Экономические основы марксистской теории

ЛЕКЦИЯ 7

Дьяченко В. И.

/Фридрих Энгельс, 1868 г. (фотограф: [https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Engels_1856.jpg|Джордж Лестер]).Во введении к Анти-Дюрингу Энгельс, анализируя развитие рабочего движения в Западной Европе 30–40-х годов 19 века и борьбы рабочего класса за свои экономические интересы, пишет, что до этого «старое ещё не вытесненное, идеалистическое понимание истории не знало никакой классовой борьбы, основанной на материальных интересах, и вообще никаких материальных интересов; производство и все экономические отношения упоминались лишь между прочим, как второстепенные элементы „истории культуры”. Новые факты заставили подвергнуть всю прежнюю историю новому исследованию, и тогда выяснилось, что вся прежняя история была историей борьбы классов, что эти борющиеся друг с другом общественные классы являются в каждый данный момент продуктом отношений производства и обмена, словом экономических отношений своей эпохи; следовательно, выяснилось, что экономическая структура общества каждой данной эпохи образует ту реальную основу, которой и объясняется, в конечном счёте, вся надстройка, состоящая из правовых и политических учреждений, равно как и из религиозных, философских и иных воззрений каждого данного исторического периода. Тем самым идеализм был изгнан из своего последнего убежища, из понимания истории, было дано материалистическое понимание истории и был найден путь для объяснения сознания людей из их бытия вместо прежнего объяснения их бытия из их сознания» (Анти-Дюринг. М. Политиздат. 1977. С. 22).

В этом же произведении, в разделе «Очерк теории» Энгельс раскрывает суть материалистического понимания истории. «Материалистическое понимание истории, – разъясняет он, – исходит из того положения, что производство, а вслед за производством и обмен его продуктов, составляет основу всякого общественного строя; что в каждом выступающем в истории обществе распределение продуктов, а вместе с ним и разделение общества на классы или сословия, определяется тем, что и как производится, и как эти продукты производства обмениваются. Следовательно, конечных причин всех общественных изменений и политических переворотов надо искать не в головах людей, не в возрастающем понимании ими вечной истины и справедливости, а в изменениях способа производства и обмена; их надо искать не в философии, а в экономике соответствующей эпохи» (см. там же. С 271).

Итак, разгадку законов развития общества в направлении социального равенства и справедливости классики нашли в материалистическом понимании истории как смене экономических общественных отношений. При этом общество классики представили в виде исторически изменяющейся совокупности различных форм экономической деятельности людей по производству своей жизни, т. е. как экономическую категорию.

В период создания классиками коммунистической теории экономические отношения в обществе изучала буржуазная политическая экономия.
Название «политическая экономия» происходит от греческих слов politikós — государственный, общественный и oikonomía — управление домашним хозяйством (от óikos — дом, домашнее хозяйство и nómos — закон).

Термин «политическая экономия» был введён французским экономистом меркантилистом Монкретьеном в его труде 1615 г. «Трактат политической экономии».

Изучение экономических процессов и явлений зародилось ещё в эпоху античности. Формирование же политической экономии как самостоятельной науки относится к периоду становления капитализма. Первые попытки осмыслить явления капитализма и обосновать экономическую политику государства были сделаны представителями, меркантилистской школы, отражавшими интересы зарождавшейся буржуазии, прежде всего торговой. Меркантилизм изучал главным образом внешнюю торговлю (обращение), видя в ней основной источник богатства. Однако лишь перенесение анализа из сферы торговли в сферу производства и изучение его внутренних закономерностей положили начало развития политической экономии как науки.

Своего высшего развития буржуазная политическая экономия достигла в трудах представителей классической буржуазной политической экономии: У. Петти, А. Смита и Д. Рикардо (Великобритания), П. Буагильбера, Ф. Кенэ (Франция). Они предприняли попытку изучить объективные законы развития капитализма, выяснить экономическое содержание товара, стоимости, денег, заработной платы, прибыли и ренты. Заслуга классической буржуазной политической экономии была в том, что она положила начало трудовой теории стоимости. Наиболее последовательно эта теория была раскрыта А. Смитом и Д. Рикардо, показавшим на её основе противоположность прибыли и заработной платы, прибыли и ренты.

Адам Смит, британский (шотландский) экономист и философ, родился в 1723 г., умер в 1790 г. Он создал теорию трудовой стоимости и обосновал необходимость и возможность освобождения рыночной экономики от государственного вмешательства. В своём главном труде «Исследования о природе и причинах богатства народов» (1776 г.) Смит обобщил столетнее развитие этого направления экономической мысли, рассмотрел теорию стоимости и распределения доходов, капитал и его накопление, экономическую историю Западной Европы, взгляды на экономическую политику, финансы государство. Смит подходил к экономике как к системе, в которой действуют объективные законы, поддающиеся познанию (см. Большая Энциклопедия Кирилла и Мефодия).

Дэвид Риккардо, английский экономист, один из крупнейших представителей классической политэкономии, родился в1772 г., умер в 1823 г. Риккардо был сторонником теории трудовой стоимости Смита. Он считал, что стоимость товаров лежит в основе доходов различных классов общества. Единственным источником стоимости является труд рабочего. Риккардо сформулировал закон обратно пропорциональной зависимости между заработной платой рабочего и прибылью капиталистов (см. там же).

Политическую экономию принято подразделять на буржуазную, вульгарную, мелкобуржуазную и пролетарскую.

Буржуазная политическая экономия выражала идеологию буржуазии в период становления капиталистического способа производства и неразвитой классовой борьбы пролетариата 18 века. Критическое содержание теории было направлено главным образом против отживших, феодальных порядков. Утверждение капиталистического способа производства, обострение его противоречий, растущий антагонизм между наёмным трудом и капиталом, послужили основой возникновения вульгарной политической экономии в 30-е годы 19 века.

Вульгарная политическая экономия берёт начало в работах Мальтуса (Великобритания), Сея и Бастиа (Франция). Она отказывается от анализа объективных законов развития капиталистического способа производства, а исследует область лежащих на поверхности экономических явлений. Вульгарная политэкономия отрицает теорию трудовой стоимости. Отрицая противоречия капитализма, вульгарная политэкономия провозгласила «гармонию» классовых интересов.

Мелкобуржуазная политическая экономия. Экономические интересы и взгляды мелких товаропроизводителей капиталистического общества выражает мелкобуржуазная политическая экономия. Её возникновение связано с трудами Сисмонди (Швейцария) и Прудона (Франция), давших критику противоречий капиталистического способа производства. Однако выход из этих противоречий они видели не в движении вперёд, к коммунизму, а в возврате к отжившим, архаичным формам хозяйственной жизни. О Прудоне говорилось в предыдущих лекциях.

Пролетарская политическая экономия. Советская экономическая наука исходила из того, что Маркс и Энгельс создали научную, пролетарскую политическую экономию, что она наследует и развивает лучшие достижения предшествующей экономической мысли. Однако следует отметить, что Маркс относился критически к политической экономии, созданной буржуазными экономистами. Не случайно все его экономические исследования, в том числе и «Капитал», носили название «К критике политической экономии». В рамках этой критики Маркс осуществил революционный переворот в экономической мысли, суть которого заключалась в применении к развитию общества, прежде всего, материалистического понимания истории, во-вторых, в открытии объективных законов общественного развития и, в третьих в создании теории прибавочной стоимости в процессе капиталистического производства. Марксизм отличается глубочайшим исследованием производственных отношений именно капиталистического способа производства с целью их отрицания отношениями коммунистическими. В своей теории Маркс и Энгельс обрисовали контур экономических отношений коммунистического общества. В советское время категории буржуазной политэкономии, к сожалению, стали переносить на коммунистические экономические отношения, что привело к формированию в СССР отношений классического капитализма.

Сейчас после крушения СССР и советской социальной системы политическая экономия подвергается гонениям. Она выброшена из учебных программ нынешних российских вузов, якобы как устаревшая. Эта научная дисциплина, изучающая экономические отношения в сфере производства, обмена, распределения и потребления материальных благ, замещена дисциплиной под названием «экономикс». Предметом этой дисциплины являются различные буржуазные теории типа кейнсианства, неоклассического направления, институционализма, монитаризма и других буржуазных экономических теорий, либерально-рыночного содержания, изучающих лежащие на поверхности экономические отношения в основном в сфере потребления, спроса и предложения. При этом отбрасывается сфера производства, где, согласно марксистской теории, и происходит при капитализме эксплуатация наёмного труда путём высасывания из него прибавочной стоимости.

Как отмечалось на предыдущих лекциях, на экономические причины общественного неравенства и социального паразитирования, на торгашеские, еврейские отношения гражданского общества, которые отчуждают человека от его человеческой сущности, Маркс обратил внимание ещё в 1843 г. в парижской статье «К еврейскому вопросу», когда ему было 25 лет.

В ходе исследования трудов известных экономистов в «Экономически-философских рукописях» 1844 г. Маркс связал экономические проблемы со своими философскими взглядами. Он обращается к критике политической экономии некоторыми социалистами. В предисловии он отмечает: «Само собой разумеется, что, кроме французских и английских социалистов, я пользовался трудами также и немецких социалистов. Однако содержательные и оригинальные немецкие труды в этой науке сводятся, — не считая сочинений Вейтлинга, — к статьям Гесса, помещённым в сборнике “Двадцать один лист”, и к “Наброскам к критике политической экономии” Энгельса, напечатанным в “Deutsch-Franzosische Jahr-biiclier”, где я, в свою очередь, в самой общей форме наметил первые элементы предлагаемой работы».

В ходе исследования трудов известных экономистов в «Экономически-философских рукописях» 1844 г. Маркс связал экономические проблемы со своими философскими взглядами. Он обращается к критике политической экономии некоторыми социалистами того времени.
Уже в этих рукописях Маркс, исследует сущность заработной платы рабочего, денег, частной собственности и разделения труда, отчуждения, возникающего в процессе наемного труда, отчуждения человека от его человеческой сущности, человека от человека, человека от природы. , анализирует позиции политэкономов от Адама Смита и позже.

Далее политэкономические основы коммунистической теории Маркс разрабатывает вместе с Энгельсом в «Немецкой идеологии» 1846 г. В этом произведении они разъясняют: «Предпосылки, с которых мы начинаем, не произвольны, они – не догмы; это – действительные предпосылки, от которых можно отвлечься только в воображении. Это – действительные индивиды, их деятельность и материальные условия их жизни, как те, которые они находят уже готовыми, так и те, которые созданы их собственной деятельностью. Таким образом, предпосылки эти можно установить чисто эмпирическим путём.

Первая предпосылка всякой человеческой истории – это, конечно, существование живых человеческих индивидов. Поэтому первый конкретный факт, который подлежит констатированию, – телесная организация этих индивидов и обусловленное ею отношение их к остальной природе… Людей можно отличать от животных по сознанию, по религии – вообще по чему угодно. Сами они начинают отличать себя от животных, как только начинают производить необходимые им жизненные средства – шаг, который обусловлен их телесной организацией. Производя необходимые им жизненные средства, люди косвенным образом производят и саму свою материальную жизнь»…

«Итак, – резюмируют Маркс и Энгельс, – дело обстоит следующим образом: определённые индивиды, определённым образом занимающиеся производственной деятельностью, вступают в определённые общественные и политические отношения. Эмпирическое наблюдение должно в каждом отдельном случае – на опыте и без всякой мистификации и спекуляции – выявить связь общественной и политической структуры с производством. Общественная структура и государство постоянно возникают из жизненного процесса определённых индивидов – не таких, какими они могут казаться в собственном или чужом представлении, а таких, каковы они в действительности, т. е. как они действуют, материально производят и, следовательно, как они действенно проявляют себя при наличии определённых материальных, не зависящих от их произвола границ, предпосылок и условий.

Производство идей, представлений, сознания первоначально непосредственно вплетено в материальную деятельность и в материальное общение людей, в язык реальной жизни. Образование представлений, мышление, духовное общение людей являются здесь ещё непосредственным порождением их материальных действий. То же самое относится к духовному производству, как оно проявляется в языке политики, законов, морали, религии, метафизики и т. д. того или другого народа. Люди являются производителями своих представлений, идей и т. д., но речь идёт о действительных, действующих людях, обусловленных определённым развитием их производительных сил и соответствующим этому развитию общением, вплоть до его отдалённейших форм. Сознание [das Bewubtsein] никогда не может быть чем-либо иным, как осознанным бытием [das bewubte Sein], а бытие людей есть реальный процесс их жизни».

Маркс и Энгельс в «Немецкой идеологии» приходят к выводу, что «форма общения» людей в процессе производства своей жизни в условиях отношений частной собственности и отчуждения, принимает конкретность в виде «производственного отношения». Таким образом, система производственных отношений есть форма материального движения антагонистических способов производства. Эти общественные отношения носят материальную основу. Поэтому они не могут быть изменены движением мысли, чьим-то, пусть самым передовым, сознанием, выраженным в надстройке. Материальные общественные отношения могут быть изменены только иными материальными общественными отношениями. Капиталистические производственные отношения могут быть изменены только отношениями, в которых нет частного характера присвоения (частной собственности) и основанного на нем отчуждения. Материалистическое понимание истории человеческого развития легло в основу марксистской теории экономических общественных формаций. Этой теории будет посвящена следующая лекция.

В последующих произведениях Маркс уточняет экономические категории. Так, в «Нищете философии» (об этом произведении Маркса, написанном в 1847 г. в ответ на критику Прудоном марксистских взглядов, мы говорили в первой лекции) Маркс пишет: «Общественные отношения тесно связаны с производительными силами, люди изменяют свой способ производства, а с изменением способа производства, способа обеспечения своей жизни, – они изменяют все свои общественные отношения. Ручная мельница даёт вам общество с сюзереном во главе, паровая мельница – общество с промышленным капиталистом» (Маркс К. и Энгельс Ф., т. 5, с. 364).

Рассмотрим эти категории марксистской экономической теории. Напомню, что категориями называются фундаментальные понятия той или иной науки.

Способ производства. Под способом производства в марксизме понимается диалектическое единство производительных сил и производственных отношений в исторически определённый период материальной жизни общества.

Производительные силы. Производительными силами в марксизме называют орудия производства или средства производства, технологии и людей их использующих, уровень их развития. Основной производительной силой является человек, его физические и умственные способности, а также его культурно-нравственный уровень.

Другой стороной способа производства являются общественные производственные отношения. Понятно, что люди не производят материальные блага в одиночку. Они создают их сообща, вступая при этом в определённые общественные производственные отношения.

Общественные производственные отношения включают в себя не только собственно производство материальных благ, но и воспроизводство человеческого вида, производство, распределение, обмен, присвоение и потребление, как источников существования всего общества, так и продуктов индивидуального потребления. Рассмотрим каждое из этих понятий. Начнём с производства.

Производство. Под производством в экономической теории Маркса понимается непосредственный процесс производства средств к жизни, что представляет собой естественное условие человеческого существования. Главным содержанием производства является процесс труда. В свою очередь процесс труда складывается из трёх элементов, во – первых, самого труда, как целесообразной деятельности, во-вторых, предмета труда, т. е. всего того, на что эта деятельность направлена, в третьих, средств труда. Средства труда это, прежде всего, орудия труда – машины, оборудование, инструменты, с помощью которых человек преобразует предметы труда.

Марксизм считает, что основную «форму… производства образует разделение труда, с одной стороны, внутри общества, с другой – внутри каждого отдельного производственного предприятия» (Энгельс Ф. «Анти-Дюринг». М. 1977. С. 294). Разделению труда внутри общества, общественному разделению труда будет посвящена специальная лекция.

Обмен. Под обменом в экономике понимается взаимный обмен деятельностью между людьми, который может проявляться либо как непосредственно обмен деятельностью, либо в форме обмена продуктами труда. «Поскольку обмен, пишет Маркс, – есть лишь опосредствующий момент между производством и обусловленным им распределением, с одной стороны, и потреблением, с другой стороны, а потребление само выступает как момент производства, постольку и обмен, очевидно, заключён в производстве как его момент» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 12, с. 725). Обмен – это акт, входящий в производство, когда он представляет собой обмен деятельностью (или продуктами, являющимися средством для изготовления готового продукта), совершаемый в самом производстве. Наряду с этим обмен является и самостоятельной стадией производственных отношений. Необходимость обмена вызывается стихийно сложившимся общественным разделением труда. Характер и формы обмена определяются способом производства. В зависимости от способа производства обмен может существовать в обществе в форме непосредственного обмена деятельностью, прямого продуктообмена, товарного обмена и товарного обращения или в сочетании этих форм.

В первобытном обществе, при господстве коллективного производства и непосредственного распределения продуктов, внутри общины существовал лишь обмен деятельностью, связанный с половозрастным разделением труда. Затем возник обмен между отдельными общинами. Вначале он носил случайный характер. Нередко он был не столько экономической необходимостью, сколько ритуальным элементом установления и поддержания дружественных отношений между племенами.

Расширение стихийно складывающегося разделения труда делает всё более необходимым развитие обмена. Когда продукты стали производится для продажи, они стали товарами. Обмен товарами между разделёнными производителями постепенно превратился в регулярный общественный процесс. С необходимостью появляются деньги. Возникает производство специально для обмена, товарное производство. С возникновением частной собственности появляется частный обмен товаров с внутренне присущими ему чертами: конкуренцией, антагонизмом, разорением одних и обогащением других и т. д. «Но там, где основной формой производства является стихийно сложившееся разделение труда, – разъясняет Энгельс, – там это разделение труда неизбежно придаёт продуктам форму товаров» («Анти-Дюринг». С. 273). Товарное производство возникло уже в период разложения родоплеменных отношений. Его развитие пронизывает все последующие эпохи.

В рабовладельческих и феодальных обществах основная масса продуктов производилась для удовлетворения потребностей внутри данной хозяйственной единицы и товарный обмен был ограничен. Ограничен он был и в феодальном обществе.

Наивысшего развития товарный обмен достигает в капиталистическом хозяйстве. В условиях анархии производства и конкуренции рост обобществления капиталистического производства приводит к гипертрофированию товарного обмена. Он, в свою очередь, усиливает паразитический характер капитализма: появляется ряд новых видов и функций обмена, не имеющих непосредственной связи с процессом производства; развивается посредническая деятельность, рынок фиктивного капитала; возникает большое количество акционерных компаний, осуществляющих чисто финансовые операции; растут различные формы биржевой торговли, вызываемые исключительно погоней за прибылью, спекулятивные сделки на рынках товаров и ценных бумаг, валютные операции, связанные с игрой на курсе, и т. п. Противоречия, связанные с господством частной собственности, остро проявляются и в сфере обмена, замедляют его, что вызывает растрату материальных и трудовых ресурсов.

Классики считали, что в коммунистическом обществе обмена товарами и продуктами не будет. «В обществе, основанном на началах коллективизма, на общем владении средствами производства, производители не обменивают своих продуктов» (Маркс К. «Критика Готской программы»).

Распределение.

Распределение является связующим звеном между производством и потреблением. В процессе распределения выявляется доля (пропорция) производителей в реализации и использовании совокупного общественного продукта и национального дохода. Этому предшествует распределение средств производства по отраслям хозяйства и предприятиям, а также распределение членов общества по различным родам производства. К. Маркс отмечал, что «… в процессе производства члены общества приспособляют (создают, преобразуют) продукты природы к человеческим потребностям; распределение устанавливает пропорцию, в которой каждый индивидуум принимает участие в произведенном… Распределение определяет отношение (количество), в котором продукты достаются индивидуумам» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 12, с. 714, 715).

Каждый способ производства обусловливает и свои собственные формы распределения. «Структура распределения, — писал К. Маркс, — полностью определяется структурой производства. Распределение само есть продукт производства — не только по содержанию, ибо распределяться могут только результаты производства, но и по форме, ибо определённый способ участия в производстве определяет особую форму распределения, форму, в которой принимают участие в распределении» (там же, с. 721).

В «Анти-Дюринге» Энгельс разъяснял: «От способа производства и обмена исторически определённого общества и от исторических предпосылок этого общества зависит и способ распределения продуктов. В родовой или сельской общине с общей собственностью на землю, т. е. в той общине, с которой – или с весьма заметными остатками которой – вступают в историю все культурные народы, довольно равномерное распределение продуктов является чем-то само собой разумеющимся; там же, где между членами общины возникает более или менее значительное неравенство в распределении, это служит уже признаком начинающегося разложения общины. – Как крупное, так и мелкое земледелие, в зависимости от тех исторических предпосылок, из которых оно развилось, допускает весьма различные формы распределения. Но совершенно очевидно, что крупное земледелие всегда обусловливает совсем иное распределение, чем мелкое; что крупное предполагает или создаёт противоположность классов – рабовладельцев и рабов, помещиков и барщинно-обязанных крестьян, капиталистов и наёмных рабочих, тогда как при мелком классовые различия между занятыми в земледельческом производстве индивидами отнюдь не необходимы»…

«Введение и распространение металлических денег в такой стране, в которой до тех пор существовало исключительно или преимущественно натуральное хозяйство, всегда связано с медленным или быстрым переворотом в прежнем распределении, и притом так, что неравенство в распределении между отдельными лицами, – следовательно, противоположность между богатыми и бедными, – всё более и более возрастает» (Анти-Дюринг. С. 147).

Будучи обусловлено характером производства, распределение в свою очередь оказывает активное воздействие на него. Оно может, например, способствовать росту производства или тормозить его, обеспечивать преимущественное развитие одних отраслей и сдерживать развитие других, изменять соотношение между производительным и личным потреблением путём увеличения доли продуктов, идущих в производительное потребление, и уменьшения доли продуктов, идущих в личное потребление, и наоборот.

В эксплуататорских обществах распределение всегда носит антагонистический характер. Часть созданного в капиталистическом обществе совокупного общественного продукта выделяется господствующим классом на оплату наёмного труда рабочих. Распределение предметов потребления среди эксплуатируемых в соответствии с социальной природой капитализма определяет долю каждого рабочего в совокупном фонде заработной платы, в зависимости от стоимости рабочей силы. Используя безработицу, а также иностранную рабочую силу, капиталисты всячески стремятся снизить заработную плату рабочих ниже стоимости рабочей силы. Обратное воздействие распределения на производство при капитализме в первую очередь состоит в том, что индивидуальные капиталы в соответствии со своей величиной обладают неодинаковой возможностью к дальнейшему расширению за счёт прибыли. Крупный капитал становится ещё более крупным и сильным, мелкий же и средний капиталы зачастую не выдерживают конкурентной борьбы с ним, становятся его добычей. Распределение предметов потребления среди рабочих не позволяет им освободиться от гнёта капитала; лишённые средств производства, они вновь вынуждены продавать свою рабочую силу капиталистам. В условиях государственно-монополистического капитализма монополии усиливают эксплуатацию не только своих рабочих, но и других слоёв трудящихся, в том числе народов слаборазвитых стран.

Согласно марксистской теории в первой фазе коммунизма (социализм) распределение предметов потребления и услуг осуществляется по труду. Это обусловлено, прежде всего, тем, что производительные силы ещё не могут обеспечить распределения по потребностям, что труд в первой фазе коммунизма ещё не становится в полной мере первой жизненной необходимостью человека. Труд в этой фазе нуждается в материальном стимулировании. Ещё необходим контроль со стороны общества над мерой труда и мерой потребления каждого члена общества. Этот контроль и стимулирование труда осуществляются с помощью принципа распределения по труду. Но этот принцип распределения ещё не даёт полного социального равенства.

Равенство на этой фазе коммунизма заключается лишь в том, что продукты всем членам общества распределяются одинаково – по труду. Специфические особенности распределения по труду К. Маркс определял так: «Каждый отдельный производитель получает обратно от общества за всеми вычетами ровно столько, сколько сам даёт ему». Получает он продукты со склада согласно отработанному времени на общественном производстве, которое фиксируется в часах в именной квитанции. (см. «Критику Готской программы»).

Классики считали, что на более высокой фазе коммунизма распределение будет осуществляться по принципу «Каждый по способностям, каждому по потребностям». Только тогда наступит полное социальное равенство всех. (см. там же).

Потребление.

Под потреблением в политической экономии понимается использование общественного продукта в процессе удовлетворения потребностей экономических, заключительная фаза процесса воспроизводства. Различают потребление производственное (производительное) и непроизводственное, или «собственно потребление» (см. К. Маркс, Соч., 2 изд., т. 12, с. 716).

Производительное потребление есть процесс производства, когда потребляются средства производства (орудия труда, сырьё, материалы и т. д.), а также рабочая сила человека, т. е. расходуется его физическая и умственная энергия.

Непроизводственное потребление происходит за пределами производства. В процессе непроизводственного потребления используются или окончательно потребляются предметы индивидуального потребления. Таким образом, в производительном потреблении продукты создаются, а в непроизводственном они уничтожаются. Непроизводственное потребление делится на потребление населением продуктов индивидуального потребления и потребление, в процессе которого удовлетворяются общие общественные потребности. В зависимости от вида потребляемых благ потребление складывается из потребления материальных благ, имеющих вещную форму, и потребления благ нематериальных, культурно-нравственных.

По форме (способу удовлетворения потребностей) потребление может быть индивидуальным и коллективным (или совместным).

Потребление как заключительная фаза общественного процесса воспроизводства органически связано с его другими фазами: производством, распределением и обменом. При любом общественном строе производство и потребление находятся в единстве. Люди производят продукты для того, чтобы удовлетворять свои потребности, т. е. потреблять. Без производства не может быть потребления, но если бы не было потребления, то производство потеряло бы всякий смысл, было бы бесцельно. Назначение производства — служить потреблению. Однако в различных экономических общественных формациях в зависимости от объективной цели производства эта его функция осуществляется по-разному: при коммунизме она реализуется непосредственно, в то время как при капитализме опосредствуется извлечением прибыли. Вместе с тем производство первенствует над потреблением. В свою очередь, потребление оказывает обратное активное воздействие на производство; потребление каких-либо продуктов вновь требует их создания. По мере удовлетворения уже сложившихся потребностей возникают и развиваются новые. Указывая на диалектическую взаимосвязь производства и потребления, К. Маркс писал, что производство «… создаёт потребление 1) производя для него материал, 2) определяя способ потребления, 3) возбуждая в потребителе потребность, предметом которой является созданный им продукт. Оно производит, поэтому, предмет потребления, способ потребления и побуждение к потреблению. Точно так же потребление порождает способности производителя, возбуждая в нём направленную на определённые цели потребность» (там же

Нельзя упускать из виду также, что сверх потребление в небольшой группе промышленно развитых капиталистических стран, где проживает всего один (золотой) миллиард населения связан с перераспределением доходов в их пользу. Происходит это за счёт ограбления и неэквивалентного обмена со странами Азии, Африки, Латинской Америки, Восточной Европы, с дискриминацией женского труда, рабочих-иммигрантов, а также с повышением степени эксплуатации трудящихся в промышленно развитых странах, в том числе за счёт выдаваемых денежных кредитов.

Согласно марксистского учения для коммунизма характерно планомерное неуклонное повышение уровня потребления трудящихся и улучшение его структуры на основе развития и совершенствования производства и роста производительности общественного труда. В первой фазе основным способом распределения фонда индивидуального потребления выступает распределение по труду, однако с развитием общественного производства в потреблении трудящихся возрастает доля материальных и нематериальных благ, получаемых ими через общественные фонды потребления.

Общим правилом коммунистического потребления является требование, чтобы потребление осуществлялось без излишка, дающего возможность эксплуатировать чужой труд (Марк К. и Энгельс Ф. «Манифест коммунистической партии». С. 40).

Итак, экономическую структуру общества составляет способ производства, представляющий собой единство производительных сил и производственных отношений.

Но единство это не простое, а, по Марксу, диалектическое. В чём суть диалектического единства? Суть такого единства заключается в том, что производительные силы и производственные отношения – это две противоположности, которые не могут существовать друг без друга. Это две стороны одной медали. Они взаимообусловлены и взаимозависимы. Производительные силы и производственные отношения в процессе исторического движения общества вступают в диалектическое противоречие в результате того, что производительные силы постоянно опережают в процессе развития производственные отношения.

Классики установили, что производительные силы общества развиваются по своим внутренним законам, путём также разрешения диалектического противоречия между постоянно возрастающими потребностями, как всего общества, так и отдельных индивидов и возможностями их удовлетворения. Постоянное возрастание потребностей всего общества и каждого индивида является экономическим законом. Противоречие между возрастающими потребностями и возможностями их удовлетворения является движущей силой развития производительных сил. Притягиваясь и отталкиваясь, эти диалектические противоположности, порождают поступательное самодвижение (развитие) производительных сил в сторону их постоянного совершенствования. В результате на смену ручному производству пришло, например, производство машинное, а на смену машинному производству идет робототехника.

Но от производительных сил постоянно отстают в своем развитии производственные отношения. Почему это происходит? А происходит это потому, что производительные силы развиваются внутри производственных отношений, включающих в себя отношения собственности, т.е. отношения по поводу присвоения этих самых средств к жизни, и прежде всего, средств производства. В антагонистических формациях отношения собственности находят свое юридическое (законодательное) выражение в юридической надстройке.
Из форм развития производительных сил производственные отношения постепенно превращаются в их оковы, так как присвоение является консервативным элементом производственных отношений.
После чрезмерного количественного накопления противоречий между производительными силами и отставшими от них производственными отношениями, с присущим им способом присвоения, внутри которых развивались производительные силы, возникал конфликт. Он эволюционно-революционным путем разрешался переходом к новому состоянию производственных отношений, с новыми способом присвоения, т.е. отношениям собственности. Так исторически один способ производства сменялся другим более совершенным.
Весь этот механизм экономического развития общества Маркс раскрыл в своем труде 1859 г. под названием «К критике политической экономии», который, по существу, революционизировал буржуазную политическую экономию. Именно в этом произведении он уточнил закономерности развития общества через смену способов производства. Он подробно проанализировал структуру общества, сформулировал понятия базиса и надстройки, показал, как они взаимодействуют, как производительные силы вступают в конфликт с производственными отношениями и как разрешается этот конфликт.

В предисловии к этой работе Маркс пишет: «В общественном производстве своей жизни люди вступают в определённые, необходимые, от их воли не зависящие отношения, которые соответствуют определённой ступени развития их материальных производительных сил…»

«На известной ступени своего развития, – продолжает он, – материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или – что является только юридическим выражением этого – с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции. С изменением экономической основы более или менее быстро происходит переворот во всей громадной надстройке.

При рассмотрении таких переворотов следует всегда проводить различие между материальным переворотом в экономических условиях производства, который можно определить с естественнонаучной точностью, и юридическими, политическими, религиозными, художественными и философскими, словом идеологическими формами, в которых люди сознают этот конфликт и в которых ведут борьбу. Как об отдельном человеке не судят по тому, что он о себе думает, точно также нельзя судить о такой революционной эпохе по её сознанию, наоборот это сознание следует объяснить из противоречий материальной жизни, из существующего конфликта между общественными производительными силами и производственными отношениями».

Касаясь отношений собственности Маркс пишет: «Определить буржуазную собственность это значит не что иное, как дать описание всех общественных отношений буржуазного производства” (M a p к с К. и Э н г е л ь с Ф., Соч., Т. 4. С. 168).
При этом он разъясняет: “Всякое производство есть присвоение индивидом предметов природы в рамках определенной формы общества и посредством нее. В этом смысле будет тавтологией сказать, что собственность (присвоение) есть условие производства” (там же. Т. 46. Ч. 1. С. 23). Следовательно, собственность (присвоение) не есть условие производства, а есть само производство жизни, т.е. совокупность различных форм деятельности людей по производству жизни.
С разделением общества на антагонистические классы в результате стихийно развившего разделения труда, товарного производства и обмена возникло государство и правовая система. Отношения собственности, как частной собственности, стали закрепляться в законодательных актах. Они стали находить свое юридическое выражение в правовой надстройке, в возведенной в закон воле господствующего класса. Со времен древнеримского частного права правовые отношения частной собственности предусматривают право собственника владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом. Отношения собственности обычно находят свое закрепление в конституциях и нормах гражданского права.
В этом произведении Маркс разъясняет, что совокупность «этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определённые формы сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процесс жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание».

b>. Тем самым в марксизме был разрешён вопрос о соотношении базиса и надстройки в пользу первичности базиса и вторичности надстройки.
Но классики не отрицали и относительной самостоятельности юридической и политической надстройки, её философских, идеологических, культурных и нравственных институтов, и даже её обратного влияния на экономический базис. Например, в письме В. Боргиусу, 25 января 1894 г. Энгельс разъяснял: «Политическое, правовое, философское, религиозное, литературное, художественное и т. д. развитие основано на экономическом развитии. Но все они также оказывают влияние друг на друга и на экономический базис. Дело обстоит совсем не так, что только экономическое положение является причиной, что только оно является активным, а всё остальное – лишь пассивное следствие. Нет, тут взаимодействие на основе экономической необходимости, в конечном счёте, всегда прокладывающей себе путь» (Энгельс Ф. Письмо В. Боргиусу, 25 января 1894 г. – Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 39, с. 174–175, 176).

Итак, величайшим открытием К. Маркса и Ф. Энгельса является материалистическое понимание истории развития человеческого общества, в основе которого лежат экономические отношения. Основные положения этого понимания заключаются в следующем.

  1. Первое положение утверждает, что необходимым условием существования людей является общественное производство жизни общества и каждого его члена, производство материальных благ. Материальное производство является основой всей человеческой деятельности. Поэтому под обществом в политэкономическом смысле в марксизме и понимается совокупность различных форм деятельности людей по производству своей жизни.
  2. Второе положение исходит из того, что производство всегда носит общественный характер и всегда происходит в определённой общественной форме. Общественной формой, в которой идёт процесс производства, является система производственных отношений,в том числе отношений собственности (присвоения).
  3. Третье положение доказывает, что в истории существовало, отчасти существует и ныне, не один, а несколько сменявших друг друга способов производства (первобытно-общинный, азиатский, античный, феодальный, капиталистический).
  4. Четвёртое положение исторического материализма состоит в том, что в основе смены основных способов производства лежит диалектическое единство и противоречия производительных сил и производственных отношений. При этом развитие производительных сил опережает развитие производственных отношений с их консервативными отношениями собственности (присвоения).
  5. Пятое положение: диалектическое противоречие между производительными силами и производственными отношениями разрешается путём смены способов производства в пользу более прогрессивного способа производства с новыми производственными отношениями...
  6. Шестое положение гласит о том, что производственные отношения антагонистических обществ развиваются внутри производственных отношений с частной собственностью, частным присвоением, в основе которых лежит подчинении человека разделению труда и товарному обмену. Эти отношения порождают деление общества на антагонистические классы богатых и бедных, эксплуататоров и эксплуатируемых и классовую борьбу между ними. Такие отношения на нисходящей линии развития капитализма исчерпывают свои возможности для развития производительных сил. Они становятся их оковами. Им на смену идет коммунистический способ производства, основанный на отношениях общего владения. Тогда развитие производительных сил будет ограничено лишь возможностями природы, так как оно будет направлено на удовлетворение потребностей всех членов общества, а не эксплуататорского меньшинства, извлекающего максимальную прибыль через присвоение прибавочной стоимости.

Таковы политэкономические основы марксистской коммунистической теории.

Марксизм и религияМарксистская теория экономических общественных формаций и её проблемы

Экономические основы марксистской теории: 1 комментарий

  1. Где же экономика в политической (государственной) экономии????

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *