем расширяются рынки. «Если производительные силы растут в геометрической прогрессии, — отмечает Ф.Энгельс в своём предисловии к первому тому «Капитала», — то рынки расширяются, в лучшем случае, в арифметической» (Т.23, с. 33). Кризисы капитализма — это явление мировое и не могут не быть мировыми. Разделение труда в мировом масштабе приводит к зависимости и взаимосвязи как между отдельными отраслями промышленности или предприятиями, так и между государствами. В Советском Союзе, как уже говорилось выше, товарно-денежные отношения никуда не исчезли и на арене мировой торговли Советский Союз выступал как субъект капиталистической экономики, как капиталист. Законы капитализма как мировой системы отражались и на России. Одним из характерных примеров того, как на экономике СССР отражались противоречия этой системы, является великая депрессия конца 20-х – начала 30-х годов. Руководство СССР, чтобы получить средства для индустриализации, приступило к насильственной коллективизации сельского хозяйства. Без этого условия невозможно было изымать в достаточных объёмах зерно у крестьян и направлять его на экспорт, чтобы за счёт вырученных средств закупать промышленное оборудование на Западе для проведения индустриализации. В результате разразившегося мирового кризиса перепроизводства, цены на сырьё, в том числе на зерно и другую продукцию сельхозпроизводства на мировом рынке резко упали. Для того, чтобы получить необходимые объёмы твёрдой валюты, руководство СССР пошло на беспрецедентные меры по изъятию у крестьян сельхозпродукции на экспорт, что привело к массовому голоду и как результат к массовой смертности селян. Если бы не великая депрессия, вполне возможно, что коллективизация не привела бы к таким катастрофическим последствиям, пошла бы по более щадящему варианту, чем это имело место быть.

«Микоян сообщает, — пишет Сталин Молотову, — что заготовки растут и каждый день вывозим хлеба 1–1½ миллиона пудов. Я думаю, что этого мало. Надо бы поднять (теперь же) норму ежедневного вывоза до 3–4 миллионов пудов минимум. Иначе рискуем остаться без наших новых металлургических и машиностроительных (Автозавод, Челябзавод и пр.) заводов. Найдутся мудрецы, которые предложат подождать с вывозом, пока цены на хлеб на международном рынке не подымутся „до высшей точки”. Таких мудрецов немало в наркомторге. Этих мудрецов надо гнать в шею, ибо они тянут нас в капкан. Чтобы ждать, надо иметь валютные резервы. А у нас их нет. Чтобы ждать, надо иметь обеспеченные позиции на международном хлебном рынке... Словом, нужно бешено форсировать вывоз хлеба» (Сталин И. Письмо В.М. Молотову 24 августа 1930 года. Соч. Т. 17).

Что имеет ввиду Сталин, когда говорит о людях, считающих, что нужно подождать роста цен? Мировой кризис затронул и хлебный рынок, в результате чего упали цены на сельхозпродукцию, а значит, для закупки промышленных товаров в целях индустриализации требовалось продавать больше зерна по дешёвым ценам. Итак, зависимость СССР от мирового рынка приводит к тому, что резко меняется политика в деревне: увеличивается эксплуатация крестьянства, а позже вводится блокада сёл, не выполнивших план сдачи хлеба государству, разрешается частная торговля. В январе 1931 г. учреждается Торгси́н (Всесоюзное объединение по торговле с иностранцами) — советская организация, занимавшаяся обслуживанием гостей из-за рубежа и советских граждан, имеющих «валютные ценности» (золото, серебро, драгоценные камни, предметы старины, наличную валюту), которые они могли обменять на пищевые продукты или другие потребительские товары.

Наконец, причинно-следственная связь ставит последний пазл в картину «бескризисной» советской экономики, неотъемлемым условием развития которой служат те репрессивные меры, которые государство обрушило на крестьянство в целях извлечения максимальной прибыли на рынке, не считаясь с жертвами. Чем государство здесь не капиталист и не эксплуататор, выжимающий все соки из трудящихся в погоне за прибылью?

СССР никогда не порывал связей с мировым рынком. Американского уровня товарооборота 1937 г. СССР достигает в 1951 г. Мощный рывок в наращивании экспортно-импортных операций Советский Союз осуществляет в отрезке времени с 1951—1955 гг., всё больше и больше вписываясь в мировую экономику. Это был естественный и неизбежный процесс. Чем быстрее росла производительность труда, тем больше государство производило для обмена, тем меньше экономика могла оставаться закрытой и автаркичной.

Некоторые сталинисты считают отличительной чертой социалистической экономики монополию внешней торговли. Монополия внешней торговли была установлена после прихода большевиков к власти и неотъемлемой частью социализма в одной стране её никто почему-то не называл.

Монополии, существовали и существуют не только при капитализме, но и при феодализме. Конкуренция, пришедшая на смену феодальным монополиям, в итоге заменяется снова монополией, но уже в новом качестве. До СССР действительно не было случаев в истории, когда государство использовало монополию внешней торговли. Нужно отличать характер развития капитализма в Западной Европе, где господствующей формой капитала была его частно-индивидуальная форма, от характера капитализма догоняющих стран: России, Китая, Индии, где государство играло главенствующую роль в инвестировании, модернизации, индустриализации и извлечении прибавочного продукта.

Монополии в Западной Европе возникают как естественный процесс развития капитализма, в то время как в отсталых афро-азиатских странах, общегосударственная монополия представляет из себя средство выживания периферийного капитализма — это естественная протекционистская политика против иностранного капитала. Здесь имеет место быть осуществление внешней торговли государством, а не частниками. Разница лишь в том, что купоны от товарооборота стрижёт не конкретное частное лицо или компания, а само государство. Иными словами, происходит просто концентрация торговых отношений в руках государства и только государство осуществляет над ними контроль. Монополия ограждает предприятиям связь с мировым рынком, отдавая эту прерогативу государственной власти. Государство здесь является не только совокупным капиталистом, а и совокупным торгашом и купцом.

Если рассматривать монополию внешней торговли в связи с наличием системы наёмного труда, то её «социалистичность» исчезнет сама собой. Монополия внешней торговли была естественной мерой выживания для отсталой страны, чтобы избежать её подчинения более успешным и конкурентоспособным капстранам и иностранным товарам. Подобную меру можно было в каком-то смысле считать социалистической, если бы в переходном к социализму периоде в СССР действительно была рабочая демократия, действительно было государство диктатуры пролетариата, то есть отмирающее государство. Ничего же подобного мы не наблюдаем. Государство не только не отмирало, а стремительно превращалось в сверхдержаву во всех смыслах, и в смысле полицейского государства тоже. Истинным же призванием монополии внешней торговли в дополнении к НЭПу и индустриализации, было доразвитие отсталого русского капитализма, и его защита. Из того, что в СССР господствующей была государственная форма собственности, вытекала и монополия внешней торговли.

Некоторые сталинисты даже считают, что различия между экономическим режимом автаркии (её советским или северокорейским вариантом) и международным трендом открытой экономики — это различия между социализмом и капитализмом.

Понятно, что к марксизму подобные взгляды не имеют никакого отношения. «Развитие производительных сил, — писал Маркс в «Немецкой идеологии», — (вместе с которым уже дано эмпирическое осуществление всемирно-исторического, а не узко местного, бытия людей) является абсолютно необходимой практической предпосылкой ещё и потому, что без него имеет место лишь всеобщее распространение бедности; а при крайней нужде должна была бы снова начаться борьба за необходимые предметы и, значит, должна была бы воскреснуть вся старая мерзость. Это развитие является, далее, необходимой предпосылкой потому, что лишь с этим универсальным развитием производительных сил устанавливается универсальное общение людей, благодаря чему, с одной стороны, факт существования „лишённой собственности” массы обнаруживается одновременно у всех народов (всеобщая конкуренция), — каждый из этих народов становится зависимым от переворотов у других народов, — и, наконец, местно-ограниченные индивиды сменяются индивидами всемирно-историческими, эмпирически универсальными. Без этого 1) коммунизм мог бы существовать только как нечто местное, 2) самые силы общения не могли бы развиться в качестве универсальных, а поэтому невыносимых сил: они остались бы на стадии домашних и окружённых суеверием „обстоятельств”, и 3) всякое расширение общения упразднило бы местный коммунизм. Коммунизм эмпирически возможен только как действие господствующих народов, произведённое „сразу”, одновременно, что предполагает универсальное развитие производительной силы и связанного с ним мирового общения» (Т.3, с.33–34).

Задача социализма — уничтожить национальные границы, а не укрепить их; задача социализма — развить производительные силы до планетарного уровня, а не замкнуть отсталые производительные силы в рамках государственных границ. Приведём простой пример. Английское предприятие изготавливает промышленных предмет А. Для того, чтобы А получилось А, требуется индийское сырьё В и немецкая техника С. Без этих главных составляющих, английское предприятие не сможет произвести нужный товар. Представим, что в Британии установилась автаркия, т. е. закрытая экономика, и правительство старается сделать страну независимой от мирового рынка путём уменьшения импорта. Чтобы решить вопрос производства важного продукта А без В и С, Англия вынуждена опираться на собственные ресурсы. В итоге получается, что изготовление продукта А с опорой на собственные ресурсы обходится только дороже и становится практически недоступно большинству населения (если сравнить с тем, что ранее для продукта использовались ресурсы других стран). Продукт А стал дефицитным.

Более того, в условиях автаркии Англии бы пришлось уничтожать значительную часть собственных производительных сил, чтобы не производить столько товаров для мирового рынка. К счастью, такое развитие событий практически невозможно. Учитывая, что после Второй мировой войны экспорт-импорт Англии, как и США, только увеличивался, закрытие экономики означало бы просто кризис английской экономики и гигантский шаг назад. Европейская буржуазия на данный момент выполняет прогрессивную роль, — шаг за шагом создаёт Соединённые Штаты Европы, как необходимую предпосылку для перехода на более высокую ступень общественного развития.

Часто для определения социализма приводится следующая цитата из работы Ленина «Грозящая катастрофа и как с ней бороться»:

Социализм есть не что иное, как ближайший шаг вперёд от государственно-капиталистической монополии. Или иначе: социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращённая на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией.Т. 34, с.192.

При этом многие делают ударение именно на словах «государственно-капиталистической монополии». Социализм для них означает наличие государственной монополии, государственной собственности и вообще государства.

Совсем другой вывод получается, если сделать ударение на словах «ближайший шаг вперёд от государственно-капиталистической монополии», «переставшая быть капиталистической монополией». «Шаг вперёд от государственно-капиталистической монополии» значит как раз то, что социалистическое общество уже перешагнуло эту фазу, а не то, что госкапиталистическая монополия наличествует в первой фазе коммунизма. Данная цитата, приведённая полностью, как раз подтверждает тот тезис, что социализм перерос госмонополию, сделал шаг вперёд. Как только монополия обращена на благо всего народа, как только государство становится отмирающим, засыпающим, оно само делает себя излишним. Развитие социализма несовместимо с усилением государства, и уж тем более несовместимо с государственной монополией и государственной автаркией.

Краткие выводы:

  1. Мировые кризисы также отражались и на СССР, поскольку ни одна страна в условиях господства мировой капиталистической системы не может быть полностью изолирована от мирового рынка, его законов и противоречий. Так, нефтяной кризис 1973 г. и вызванный им рост цен на нефть, позволил СССР с высокой нормой прибыли экспортировать больше нефти и слегка подсесть на нефтяную иглу, с которой Россия не слезла до сих пор;

  2. зависимость и отражение великой депрессии на СССР можно было наблюдать на падении мировых цен на зерно и увеличении экспорта дешёвого советского зерна на Запад и, как следствие, сверхэксплуатации крестьян и массовой их гибели от голода;
  3. закрытая для мирового рынка экономика не является признаком социализма, признаком более высокой ступени общественного развития. Наоборот, она является признаком отсталого общественного, догоняющего развития. Социализм в принципе не может существовать как нечто местное, локальное и ограниченное;
  4. относительная закрытость, замкнутость СССР была признаком периферийного, зависимого капитализма, а не социализма;
  5. увеличение товарооборота с другими государствами в послевоенный период постепенно превращает СССР, Россию в обычную капстрану не только по содержанию, но и по форме, которое заканчивается горбачёвской перестройкой и превращением госкапиталистической экономики СССР в государственно-монополистическую, олигархическую экономику ельцинско-путинской России и других стран, образовавшихся при распаде Союза.

Подводя итоги

О том, что Советский Союз не только не перерос капитализм, а по существу ещё не дорос до уровня передовых капстран, красноречиво говорит тот факт, что к 1939 году городское население в СССР составляло лишь 33% от общей численности населения, в то время как жители сёл — 67%. Городское и сельское население в СССР сравнялось лишь к 1960 году, составляя 50% на 50%. Высокая доля сельского населения показывает нам общую отсталость производства, государства и общества. Для сравнения: уже в 1900 г. в США доля трудоспособного населения занятого в сельском хозяйстве, составляла всего 30%, а к концу 30-х годов – менее 10%.

Не случайно, а закономерно, что сельское хозяйство образует основу для первоначального накопления капитала для индустриализации, как в царской России, так и в сталинском СССР.

Наличие героического, но малочисленного пролетариата в России в 1917 г. (10 млн. вместе с семьями из 150 млн. населения царской России) не могло радикальным образом изменить траекторию общественного развития.

Выводы:

  1. Исходным пунктом развития социализма является максимально развитый уровень развития производительных сил при капитализме;

  2. пока не созрели объективные факторы, пока существуют сотни миллионов людей занятых низкопроизводительным ремесленным и сельскохозяйственным производством, пока капитализм в состоянии развивать производительные силы, ни о каком социализме не может быть и речи;
  3. производительность труда в СССР так и не достигла уровня развитых стран Запада;
  4. в СССР господствовали буржуазные производственные отношения, основанные на эксплуатация наёмного труда капиталом;
  5. Советский Союз был не деформированным бюрократией рабочим государством, а деформированным сталинизмом буржуазным государством;
  6. история Советского Союза, его создания, развития и распада опровергает тезис о том, что можно построить социализм в отдельно взятой стране в капиталистическом окружении;
  7. развитие буржуазных отношений в СССР в определённый момент стало несовместимым с однопартийным правлением номенклатуры, архаичной избирательной системой и господством сталинистской идеологии под прикрытием квази-марксистско-ленинской догматики; политическим выражением этого процесса и стала горбачёвская перестройка, логично завершившаяся распадом Советского Союза, приведением политической и идеологической надстройки в соответствие с наличным экономическим базисом, — развитыми буржуазными производственными отношениями.

Орлов В.

Советский Союз – что это было?: 4 комментария

  1. Орлов В. после, как ему кажется, убедительного научного анализа того, что по его мнению представлял Советский Союз делает выводы:

    «а) Исходным пунктом развития социализма является максимально развитый уровень развития производительных сил при капитализме».

    В принципе можно больше ничего не читать из всего, что написано. Достаточно одного этого пункта, чтобы понять, что никакой, действительной, науки в представленном анализе НЕТ !

    Её, действительно, нет. Все положения и все выводы, которые делаются на протяжении всей работы не выводятся научно, а декларируются без всякого научного вывода.

    Автор может возмутиться такой оценкой, и наприводить ещё цитат на сто страниц. Но это не изменит существа дела. Способ доказательства у автора не научный, а цитатный.

    На всём протяжении статьи, автор ни одним словом не обмолвился о том, что составляет сущность любой экономической формации, а именно — совокупность производственных отношений. И если он осмелился рассуждать об СССР и социализме, то, казалось бы, этот вопрос должен присутствовать в его работе. Но нет. Весь упор делается на развитие производительных сил, и этот «упор» привёл его к абсурду:

    «Исходным пунктом развития социализма является максимально развитый уровень развития производительных сил при капитализме».

    Что такое по мнению автора

    «максимально развитый уровень развития производительных сил при капитализме»?

    Какой это уровень?

    На Марс надо слетать, или достаточно на Луну?

    О недоразвитости экономики России для построения социализма говорят те, кто не понимает ни сущности капитализма, ни сущности социализма.

    Сущность капитализма отличается от сущности социализма не уровнем развития производительных сил, а уровнем развития производственных отношений.

    На стыке капитализма и социализма уровень развития производительных сил у них одинаковый. Но разный уровень развития производственных отношений.

    Предпосылкой перехода к социалистическим производственным отношениям является не некий максимальный уровень развития, а вполне конкретный уровень развития производительных сил, который характеризуется машинным производством, требующем не кустарного, а общественного труда рабочих на заводах и фабриках.

    Этот уровень в России был достигнут во второй половине 19 века. А начинался он ещё с эпохи Петра Первого при организации первых железоплавильных и железоделательных заводов, организации корабельного дела.

    Экономическая предпосылка социализма — общественное производство на заводах и фабриках. Противоречие, которое ведёт к социализму — а) общественный труд б) частное распределение результатов труда. Частное распределение не соответствует общественному труду. Отсюда кризисы перепроизводства на фоне которых царят нищета и голод в среде пролетариата.

    Вот откуда растут корни социализма. Эта марксистская модель преддверия социализма строго научная, и из неё никак не нельзя сделать вывод о некоем «максимально развитом уровне развития производительных сил», который никак не связан ни с уровнем производительными силами (какой хочешь, такой и понимай, хоть до бесконечности), ни с производственными отношениями. А раз об этой связи ничего не говорится, то упомянутый пункт выводов — это «Разговор ни о чём».

    Второй пункт выводов:

    «б) пока не созрели объективные факторы, пока существуют сотни миллионов людей занятых низкопроизводительным ремесленным и сельскохозяйственным производством, пока капитализм в состоянии развивать производительные силы, ни о каком социализме не может быть и речи»

    Очень любопытный пункт.

    С одной стороны говорят о низкопроизводительном ремесленном и сельскохозяйственном производстве. Как расшифровать это заключение? Полностью отсутствуют заводы и фабрики?, или на заводах и фабриках низкопроизодительный труд?

    Если заводы, фабрики и колхозы отсутствуют, то речь идёт, как максимум о начале 18-го века. Но при чём здесь 18-й век?

    Если же авторы подразумевают Советскую действительность, то почему не указывают заводы, фабрики и колхозы?

    Любому начинающему марксисту понятно, что пока нет заводов и фабрик — социализм не может возникнуть даже, как категория, не говоря уже об учении. Так что тут нет никакого открытия. Но авторы говорят не о 18 веке. А о чём?

    Опять, ни о чём. Своей неопределённой фразой они пытаются «опереться» на низкопроизводительный труд в СССР, чтобы убедить читателя в том, что в СССР не был реализован пункт а) о некоем «максимально развитом уровне развития производительных сил». Этот пункт — плохозамаскированная подтасовка фактов под «теорию» о некоем «максимально развитом уровне развития производительных сил», как предпосылке социализма.

    Пункт в) сомнений не вызывает, и есть констатация факта: производительность труда в СССР так и не достигла уровня развитых стран Запада.

    Это, действительно, так.

    Следующий пункт:

    «г) в СССР господствовали буржуазные производственные отношения, основанные на эксплуатация наёмного труда капиталом».

    Вы хоть раз читали то, что пишите?

    Оказывается, буржуазные производственные отношения основаны на эксплуатации наёмного труда капиталом. Кто бы мог подумать?

    Т.е. ещё нет никаких буржуазных производственных отношений, но уже есть наёмный труд и капитал, как основа буржуазных производственных отношений.

    А разве капитал не есть форма буржуазных производственных отношений? Разве наёмный труд может существовать вне буржуазных производственных отношений?

    Логическая форма данной фразы такова: буржуазные производственные отношения основаны на буржуазных производственных отношениях. Опять, пункт ни о чём.

    Спрашивается, зачем нужны такие фокусы?

    Пункт д)

    «Советский Союз был не деформированным бюрократией рабочим государством, а деформированным сталинизмом буржуазным государством».

    Почему вовсе не принимается во внимание надстройка Советского Союза, которая была далеко не буржуазная, и в которой были элементы социализма? Эти элементы долгое время сдерживали буржуазный переворот. Если бы в надстройке не было элементов социализма, если бы Советский Союз был буржуазным государством даже сто раз деформированным сталинизмом, не нужен был бы переворот 1991 года. А он был.

    Советский Союз был буржуазным государством, деформированным не сталинизмом, а ленинизмом, который заложил в его надстройку социалистические элементы, провозгласив социалистические идеалы и цели. И таким образом, основное противоречие Советского Союза — буржуазный базис (со всеми, присущими ему противоречиями) и полусоциалистическая надстройка.

    Пункт е)

    «е) история Советского Союза, его создания, развития и распада опровергает тезис о том, что можно построить социализм в отдельно взятой стране в капиталистическом окружении».

    Как бы Вам не хотелось это утверждать, но история Советского Союза никоим образом не может опровергнуть тезис о том, что социализм можно построить в отдельно взятой стране.

    Прежде чем такое утверждать, надо доказать, что в СССР строили социализм, а капиталистическое окружение не дало этого сделать.

    А теперь вопрос: «В СССР строили социализм?». Вы же сами утверждаете, что в СССР господствовали буржуазные отношения. Вы же ни одним словом не обмолвились о том, что в СССР строили социализм. Ну если его не строили, то при чём здесь капиталистическое окружение? Могло ли оно помешать строительству социализма, если в СССР по Вашим же утверждениям даже не приступали и не могли приступить к строительству социализма по неким объективным причинам.

    Прежде чем утверждать, что

    «история Советского Союза, его создания, развития и распада опровергает тезис о том, что можно построить социализм в отдельно взятой стране в капиталистическом окружении»,

    надо доказать, что в СССР строили социалистические производственные отношения, а некие силы, надо указать, какие и как, помешали этому строительству (правда трудно понять, как кто-то там за рубежом, — о ком советские рабочие понятия не имеют, не сталкиваются с ними, ничего о них не знают, — может помешать советским рабочим на советских предприятиях вступить между собой в социалистические отношения).

    Ничего этого Вы не доказали. Таким образом, Ваш вывод ни откуда не следует.

    Но ведь из истории Советского Союза, его создания, развития и распада может следовать другой вывод.

    А именно, тот, что в СССР не понимали и не знали, как строить социалистические производственные отношения. Более того, не знали, что такое вообще производственные отношения и что такое социалистические производственные отношения.

    С этого начался Советский Союз. Ленин ввёл НЭП потому, что не знал, как организовать нетоварные и негосударственные отношения. Он об том прямо сказал, и поставил задачу перед Советской властью построить новые отношения, убедить крестьянина, что новые отношения дадут крестьянину более счастливую жизнь.

    Первые же годы Советской власти дали ответ на вопрос о том, знает или не знает правительство Ленина, как организовать социалистические производственные отношения. Ленин признался, что он этого не знает, но задачу построения новых отношений не снимает с повестки дня.

    Перенесёмся в современную Россию

    Сегодня отсутствие знаний о существе социалистических отношений есть причина того, что в российском левом движении между коммунистами внутри партий царят в основном феодальные отношения (даже не буржуазные). И лидеров партий это никак не беспокоит, наоборот, оно есть гарантия их неприкосновенности и благополучия в стенах ГосДумы.

    И капиталистическое окружение тут совсем не при чём. Тут главное — невежество, непонимание сущности марксизма, капитализма и социализма. Вот основная причина отсутствия реального строительства социализма в СССР, а вовсе не капиталистическое окружение.

    Как только коммунисты осознают эту причину, поднимутся до осознания её и ликвидируют собственное невежество, — никакое капиталистическое окружение не сможет остановить строительство социалистических отношений внутри левых партий, и, как неизбежное следствие, строительство социализма в стране.

    И, наконец, пункт ё).

    «развитие буржуазных отношений в СССР в определённый момент стало несовместимым с однопартийным правлением номенклатуры, архаичной избирательной системой и господством сталинистской идеологии под прикрытием квази-марксистско-ленинской догматики; политическим выражением этого процесса и стала горбачёвская перестройка, логично завершившаяся распадом Советского Союза, приведением политической и идеологической надстройки в соответствие с наличным экономическим базисом, — развитыми буржуазными производственными отношениями».

    Вторая половина этого пункта вполне логично следует из первой части:

    «развитие буржуазных отношений в СССР в определённый момент стало несовместимым с … политической и идеологической надстройкой».

    А всё остальное, что есть в этом пункте, не принципиально. Принципиально — противоречие капитализма и социализма, буржуазного базиса и политических завоеваний Октября 1917 года, полусоциалистической надстройки.

    Вот это противоречие и есть то, что представлял собой Советский Союз. Всё остальное, о чём говорит товарищ Орлов В. есть следствие этого противоречия.

    Ответить
  2. Остановлюсь ещё раз на пункте

    «е) история Советского Союза, его создания, развития и распада опровергает тезис о том, что можно построить социализм в отдельно взятой стране в капиталистическом окружении».

    1. Вспомним Советскую Россию 1917—1920 годов. Отсталая, крестьянская, разрушенная имериалистической войной, саботажем помещиков и капиталистов, в окружении вооружённых до зубов буржуинских армий ВЫСТОЯЛА. Отстояла за собой право строить новые отношения. И никакое буржуазное окружение не помешало России сделать это.

    2. Следующий факт, который не учитывает товарищ Орлов.

    Социалистическая организация, социалистические производственные отношения или, другими словами, СОЦИАЛИЗМ — есть вполне определённые отношения между людьми, в которых устранены антагонистические производственные отношения.

    Как устранить антагонистические производственные отношения между людьми, хотя бы между двумя работниками, товарищ Орлов знает?

    Если Вы читали «Ромео и Джульетту», то должны были заметить, что никакие козни родственников с разных сторон (в данном случае — аналог буржуазного окружения) не смогли повлиять на отношения между Ромео и Джульеттой. Отношения между ними, как и любые другие отношения между людьми — прерогатива только тех лиц, которые строят между собой отношения, вступают в них. И никто принципиально не в состоянии помешать людям строить такие отношения, какие они посчитают для себя нужными.

    В любой организации существует гласный или негласный устав, в котором регламентированы отношения в данной организации. В другой организации могут быть регламентированы другие отношения. Почему? Потому что это — прерогатива данной организации и никто эту прерогативу не может оспорить.

    Единственные требования — не нарушать законодательство страны. В данном случае речь может идти о минимальном размере оплаты труда, о максимальной продолжительности рабочего дня, о минимальном социальном пакете, об обязательствах организации осуществлять своевременную оплату труда и обеспечивать законодательно утверждённые условия труда. И даже не смотря на это, в современной России эти требования безнаказанно нарушаются, и никакое окружение данных нарушителей не может им помешать этому, т.е. строить в своих организациях отношения, которые они считают выгодными для себя.

    А обязаны или нет работники в процессе производства вступать между собой в буржуазные или в социалистические отношения законодательством страны никак не регламентировано.

    3. Социалистическая организация, т.е. социалистические производственные отношения дают многократно более высокопроизводительный труд, чем на самых распрекрасных буржуазных организациях. Поэтому если на каком-то предприятии люди сумеют организоваться по социалистически, то никакое буржуазное окружение не сможет их обанкротить. Наоборот. Более высокопроизводительный труд социалистического предприятия обанкротит всех своих конкуретнов.

    Если посмотреть на вопрос с экономической точки зрения, то буржуазное окружение может оказывать влияние на социалистические предприятия только своей производительностью труда. И как раз в этом вопросе буржуазное окружение проигрывает социалистической организации. Отсюда вопрос: Кто кого окружает? Более сильная социалистическая организация или более слабая буржуазная? Кто быстрее выдюжит в противостоянии более сильная социалистическая организация или более слабая буржуазная?

    Как показал опыт Советской России 1917—1921 годов буржуазное окружение не сумело военными средствами заставить трудящихся России отказаться от права строить социализм.

    А других средств у буржуазных стран противостоять социализму нет. Следовательно, буржуазное окружение никак не может помешать строить социалистические отношения внутри страны.

    ВЫВОД:

    Пункт

    «е) история Советского Союза, его создания, развития и распада опровергает тезис о том, что можно построить социализм в отдельно взятой стране в капиталистическом окружении».

    есть абсолютно недоказательное, противоречающее науке утверждение.

    Ответить
  3. С большим удовольствием прочитал статью В.Орлова. Его взгляды в какой то мере созвучны с моими взглядами. Пока просмотрел бегло, стараясь вникнуть в основные выводы, минуя их некоторые обоснования. Революция 1917 года потерпела свое поражение. И именно И.Сталин потопил в крови ее завоевания. Я склонен считать, и тому есть немало подтверждений, что И.Сталин ускорил смерть В.И.Ленина. Вся история болезни Ленина говорит нам об этом, именно И.Сталин был режиссером последних лет жизни Владимира Ильича. Я знаком с «Капиталом» Маркса не понаслышке. Свои познания я применил для анализа социализма в СССР. На тот момент, когда Конституцией было закреплено победоносное развитие социализма в нашей стране, на самом деле с позиции науки Маркса в нашей стране был самый настоящий капитализм. Особенностью нашего капитализма было то, что его выдавали за социализм, это своего рода волк в овечьей шкуре... Безусловно, поражение революции 1917 года произошло не одномоментно, а растянулось на срок более десяти лет, именно поэтому оно осталось вне нашего с вами внимания. Начало поражения условно можно принять датой смерти Ленина, а окончание процессом суда над Бухариным... Даты эти условны, начало скорее всего произошло раньше, так же как и его окончание, суть от этого не меняется... А так как наука Маркса на каждом шагу разоблачала наш лжесоциализм, то эту науку под видом ее дальнейшего развития исказили, и данное искажение не преодолено до сих пор... Надеюсь на творческое общение с вами. У меня есть что рассказать вам. Готов поделиться с вами своими знаниями!!!

    Ответить
  4. Орлов: «События февраля—октября суть различные ступени, этапы одной революции, в ходе которой буржуазно-демократическая революция под руководством пролетариата превращалась, не могла не превращаться в революцию социалистическую».

    ------------------

    Эта фраза автора есть то основание, тот фундамент, на котором более или менее ЛОГИЧНО строится остальная ОШИБОЧНАЯ («лево-коммунистическая») теория Орлова. Ведь давно известно: как бы не было логически безупречным изложение любой теории, но если она покоится на ЛОЖНОМ основании, то и в целом её изложение ЛОЖНО.

    Но в чём, спрашивается, заключена ложность процитированной фразы Орлова? Она в том, что автор в ней либо вполне осознанно (с применением воли, т.е. волюнтаристски, под заранее принятую идею), либо по причине плохого владения формальной логикой называет ПРОЛЕТАРСКУЮ революцию Октября 1917 года БУРЖУАЗНОЙ революцией да ещё и «под руководством пролетариата»... Фактически, дело автором (со товарищи его, конечно) представляется так, будто Ленин не охаивал самыми последними культурными словами БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ Временное правительство Керенского, его АНТИПРОЛЕТАРСКУЮ политику, а по-доброму приглашал его и далее действовать БУРЖУАЗНО, АНТИПРОЕТАРСКИ, но — теперь под руководством (пролетарской тогда) партии большевиков... Но если вспомнить, как следует, историю, то не получится ли так, что меньшевик Плеханов утверждал ПРОТИВ Ленина: уймись со своим социализмом; Россия не смолола ещё той муки, из которой будет испечён каравай социализма? На что Ленин, как известно, ответил Плеханову ни чем иным, а именно свержением в Октябре БУРЖУАЗНОЙ политики, организацией ПРОЛЕТАРСКОЙ власти (по крайней мере, Ленин думал, что он организовал именно пролетарскую власть) в форме Советов рабочих и «крестьян», а затем и попыткой с помощью «военного коммунизма» (он осуществляется в любой осажденной крепости, «даже» в средневековой) организовать КАК РАЗ «социализм настоящий», т.е. ленинский «социализм как низшую фазу коммунизма». А зачем, спрашивается, правителям, ЯКОБЫ продолжающим после Октября осуществлять БУРЖУАЗНУЮ политику, организовывать при этом «социалистическую революцию» по сути, СОВЕРШЕННО ЧУЖДЫЙ такой политике коммунизм? Хотя бы только и коммунизм первой фазы...

    Нет, т.Орлов со товарищи! Ленин совершил (в известном смысле, конечно, Ленин) ПРОЛЕТАРСКУЮ революцию (неверно называемую «социалистической» в смысле низшей фазы коммунизма), а вовсе не продолжил революцию буржуазно-демократическую. Но при этом он хотел воспользоваться ПОХОЖЕСТЬЮ «военного коммунизма» на коммунизм «вообще» и таким образом быстренько совершить — В ОТСУТСТВИЕ АДЕКВАТНОЙ ТЕОРИИ!!! — и революцию коммунистическую («социалистическую»), ОТМЕНИВ таким образом капитализм как способ производства, СРАЗУ заменив его способом производства коммунистическим низшей фазы.

    Но, как известно, ИЗ-ЗА ОТСУТСТВИЯ АДЕКВАТНОЙ ТЕОРИИ коммунизма первой фазы с «социалистической» (коммунистической) революцией через «военный коммунизм» у Ленина ничего не получилось. Поэтому он вспомнил свою статью «Грозящая катастрофа и как с ней бороться», в которой он определял социализм как госКАПИТАЛИСТИЧЕСКУЮ монополию (в отличие от «Государства и революции») и организовал нэп, т.е. государственный капитализм (поскольку госкапитализм есть прежде всего государственная политика ПОДДЕРЖАНИЯ И РАЗВИТИЯ именно капиталистических отношений производства, а потом всё остальное). Но Ленин организовал отнюдь не БУРЖУАЗНЫЙ госкапитализм — он организовал ПОЧТИ ПРОЛЕТАРСКИЙ госкапитализм, т.е. госкапитализм, управляемый не какой-нибудь БУРЖАЗНОЙ партией (скажем, партией «Единая Россия»), а госкапитализм, управляемый ПРОЛЕТАРСКОЙ партией. И потом объяснял всяческим «левым коммунистам»: госкапитализм большевикам не страшен, пока у власти находится пролетариат. Не страшен, добавим, потому что правящий (руководящий СВОИМ госкапитализмом) пролетариат никогда не станет проводить БУРЖУАЗНУЮ, совершенно чуждую пролетариату (как антагонисту буржуазии) политику.

    Но почему организованный Лениным госкапитализм должен быть назван почти пролетарским, а не чисто пролетарским? Ответ на этот и другие связанные с этим вопросы можно обнаружить в моей статье «Что делать пролетариату-победителю? или Госкапитализм пролетариата плюс марксистская коммуна», которую можно скачать по адресу: worldcrisis.ru/crisis/2634016/thread_t Здесь же в заключение замечу, что да, действительно, пролетариат после Октября доделывал буржуазные МЕРОПРИЯТИЯ. Однако доделывал он ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО те буржуазные мероприятия, которые НЕ противоречили мероприятиям ОКТЯБРЬСКОЙ ПОЧТИ ПРОЛЕТАРСКОЙ революции. При том, естественно, что эти мероприятия (огосударствление земли, в частности) ПРОТИВОРЕЧАТ организации коммунизма первой фазы («социализма»). Но здесь следует чётко понять: и буржуазная, и пролетарская КЛАССОВЫЕ формы правления НЕ противоречат капиталистическому способу производства; они обе используют капитализм, в частности государственный, для организации... СОЦИАЛИЗМА! Но социализма не как «низшая фаза коммунизма», а социализма — либо пролетарского, либо буржуазного — как некой совокупности КЛАССОВЫХ государственных мероприятий, направленных на прИзрение «униженных и оскорблённых». По сути, это и есть тот ленинский социализм как госКАПмонополия, направленная на пользу трудящимся. В большей мере направленная при пролетарской власти и в меньшей мере направленная при буржуазной власти.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *