Марксизм о первой фазе коммунизма

ЛЕКЦИЯ 16

Дьяченко В. И.

Предыдущая лекция была посвящена раскрытию марксистского понятия революционной диктатуры пролетариата. На основе марксистских источников, революционная диктатура пролетариата была определена как государственная политика господства коренного классового интереса пролетариата, осуществляемая пролетарским государством-коммуной в переходный период от капитализма к полному коммунизму. Марксом этот период был назван первой фазой коммунизма.

/[https://ru.wikipedia.org/wiki/Плеханов,_Георгий_Валентинович|Георгий Валентинович Плеханов] (1856—1918)После смерти Маркса и Энгельса в международном левом движении эту фазу коммунизма стали именовать социализмом. Согласно некоторым источникам термин «социализм» В. И. Ленин заимствовал у Г. В. Плеханова и использовал в своих трудах, что, как представляется, до сих пор вносит определённую путаницу в понятийный аппарат марксистской коммунистической теории. Одни социализмом именуют коммунизм, другие (Ленин и большевики) лишь переход к нему. Термином «социализм» пользовались также социалисты-утописты и различные другие «социальные знахари». Ранее уже отмечалось, что по этой причине Маркс и Энгельс отказались от его использования ещё в 1847 г. при написании «Манифеста коммунистической партии». Однако он встречается и в более поздних произведениях классиков.

Всё же представляется более правильным, и с точки зрения аутентичной марксистской теории, и с точки зрения единообразного её понимания, пользоваться выражением «первая фаза коммунизма». Его Маркс впервые употребил в «Критике Готской программы», в 1875 г.

К сожалению, подробно разработанной характеристики этой фазы коммунизма ни у Маркса, ни у Энгельса нет, да и не могло быть ввиду отсутствия самого предмета исследования. Однако научно-теоретические параметры развития этой фазы классиками были намечены в критике взглядов на социализм тех или иных теоретиков или практических партийных программ. У Маркса – прежде всего, в «Критике Готской программы».

Карл Евгений Дюринг (1833—1921)В 1878 году в «Анти-Дюринге» (по существу совместной работе Маркса и Энгельса) Энгельс подверг критике взгляды Дюринга на социализм, изложив принципиальные теоретические основы первой фазы коммунизма в отделе третьем, так и озаглавленном – «Социализм». Социализмом здесь Энгельс называет вслед за Дюрингом представление о коммунистических отношениях. Их Дюринг называл «социалитетом». Отдел III содержит исторический очерк развития социалистических взглядов от утопии к научному коммунизму, критику взглядов Дюринга на его теорию социализма, на основные черты производства и распределения, на государство, семью и воспитание. По ходу критики Энгельс раскрывает принципиальные положения марксистского учения о движении человечества к будущему бесклассовому обществу, из которых вырисовываются и представления о первой фазе коммунизма. Противопоставляя это учение утопическому социализму, Энгельс называет его научным социализмом, подразумевая учение о коммунизме. Некоторые характеристики первой фазы коммунизма содержатся и у Маркса в «Капитале».

Впервые перечень экономических мероприятий для перехода от капитализма к коммунизму классики изложили ещё в «Манифесте коммунистической партии». Их составил для «Манифеста» Энгельс в «Принципах коммунизма». Этот перечень состоял из 12 пунктов. В переработанном, более радикальном и обобщённом виде этот перечень и был затем включён в «Манифест коммунистической партии». «Эти мероприятия, – разъясняли классики в „Манифесте” – будут, конечно, различны в различных странах. Однако в наиболее передовых странах могут быть почти повсеместно применены следующие меры:

  1. Экспроприация земельной собственности и обращение земельной ренты на покрытие государственных расходов.
  2. Высокий прогрессивный налог.
  3. Отмена права наследования.
  4. Конфискация имущества всех эмигрантов и мятежников.
  5. Централизация кредита в руках государства посредством национального банка с государственным капиталом и с исключительной монополией.
  6. Централизация всего транспорта в руках государства.
  7. Увеличение числа государственных фабрик, орудий производства, расчистка под пашню и улучшение земель по общему плану.
  8. Одинаковая обязанность труда для всех, учреждение промышленных армий, в особенности для земледелия.
  9. Соединение земледелия с промышленностью, содействие постепенному устранению различия между городом и деревней.
  10. Общественное и бесплатное воспитание всех детей. Устранение фабричного труда детей в современной его форме. Соединение воспитания с материальным производством и т. д.»

Таким вначале представлялся классикам перечень экономических мероприятий переходного к коммунизму периода. Однако в более поздних предисловиях к «Манифесту» Маркс и Энгельс неоднократно подчёркивали, что перечисленным мероприятиям «отнюдь не придаётся самодовлеющего значения». В частности, в Предисловии к английскому изданию 1888 г. Энгельс писал: «В настоящее время это место во многих отношениях звучало бы иначе. Ввиду огромного развития крупной промышленности с 1848 г. и сопутствующего ему улучшения и роста организации рабочего класса; ввиду практического опыта сначала февральской революции, а потом, в ещё большей мере, Парижской коммуны, когда впервые политическая власть в продолжение двух месяцев находилась в руках пролетариата, эта программа теперь местами устарела».

В ходе дальнейшего формирования коммунистической теории её основоположники в своих произведениях наметили основные параметры возникновения и развития большой коммунистической формации и её первой фазы. К ним можно отнести:

  1. Исчерпание капитализмом возможности для своего расширения в планетарном масштабе.
    • К. Маркс и Ф. Энгельс «Немецкая идеология»
    • Ф. Энгельс «Введение к работе К. Маркса „Классовая борьба во Франции с 1848 по 1950 г.”»
  2. Высокий уровень развития производительных сил, достигнутый капиталистическим способом производства, который исключал бы всеобщее распространение бедности.
    • К. Маркс и Ф. Энгельс «Немецкая идеология»
    • Маркс К. «Нищета философии», «К критике политической экономии», «Критика Готской программы», «Капитал»
    • Ф. Энгельс «Анти-Дюринг», «Развитие социализма от утопии к науке», «Происхождение семьи, частной собственности и государства», «Диалектика природы»
  3. Пролетарскую государственность в форме государства-коммуны и осуществление ею государственной политики диктатуры коренного классового интереса пролетариата.
    • К. Маркс «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.», «Письмо Вельдемейеру от 5 марта 1852 г.», «Гражданская война во Франции», «Критика Готской программы»
    • Ф. Энгельс «Анти-Дюринг», «Развитие социализма от утопии к науке»
  4. Государственную собственность на средства производства и другие источники существования общества как первый шаг к уничтожению отношений частной собственности.
    • К. Маркс и Ф. Энгельс Ф. «Немецкая идеология»
    • Маркс К. «Критика Готской программы», «Капитал»
    • Энгельс Ф. «Анти-Дюринг», «Развитие социализма от утопии к науке»
  5. Дальнейшее уничтожение отношений частного присвоения через преодоление подчинения человека стихийно сложившемуся разделению труда в обществе и,прежде всего, путем соединения земледелия с промышленностью, а также законам товарного производства и обмена.
    • К. Маркс и Ф. Энгельс «Немецкая идеология»
    • К. Маркс «Критика Готской программы», «Капитал»
    • Ф. Энгельс «Анти-Дюринг», «Развитие социализма от утопии к науке», «Происхождение семьи, частной собственности и государства», «Диалектика природы»
  6. Планомерное производство и планомерное распределение.
    • К. Маркс «Гражданская война во Франции», «Капитал»
    • Ф. Энгельс «Анти-Дюринг», «Развитие социализма от утопии к науке», «Диалектика природы»
  7. Прямое распределение и присвоение средств производства по разумным общественным и индивидуальным потребностям.
    • К. Маркс «Капитал», «Критика Готской программы»
    • Ф. Энгельс «Анти-Дюринг», «Развитие социализма от утопии к науке»
  8. С целью обеспечения распределения предметов индивидуального потребления по труду замена денег на именные квитанции.
    • К. Маркс «Критика Готской программы»
    • Ф. Энгельс «Анти-Дюринг», «Развитие социализма от утопии к науке»
  9. По мере преодоления подчинения человека законам разделения труда и товарного обмена, ликвидацию классовых различий.
    • К. Маркс и Ф. Энгельс «Немецкая идеология»
    • К. Маркс «Критика Готской программы», «Капитал»
    • Ф. Энгельс «Анти-Дюринг», «Развитие социализма от утопии к науке», «Происхождение семьи частной собственности и государства»
  10. По мере преодоления классовых различий «засыпание» государства и переход на самоуправление, т. е. к управлению не людьми, а производственными процессами и вещами.
    • К. Маркс и Ф. Энгельс «Немецкая идеология»
    • К. Маркс «Гражданская война во Франции», «Критика Готской программы»
    • Ф. Энгельс «Анти-Дюринг», «Развитие социализма от утопии к науке», «Происхождение семьи, частной собственности и государства»
  11. Развитие различных форм самоуправления трудящихся.
    • К. Маркс «Гражданская война во Франции», «Критика Готской программы», «Капитал»
    • Ф. Энгельс «Анти-Дюринг», «Развитие социализма от утопии к науке», «Происхождение семьи, частной собственности и государства».

Необходимо отметить, что основоположники коммунистической теории предполагали возможность преодоления подчинения людей законам разделения труда и обмена, перехода к полному коммунизму через производственные организации рабочих, которые также учили бы их управлять производством и распределением, учили бы влиять на общественно-политические процессы. И такими организациями Маркс и Энгельс считали коммуны, кооперативные фабрики и рабочие кооперативы.

Анализу экономических отношений в коммунах Энгельс посвятил опубликованную в 1845 г. в «Немецком Ежегоднике» статью «Описание возникших в новейшее время и ещё существующих коммунистических колоний» (Маркс К. и Энгельс Ф. Собр. Соч. Т. 42). В статье Энгельс на основе анализа экономических отношений в американских и английской коммунистических колониях пришёл к выводу, что коммунизм – это общественная жизнь и деятельность на основе общности имущества.

/[https://ru.wikipedia.org/wiki/Ленин,_Владимир_Ильич|В. И. Ленин] (1870—1924), 1918 г.Идею создания коммун разделял и Маркс. Не случайно поэтому Ленин, сразу после прихода большевиков к власти, вначале считал, что переход к коммунизму должен происходить через создание сети производственно-потребительских коммун. Так, в Докладе VII-му Экстренному съезду РКП(б) 8 марта 1918 г. он говорил, по сути, о преодолении разделения труда в области управления через слияние законодательной и исполнительской функции, а в области производства и потребления – через создание потребительно-производительных коммун. Он полагал необходимым «принудительное объединение всего населения в „потребительско-производительные коммуны”».

В «Очередных задачах Советской власти» в апреле 1918 г. Ленин утверждал, что социалистическое «государство может возникнуть лишь как сеть производительно-потребительских коммун…». Он считал задачами построения социализма «постепенный переход к поголовному объединению в потребительные общества и продуктообмен» (ПСС, Т. 36, С. 185). Эти положения Ленин повторял во многих своих статьях и речах в 1918–1920-х годах. Однако отсталость производительных сил, отсутствие мировой коммунистической революции, послевоенная разруха, голод и эпидемии, нежелание крестьян объединяться в коммуны и обмениваться с рабочими сельхозпродуктами прямо, без денег, заставили отказаться от этой идеи и в 1921 г. перейти к новой экономической политике. Эта была политика государственного капитализма, имеющая своей целью не развитие первой фазы коммунизма, а создания для неё лишь основ. После создания таких основ предполагалось вновь перейти к развитию первой фазы коммунизма, надо полагать, опять же через сеть производственно-потребительских коммун. Движение коммун, начатое при жизни Ленина, было остановлено, а в сталинский период после сворачивания НЭП прекращено и более не возрождалось.

Теперь, что касается кооперативов. Специальных теоретических трудов относительно роли рабочих производственных кооперативов в коммунистическом развитии классики не создавали. Однако упоминание о них мы находим, например, в первом томе «Капитала», в котором Маркс пишет, что капиталистическое производство само себя отрицает «на основе кооперации и общего владения землёй и произведёнными самим трудом средствами производства».

В III томе «Капитала» Маркс разъяснял, что кооперативные фабрики самих рабочих являются первой брешью в капиталистическом способе производства, «хотя они всюду, в своей действительной организации, конечно, воспроизводят и должны воспроизводить все недостатки существующей системы. Но в пределах этих фабрик уничтожается противоположность между капиталом и трудом, хотя вначале только в такой форме, что рабочие как ассоциация являются капиталистом по отношению к самим себе, т. е. применяют средства производства для эксплуатации своего собственного труда. Они показывают, как на известной ступени развития материальных производительных сил и соответствующих им общественных форм производства с естественной необходимостью из одного способа производства возникает и развивается новый способ производства. Без фабричной системы, возникающей из капиталистического способа производства, как и без кредитной системы, возникающей из того же самого способа производства, не могла бы развиваться кооперативная фабрика.

Капиталистические акционерные предприятия, как и кооперативные фабрики, следует рассматривать как переходные формы от капиталистического способа производства к ассоциированному, только в одних противоположность устранена отрицательно, а в других – положительно» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 25, с. 384–483).

В «Гражданской войне во Франции» в 1871 г. Маркс писал: «А если кооперативное производство не должно оставаться пустым звуком или обманом, если оно должно вытеснить капиталистическую систему, если объединённые кооперативные товарищества организуют национальное производство по общему плану, взяв тем самым руководство им в свои руки и прекратив постоянную анархию и периодические конвульсии, неизбежные при капиталистическом производстве, — не будет ли это, спрашиваем мы вас, милостивые государи, коммунизмом, „возможным” коммунизмом?» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 17, с. 346–347).

Более обстоятельно классики рассматривали проблему кооперации в основном в письмах и документах, имеющих практическое значение. Так, в письме Герману Юнгу от 14 июля 1870 г. Маркс предлагал включить в программу работы Генерального Совета Международного Товарищества пятым вопросом рассмотрение условий кооперативного производства в национальном масштабе. Им была составлена Инструкция по отдельным вопросам делегатам временного Центрального Совета Первого Интернационала. В Инструкции были изложены некоторые общие принципы кооперативного движения. В ней, в частности, говорилось:

«(a) Мы считаем, что кооперативное движение является одной из сил, преобразующих современное общество, основанное на классовом антагонизме. Большая заслуга этого движения заключается в том, что оно на деле показывает возможность замены современной деспотической и порождающей пауперизм системы подчинения труда капиталу — республиканской и благотворной системой ассоциации свободных и равных производителей.

(b) Однако ограниченная карликовыми формами, которые только и в силах создать своими усилиями отдельные рабы наёмного труда, кооперативная система никогда не сможет преобразовать капиталистическое общество. Для того чтобы превратить общественное производство в единую, обширную и гармоническую систему свободного кооперативного труда, необходимы общие социальные изменения, изменения основ общественного строя, которые могут быть достигнуты только путём перехода организованных сил общества, то есть государственной власти, от капиталистов и землевладельцев к самим производителям.

(c) Рекомендуем рабочим браться предпочтительнее за кооперативное производство, нежели за кооперативную торговлю. Последняя затрагивает только поверхность современного экономического строя, первая подрывает его основы.

(d) Рекомендуем всем кооперативным обществам превращать часть своего общего дохода в фонд для пропаганды своих принципов как делом, так и словом, а именно, содействуя учреждению новых производственно-кооперативных обществ, наряду с распространением своего учения.

(e) Во избежание вырождения кооперативных обществ в обыкновенные буржуазные акционерные общества (societes par actions), рабочие каждого предприятия, независимо от того, являются они пайщиками или нет, должны получать равные доли в доходе. Мы согласны допустить в виде чисто временной меры, чтобы пайщики получали небольшой процент» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 16, с. 194–203).

Необходимо обратить внимание на последний принцип, кооперативного распределения, что рабочие каждого кооперативного предприятия должны получать равные доли в доходе. Иначе кооператив может переродиться в капиталистическое акционерное общество.

Рабочие кооперативы, объединившись, берут руководство национальным производством в свои руки, организуют его по общему плану и тем самым вытесняют капиталистическую систему.

Лидеры немецкого рабочего движения: [https://ru.wikipedia.org/wiki/Август_Бебель|Август Бебель], [https://ru.wikipedia.org/wiki/Вильгельм_Либкнехт|Вильгельм Либкнехт], [https://ru.wikipedia.org/wiki/Карл_Маркс|Карл Маркс], Карл Вильгельм Тёльке, [https://ru.wikipedia.org/wiki/Фердинанд_Лассаль|Фердинанд Лассаль].

Однако, по Марксу, кооперативное движение без революционных изменений основ общественного строя не в состоянии превратить общественное производство в единую, обширную и гармоническую систему свободного кооперативного труда, т. е. в систему коммунистическую. Поэтому классики считали необходимым изменение капиталистических основ путём революционного перехода власти от капиталистов к самим производителям. В 1875 г. в «Критике Готской программы» Маркс подчёркивал, что социалистическая организация совокупного труда возникает из классовой борьбы, в ходе революционного преобразования общества, а не по-лассальянски – из «помощи», предоставляемой производительным кооперативам непролетарским государством. Вначале он приводит цитату из Готской программы. Вот она: «Чтобы проложить путь к разрешению социального вопроса, германская рабочая партия требует учреждения производительных товариществ с государственной помощью под демократическим контролем трудящегося народа. Производительные товарищества, как в промышленности, так и в земледелии должны быть вызваны к жизни в таком объёме, чтобы из них возникла социалистическая организация совокупного труда». А вот, отношение Маркса к этому положению. Он пишет: «Следом за лассалевским „железным законом заработной платы” – целительное средство того же пророка. „Путь пролагается” ему достойным образом. На место существующей классовой борьбы ставится фраза газетных писак о „социальном вопросе”, к „разрешению” которого „пролагается путь”. Вместо процесса революционного преобразования общества „социалистическая организация совокупного труда” „возникает” из „государственной помощи”, оказываемой производительным товариществам, которые „вызываются к жизни” государством, а не рабочими. Это вполне достойно фантазии Лассаля, будто с помощью государственных субсидий можно так же легко построить новое общество, как новую железную дорогу! »

Далее Маркс продолжает: «Излишне вдаваться здесь в критику рецепта, который при Луи-Филиппе прописал Бюше в противовес французским социалистам и который был принят реакционными рабочими из „Atelier”. И главная беда состоит не в том, что это специфическое чудодейственное средство внесли в программу, а в том, что вообще идут вспять от точки зрения классового движения к точке зрения сектантского движения. Когда рабочие стремятся создать условия для коллективного производства в масштабе всего общества, и прежде всего у себя в национальном масштабе, это означает лишь то, что они борются за переворот в теперешних условиях производства, и это не имеет ничего общего с учреждением кооперативных товариществ с государственной помощью. Что же касается теперешних кооперативных товариществ, то они ценны лишь постольку, поскольку они созданы самостоятельно самими рабочими и не пользуются покровительством ни правительств, ни буржуазии».

Приведённые высказывания свидетельствуют о том, что Маркс ценность производительных рабочих кооперативов видел в самодеятельной инициативе рабочих.

Энгельс в письме Бебелю 18–28 марта 1875 г. предлагал ему приемлемую для лассальянцев формулировку классовой борьбы за коммунизм посредством осуществления кооперативного производства. Он писал: «Если, стало быть, сказать: „германская рабочая партия стремится к уничтожению наёмного труда и тем самым классовых различий посредством осуществления кооперативного производства [vermittelst Durchführung der genossenschaftlichen Produktion] в промышленности и земледелии и в национальном масштабе; она выступает за всякое мероприятие, которое пригодно для достижения этой цели”, — то ни один лассальянец не сможет что-либо против этого возразить». Понятно, что под всяким мероприятием Энгельс здесь имеет в виду различные формы классовой борьбы пролетариата за изменение существующего строя.

/[https://ru.wikipedia.org/wiki/Оуэн,_Роберт|Роберт Оуэн] (1771—1858)В «Анти-Дюринге», в 1878 г. и в «Развитии социализма от утопии к науке» в 1880 г. он обосновывал значение кооперативной формы хозяйствования для перехода к коммунистическим отношениям. Он писал, что Оуэн ввёл — в качестве мероприятий для перехода к уже вполне коммунистическому устройству общества — кооперативные общества (потребительские и производственные), «которые с тех пор, по крайней мере, доказали на практике полную возможность обходиться как без купцов, так и без фабрикантов».

В письме Августу Бебелю 20–23 января 1886 г. Энгельс разъяснял, что его позиция отличается от Шульце-Делича и Лассаля, которые «предлагали создавать мелкие кооперативные товарищества: один с помощью государства, другой — без неё, но, по мысли их обоих, эти кооперативные товарищества должны были не вступать во владение уже имеющимися средствами производства, а лишь наряду с существующим капиталистическим производством создавать новое, кооперативное. Моё предложение, – пишет Энгельс, – требует внедрения кооперативных товариществ в существующее производство. Им надо будет дать землю, которая в ином случае эксплуатировалась бы по-капиталистически, подобно тому, как Парижская Коммуна требовала, чтобы рабочие на кооперативных началах пустили в ход бездействующие фабрики, остановленные хозяевами. Различие здесь огромное. А что при переходе к полному коммунистическому хозяйству нам придётся в широких размерах применять в качестве промежуточного звена кооперативное производство — в этом Маркс и я никогда не сомневались. Но дело должно быть поставлено так, чтобы общество — следовательно, на первое время государство — сохранило за собой собственность на средства производства и, таким образом, особые интересы кооперативного товарищества не могли бы возобладать над интересами всего общества в целом».

Следовательно, классики не исключали возможность уничтожения наёмного труда и соединения промышленного и сельскохозяйственного производства посредством кооперативного движения. Но опасались его сектантского характера или иначе коллективного эгоизма. Поэтому они предлагали на первое время, чтобы средства производства находились в собственности у пролетарского государства.

Видимо поэтому большевики и Ленин в 20 году были против передачи управления экономикой профсоюзам, трудовым коллективам или кооперативам, опасаясь анархо-синдикализма, т. е. возобладания особых интересов этих организаций над интересами всего общества. Следует отметить, однако, что к концу жизни он обратил внимание на кооперативную форму производства. В своём предсмертном письме «О кооперации» Ленин рассматривал эту форму в основном с позиции развития в СССР культурной кооперативной торговли в связи с введением НЭП, а также вёл речь о кооперировании крестьянства, так как сельхозпроизводство осуществлялось единоличными крестьянскими хозяйствами.

После смерти Ленина единоличные крестьянские хозяйства были объединены в коллективные хозяйства, но не на кооперативной, а на артельной основе. А развитие кооперативов пошло по иному пути, чем указывали классики. В конце концов, верх взяла идея централизации и огосударствления всех форм хозяйствования, что не способствовало развитию самоуправленческих начал в советском обществе, а, наоборот, ускорило бюрократизацию всех сторон его жизни.

Нельзя, однако, не заметить, что свой сектантский характер и коллективный эгоизм кооперативы проявили в СССР в период перестройки, во время перехода от плановой к рыночной системе хозяйствования.

Итак, марксистская теория в первой фазе коммунизма предполагает постепенное уничтожение отношений частной собственности, частного характера присвоения, прежде всего, путём огосударствления источников существования всех с тем, чтобы ликвидировать возможность их присвоения частными лицами. Затем эти отношения постепенно уничтожаются путём преодоления общественного разделения труда, товарного производства и обмена через создание системы производственно-потребительских коммун и кооперативов.

Как уже отмечалось в предыдущих лекциях, классики обосновывали, что преодоление подчинения человека общественному разделению труда в первой фазе коммунизма может произойти в результате:

  1. внедрения самых передовых ресурсосберегающих технологий в промышленное и сельскохозяйственное производство и управление, а также в управление общественными процессами;
  2. формирования всесторонне физически и умственно развитой личности, максимального высвобождения для этого свободного времени за счёт сокращения обязательного рабочего времени;
  3. слияния промышленного и сельскохозяйственного труда, умственного и физического, управленческого и исполнительского труда;
  4. замены действия закона стихийно сложившегося разделения труда законом перемены общественного труда и ликвидации его наёмного характера;
  5. развития не больших городов, а высокотехнологичных поселений-коммун, максимально приближённых к сырьевым источникам;
  6. отмирания государственности и перехода на самоуправление.

Маркс и Энгельс также считали, что на переходе к полному коммунизму с целью уничтожения отношений частной собственности должны преодолеваться товарное производство и товарный обмен, ориентация производства на товарные стоимости для обмена, а не на удовлетворение потребностей.

Согласно марксистской теории преодоление товарности в производстве должно осуществляться, прежде всего, за счёт огосударствления средств производства, земли и других источников существования общества, вывода их из товарного оборота. В результате они перестают быть объектами товарного обмена и средствами обогащения частных лиц. Они начинают работать на все общество.

Иначе обстоит дело с продуктами индивидуального потребления. Из товарного оборота они выводятся постепенно в первой фазе коммунизма. У через небольшой период этой фазы продукты индивидуального потребления начинают производиться не для обмена на рынке товаров через их стоимости, сосредоточенные в деньгах, а для удовлетворения материальных и нематериальных потребностей людей в зависимости от их трудового вклада, через именные квитанции, в которых фиксируется количество времени и качество труда, вложенного в общественное производство.

По этому вопросу в марксистской литературе имеются самые различные, порой диаметрально противоположные суждения.

Одни марксисты, например, члены ЮБ МРП, занимают ту позицию, что стоимостного обмена продуктами индивидуального потребления не должно быть уже с самого начала первой фазы коммунизма. По их мнению, такой обмен должен быть упразднён ещё на переходе к этой фазе. Как отмечалось в предыдущей лекции, они считают переход от капитализма к первой фазе коммунизма самостоятельным этапом, в котором и должна осуществляться диктатура пролетариата, уничтожающая отношения частной собственности и классы. В первой же фазе коммунизма, по их мнению, сразу же должно происходить прямое безденежное распределение предметов индивидуального потребления по труду, посредством именных квитанций, а не денег.

Другие марксисты, наоборот, полагают, что обмен останется и при полном коммунизме. Только обмен, по их мнению, будет производиться не товарами, а продуктами, без ориентации на их меновую стоимость, то есть будет осуществляться прямой безденежный продуктообмен. Видимо, эти авторы обмен путают с поставками продукции.

Третьи отстаивают позицию, что обмен будет осуществляться и на высшей фазе коммунизма. Но обмениваться на деньги будут не продукты, а потребительные стоимости. Так экономист Рахимбердиев, пишет: «К. Маркс в Капитале ясно изложил, что при коммунизме деньги теряют функции товара и капитала и деньги становятся простым средством обмена под названием рабочие квитанции. С ликвидацией условий в общественном производстве возникновения товара и капитала „становится совершенно второстепенным вопрос о том, будут ли выпускаться знаки зелёного или синего цвета, жестяные или бумажные”. Ф. Энгельс также подробно остановился на роли денег в будущем общественном устройстве. Деньги в виде рабочих квитанций становятся удостоверением работника для получения определённого количества материальных благ» (см. Подборка сообщений с обсуждением исходных положений теории научного коммунизма на рассылке ИМПУЛЬС).

Но классики упомянутые квитанции на получение материальных благ не называют деньгами. В «Критике Готской программы» Маркс пишет, что в первой фазе коммунизма производитель «получает от общества квитанцию (справку) в том, что им доставлено такое-то количество труда (за вычетом его труда в пользу общественных фондов). По этой квитанции (справке) он получает из общественных запасов (склада) такое количество предметов потребления, на которое затрачено им соответствующее количество времени на труд. То же самое количество труда, которое он дал обществу в одной форме, он получает обратно в другой форме».

Обмен товарами здесь отсутствует, но эквивалентный обмен количеством и качеством труда остается.

При таком эквивалентном обмене квитанции не выполняют функции денег, так как в них прямо не выражена стоимость и они именные, т. е. индивидуальные, они не находятся в обращении. Маркс разъяснял: «Производители могут, пожалуй, получать бумажные удостоверения, по которым они извлекают из общественных запасов предметов потребления то количество продуктов, которое соответствует времени их труда. Эти удостоверения не деньги. Они не совершают обращения» (К. Маркс, Ф. Энгельс, Соч., т. 24, стр. 402).

Авторы, отстаивающие необходимость обмена, видимо, не представляют себе общественных производственных отношений без обмена. Напуганные советской распределительной системой, они любое распределение считают порочным, не понимая, что функция распределения существовала во всех исторических эпохах, в том числе, в первобытнообщинных обществах, в которых не было никаких распределительных органов и не было обмена. Распределение осуществлялось самим обществом. Оно было общественным в силу общественного распределения вещественных условий производства в силу принадлежности орудий труда и земли всему роду, племени или фратрии и прямого, без какого-либо обмена, присвоения. Так же оно будет осуществляться и при полном коммунизме, но на более высоком, чем в первобытных обществах, уровне.

В «Критике Готской программы Маркс обоснованно утверждал:»Всякое распределение предметов потребления есть всегда лишь следствие распределения самих условий производства. Распределение же последних выражает характер самого способа производства. Например, капиталистический способ производства покоится на том, что вещественные условия производства в форме собственности на капитал и собственности на землю находятся в руках нерабочих, в то время как масса обладает только личным условием производства — рабочей силой. Раз элементы производства распределены таким образом, то отсюда само собой вытекает и современное распределение предметов потребления. Если же вещественные условия производства будут составлять коллективную собственность самих рабочих, то в результате получится также и распределение предметов потребления, отличное от современного. Вульгарный социализм (а от него и некоторая часть демократии) перенял от буржуазных экономистов манеру рассматривать и трактовать распределение как нечто независимое от способа производства, а отсюда изображать дело так, будто социализм вращается преимущественно вокруг вопросов распределения. Но когда истинное отношение давным-давно уже выяснено, к чему же снова возвращаться вспять?" Итак,согласно марксистскому учению распределение полностью зависит от способа производства, от отношений собственности, внутри которых развиваются производственные отношения.

В «Критике Готской программы» Маркс также писал: «В обществе, основанном на началах коллективизма, на общем владении средствами производства, производители не обменивают своих продуктов; столь же мало труд, затраченный на производство продуктов, проявляется здесь как стоимость этих продуктов, как некое присущее им вещественное свойство, потому что теперь, в противоположность капиталистическому обществу, индивидуальный труд уже не окольным путём, а непосредственно существует как составная часть совокупного труда».

Возникает, однако, вопрос, относят ли классики это положение к первой фазе или к более высокой фазе коммунизма? Анализ их работ приводит к выводу, что переход к общему владению средствами производства осуществляется ближе к более высокой коммунистической фазе, когда пролетарское полу-государство передаёт собственность на средства производства и иные источники существования всех во владение всему обществу и засыпает. Они доказывали, что перейти из капиталистического господства товарного производства и обмена, основанного на стихийно сложившемся капиталистическом разделении труда, сразу к прямому присвоению без преодоления подчинения человека этому разделению труда представляется невозможным. Маркс и Энгельс отмечали в «Анти-Дюринге», что преодоление подчинения людей действию закона разделения труда – процесс длительный. Как представляется, он может завершиться только к концу первой фазы.

Как уже отмечалось, в первой фазе коммунизма, сразу после овладения властью пролетариатом, средства производства и другие источники существования всех переходят в собственность пролетарского полу-государства. Товарный обмен ими прекращается. Они присваиваются пролетарским полу-государством прямо и распределяются органами государственного управления прямо по потребностям, а не обмениваются. А вот в распределении продуктов индивидуального потребления в самом начале первой фазы ещё некоторое время господствует тот же принцип, что и при обмене товарными эквивалентами.

В начальный период первой фазы коммунизма, обмен эквивалентами, относительно продуктов индивидуального потребления ещё не может быть сразу ликвидирован, поскольку немедленная его отмена привела бы к хаосу и остановке производства в связи с действием закона разделения труда и, прежде всего, между городом и деревней. Но такой обмен приобретает временный переходный характер. Производители сельхозпродуктов вначале по мере развития складского дела начинают сдавать продукцию в государственные склады, обменивая ее на необходимые промышленные изделия. После слияния промышленного и сельскохозяйственного производства, например, путем создания агропромышленных комплексов, обмен сельхозпродукции на продукцию промышленного производства полностью прекращается. Происходит прямое присвоение сельхозпродукции, также как и продукции промышленного производства государством и распределение ее по труду через именные квитанции, а не деньги. Вот, что по этому поводу пишет Маркс в «Критике Готской программы»: «Мы имеем здесь дело не с таким коммунистическим обществом, которое развилось на своей собственной основе, а, напротив, с таким, которое едва только выходит из капиталистического общества и которое поэтому во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, сохраняет ещё родимые пятна старого общества, из лона которого оно вышло. Соответственно этому каждый отдельный производитель получает – после всех вычетов – обратно ровно столько, сколько сам даёт ему. То, что он ему дал, составляет его индивидуальное количество труда. То, что он дал обществу, составляет его индивидуальный трудовой пай. Например, общественный рабочий день представляет собой сумму индивидуальных рабочих часов; индивидуальное рабочее время каждого отдельного производителя – это доставленная им часть общественного рабочего дня, его доля в нём. Он получает от общества квитанцию в том, что им доставлено такое-то количество труда (за вычетом его труда в пользу общественных фондов), и по этой квитанции он получает из общественных запасов такое количество предметов потребления, на которое затрачено столько же труда. То же самое количество труда, которое он дал обществу в одной форме, он получает обратно в другой форме.
Здесь, очевидно, господствует тот же принцип, который регулирует обмен товаров, поскольку последний есть обмен равных стоимостей. Содержание и форма здесь изменились, потому что при изменившихся обстоятельствах никто не может дать ничего, кроме своего труда, и потому что, с другой стороны, в собственность отдельных лиц не может перейти ничто, кроме индивидуальных предметов потребления. Но что касается распределения последних между отдельными производителями, то здесь господствует тот же принцип, что и при обмене товарными эквивалентами: известное количество труда в одной форме обменивается на равное количество труда в другой.
Поэтому равное право здесь по принципу всё ещё является правом буржуазным, хотя принцип и практика здесь уже не противоречат друг другу, тогда как при товарообмене обмен эквивалентами существует лишь в среднем, а не в каждом отдельном случае.
Право производителей пропорционально доставляемому ими труду; равенство состоит в том, что измерение производится равной мерой – трудом.
Но один человек физически или умственно превосходит другого и, стало быть, доставляет за то же время большее количество труда или же способен работать дольше; а труд, для того чтобы он мог служить мерой, должен быть определён по длительности или по интенсивности, иначе он перестал бы быть мерой. Это равное право есть неравное право для неравного труда. Оно не признаёт никаких классовых различий, потому что каждый является только рабочим, как и все другие; но оно молчаливо признаёт неравную индивидуальную одарённость, а, следовательно, и неравную работоспособность естественными привилегиями. Поэтому оно по своему содержанию есть право неравенства, как всякое право. По своей природе право может состоять лишь в применении равной меры; но неравные индивиды (а они не были бы различными индивидами, если бы не были неравными) могут быть измеряемы одной и той же мерой лишь постольку, поскольку их рассматривают под одним углом зрения, берут только с одной определённой стороны, как в данном, например, случае, где их рассматривают только как рабочих и ничего более в них не видят, отвлекаются от всего остального. Далее:
один рабочий женат, другой нет, у одного больше детей, у другого меньше, и так далее. При равном труде и, следовательно, при равном участии в общественном потребительном фонде один получит на самом деле больше, чем другой, окажется богаче другого и тому подобное. Чтобы избежать всего этого, право, вместо того чтобы быть равным, должно бы быть неравным.
Но эти недостатки неизбежны в первой фазе коммунистического общества, в том его виде, как оно выходит после долгих мук родов из капиталистического общества. Право никогда не может быть выше, чем экономический строй и обусловленное им культурное развитие общества»
.

Исходя из этого разъяснения, Ленин в «Государстве и революции» в разделе «Первая фаза коммунистического общества» делает, как представляется, вывод вполне в русле марксизма – о неизбежности в начале первой фазы коммунизма существования элементов государственного капитализма, когда продукты распределяются по труду, а не по потребностям в условиях государственной собственности на средства производства, когда ещё «господствует тот же принцип, что и при обмене товарными эквивалентами». Всё ещё действуют элементы буржуазного неравного права. Эту мысль Ленин выразил следующим образом: «Маркс не только точнейшим образом учитывает неизбежное неравенство людей, он учитывает также то, что один ещё переход средств производства в общую собственность всего общества („социализм” в обычном словоупотреблении) не устраняет недостатков распределения и неравенства „буржуазного права”, которое продолжает господствовать, поскольку продукты делятся по работе…».

Таким образом, в первой фазе коммунистического общества (которую обычно зовут социализмом) «буржуазное право отменяется не вполне, а лишь отчасти, лишь в меру уже достигнутого экономического переворота, т. е. лишь по отношению к средствам производства» (см. ПСС. Т. 33. С. 94).

Здесь В.И.Лениным была допущена неточность, так как он передачу средств производства в собственность пролетарского государства отождествил с передачей их «в общую собственность всего общества». Такая передача, согласно марксистской теории, соответствует не первой фазе коммунизма (социализму), а полному коммунизму.

Итак, классики обоснованно считали, что переходной формой к общему владению, т. е. к полному коммунизму, вначале является собственность пролетарского полу-государства на средства производства,землю и другие источники существования всего общества. Однако даже полная собственность на средства производства и другие источники существования всего общества пролетарского государства-коммуны не устраняет всех свойств капитализма немедленно, так как ещё не преодолено подчинение людей действию законов разделения труда и обмена. В распределении продуктов индивидуального потребления господствует тот же принцип, что и при обмене товарными эквивалентами: известное количество труда в одной форме через именные квитанции обменивается на равное количество труда в другой. Но к концу первой фазы коммунизма вместе с всесторонним развитием индивидов вырастут и производительные силы, которые будут способны удовлетворять постоянно растущие разумные потребности общества и каждого человека. По мере преодоления подчинения человека разделению труда и передаче средств производства и других источников существования всех из собственности пролетарского полу-государства во владение всему обществу оно переходит от обмена эквивалентами через именные квитанции к прямому присвоению продуктов индивидуального потребления по потребностям без какого-либо обмена без ориентации на затраты труда.Одновременно исчезают классы, после чего государство засыпает, и общество переходит полностью на самоуправление. В условиях действия закона перемены труда, соединения городского и сельскохозяйственного, умственного и физического, управленческого и исполнительского труда он становится творческим. Он перестаёт быть только средством для жизни, а становится первой потребностью жизни.

На основании изложенного с точки зрения классического марксизма можно дать определение первой фазы коммунизма, названной Лениным социализмом. Первая фаза коммунизма – это есть переходный период от находящегося на нисходящей линии развития капитализма к полному коммунизму через коммунистические революции, совершенные одновременно в большинстве господствующих стран капитала. Этот период характеризуется классиками как период государственной политики диктатуры коренного классового интереса пролетариата, сущность которой заключается в постепенном уничтожении отношений частной собственности, частного присвоения через дальнейшее развитие производительных сил, преодоление подчинения людей действию законов разделения труда и товарного обмена. Первая фаза коммунизма, согласно научным выводам Маркса и Энгельса, характеризуется:

  1. высоким уровнем развития производительных сил, достигнутого капиталистическим способом производства и дальнейшим их развитием через внедрение новейших технологий и формирование всесторонне физически и умственно развитой личности;
  2. полным сломом буржуазной государственной машины и созданием пролетарского полу-государства типа коммуны со всеми его признаками в ходе мировой коммунистической революции, которая должна начаться сразу в большинстве господствующих стран капитала;
  3. переводом средств производства, земли и других источников существования общества в собственность пролетарского полу-государства;
  4. развитием кооперативной и коммуной систем как переходных к коммунистическим отношениям форм производства хозяйствующих субъектов с целью целенаправленного развития самоуправления и преодоления подчинения людей законам разделения труда и товарного обмена;
  5. планомерным производством и планомерным распределением по труду;
  6. распределением и присвоением обществом средств производства и других источников существования всех прямо по общественным потребностям;
  7. распределением предметов индивидуального потребления в самом начале через деньги, а затем, по мере слияния промышленного и сельскохозяйственного производства ликвидации товарно-денежных отношений, по труду через именные квитанции (справки) с переходом к концу первой фазы к планомерному распределению и присвоению по разумным потребностям.

О деформации в советский период марксистской теории относительно первой фазы коммунизма можно прочесть в брошюре «Как марксизм превращался в утопию».

Диктатура пролетариата в марксистской теории, её проблемыМарксизм о браке, семье, воспитании и образовании

Марксизм о первой фазе коммунизма: 17 комментариев

  1. Социализм — это камень преткновения экономической теории.

    В лекции многие положения приводятся как само собой разумеющиеся и понятные, хотя в действительности это далеко не так. Но автор не останавливается на проблемах социализма.

    Например:

    «Первая фаза коммунизма, согласно их (классиков — ВХ) научным выводам, характеризуется:

    1) высоким уровнем развития производительных сил, достигнутого капиталистическим способом производства и дальнейшим их развитием через внедрение новейших технологий и формирование всесторонне физически и умственно развитой личности».

    Упущено самое главное в социализме: новые производственные отношения, которые дают несоизмеримо более высокую производительность труда.

    Упор делается на

    «высокий уровень развития производительных сил, достигнутого капиталистическим способом производства».

    Но любая революция — это разерешение кризиса в обществе, кризиса, при котором производительные силы перестают работать (потому и кризис, потому и революция), уничтожаются, и в итоге революция может оказаться, и как правило, оказывается не с такими высокоразвитыми производительными силами, о которых прогнозирует автор.

    Пример царской России Вам ни о чём не говорит?

    Участь царской России вполне может повторить нынешняя Россия, у которой от высокого уровня развития производительных сил уже почти ничего не осталось.

    К урокам истории надо подходить ответственно, и ни в коем случае не игнорировать их.

    Ведь, согласитесь, стратегия коммунистов в разорённой стране и в гипотетически развитой капитализмом будет разная. И скорее всего пролетарию достанется разорённая, разворованная, полууничтоженная экономика. Из этого надо исходить, если смотреть на вещи реально, а не фантазировать.

    По второму пункту:

    «2) полным сломам буржуазной государственной машины и создания пролетарского государства типа коммуны со всеми его признаками»;

    ------------------------------------

    Полный слом буржуазной государственной машины — это тайна за семью печатями. Советской России и СССР не удалось не только сломать традиционную буржуазную государственную машину, но даже хотя бы чуть-чуть поколебать её устои.

    Таким образом из опыта СССР можно сделать выводь: социализм характеризуется не полным сломом государственной машины, а организаторской работой, направленной на решение задачи по слому государственной машины. До сих пор левые силы понятия не имеют, как теоретически решить данную задачу, не говоря уже о её практическом решении. Это — одна из основных задач социализма (вторая основная задача социализма, — а их всего две, — преодолеть товарно-денежные отношения). Когда она будет решена — социализм уйдёт в прошлое, наступит коммунизм. Другими словами, процесс её полного решения и есть социализм.

    По пятому пункту:

    «5) планомерным производством и планомерным распределением по труду»;

    Чем «планомерное распределение по труду» отличается от простого «распределения по труду» — не совсем понятно. Но оставим это.

    Надо признать, что на всём протяжении существования СССР «распределение по труду» не было реализовано.

    Это одна из тех задач, полное решение которой означает полное построение социалистических отношений. Это не та задача, которая решается автоматически, как только совершилась революция, а та задача, решение которое никому не известно. Отсутствие её решения каждый день будет воспроизводить буржуазное сознание, буржуизнов и пролетариев, эксплуатацию. Но её надо решать в таких непростых условиях.

    По поводу седьмого пункта:

    «7) распределением и присвоением средств производства и других источников существования общества прямо по общественным потребностям».

    Кого касается в этом пункте «присвоение средств производства»? Кто их собирается присваивать прямо по общественным потребностям?

    Этот пункт, не раскрывая ни один из актуальных вопросов строительства социализма, запутывает и без того сложные вопросы строительства социализма.

    Может быть под этими словами подразумеваются вполне разумные вещи? Но они не угадываются. О том, что имеется в виду надо прямо заявить.

    По восьмому пункту:

    «8) распределением предметов индивидуального потребления в зависимости от трудового вклада индивида вначале через деньги, а затем через именные квитанции (справки) с постепенной ликвидацией товарно-денежных отношений и переходом к планомерному распределению и присвоению по разумным потребностям».

    Первое .

    О распределении по труду (в зависимости от трудового вклада) уже было сказано в 5-м пункте. Зачем здесь повторяться?

    Второе.

    Распределение по труду невозможно в условиях действия ТДО. Поэтому, поскольку уже организовано распределение по труду, то, как пишет автор, дальнейшая: «постепенная ликвидациея товарно-денежных отношений» теряет смысл, их уже нет.

    В условиях ТДО избежать эксплуатации невозможно, поэтому в условиях ТДО невозможно распределение по труду.

    А когда уже осуществленно распределение по труду, когда уже нет ТДО, тогда уже не надо напрягаться и выдумывать, с помощью каких технических средств надо будет распределять предметы индивидуального потребления.

    Всё уже будет решено с помощью реализации принципа «распределение по труду».

    Ответить
  2. Социализм — это камень преткновения не марксистской теории, а таких теоретиков как Хало, который марксизм одевает в российские и советские одежды. Но в марксизме коммунизм представлен только во всемирно-историческом смысле.

    Согласен с тем, что распределение по труду и товарно-денежные отношения не совместимы.

    Ответить
  3. Видите ли, уважаемый Валентин!

    Первое.

    Читая Ваши учебники, на каждой странице натыкаешься на самые банальные противоречия. Любой логик сразу скажет, что учебники с таким содержанием нельзя рекомендовать к изучению.

    Если бы Вы свой учебник дали на рецензию профессиональному логику, и попросили бы его сопоставить Ваши утверждения о том, что отношения собственности есть базисные, — он бы Вас сразу зарубил.

    Вы мне ни разу не ответили по существу марксовского изложения отношений собственности. Вы критикуете меня, мол, для таких теоретиков, как Хало камень преткновения.

    И тут же вырядили меня в российские и советские одежды.

    Но Вы не привели ни одной моей цитаты, которая бы отрицала марксизм. Хотя Ваших аналогичных цитат я привёл великое множество.

    Вы не привели ни одной моей цитаты, которая бы свидетельствовала о моём родстве с некими российскими и советскими одеждами.

    Чувствуется, что вешать ярлыки, не утруждая себя доказательствами — это у Вас в крови.

    Тогда, извините.

    Я не туда попал.

    Ответить
  4. Наконец-то Вы это поняли.

    Не отчаивайтесь. У Вас масса единомышленников-идеалистов, извращающих марксизм!

    Ответить
    • Вы не привели ни одной марксовой цитаты, которая доказывала справедливость Ваших слов. В то же время, Вы отрицаете Маркса (и соответственно, меня) по вопросу об отношениях собственности, цитату которого я Вам тысячу раз приводил: «отношения собственности есть юридическое выражение совокупности производственных отношений», т.е. отношения собственности не есть производственные отношения, а есть надстроечные.

      И вот после этого спрашивается: "Кто из нас извращает марксизм, кто из нас надстроечные отношения выдаёт за базисные, т.е. рядится в тогу махрового идеалиста? "

      Признайтесь в своих грехах, покайтесь за бессмысленные обвинения, вместо того, чтобы валить с больной головы на здоровую.

      Ответить
      • И после того, как Вы не привели ни одной марксовой цитаты, доказывающей Вашу правоту, после того, как Вы отрицаете очевидное, написанное рукой Маркса, — спрашивается, на каком основании Вы называете себя марксистом? А того, кто отстаивает марксизм и то, что написано Марксом, Вы называете идеалистом?

        На каком основании?

        Что Вы ответите?

        Ответить
        • Понятно дело — ничего Вы не можете ответить.

          Советская политэкономия отучила мыслить. А Вы, — судя по Вашим противоречивым антимарксистским работам — дитя, рождённое советское политэкономией, которая приучила вешать ярлыки и отучила мыслить.

          Ответить
      • Ну наконец Вы признались, что отношения собственности считаете надстроечными отношениями. Вот он махровый идеализм!

        Ответить
  5. С Вашим абстрактным пониманием действительных экономических отношений, производственных отношений, и особенно отношений собственности, проблему уничтожения эксплуатации одних трудоспособных индивидов другими, проблему ликвидации классовых привилегий и создания бесклассового общества социального равенства, основы социальной справедливости, решить невозможно.

    Ответить
    • Вы ничего не поняли из теории отношений, не смогли уразуметь, как можно математически представить отношения людей, — и результат — абсолютное непонимание частного случая отношений между людьми — производственных отношений. Не зная или не понимая теории отношений, понять производственные отношения невозможно. Что Вы демонстрируете самым откровенным образом.

      А если Вы этого не понимаете в силу отсутствия привычки думать, то все мои высказывания для Вас — непонятная абстракция. И даже то место, в котором я один в один повторяю слова Маркса, для Вас — непостижимая абстракция. О чём после этого с Вами можно говорить?

      Ответить
  6. А по-моему написано доступно, логично и доказательно.

    Ответить
    • Какой текст написан доступно, логично и доказательно?

      Ответить
    • Спасибо, Алексей, за высокую оценку моих текстов.

      Ответить
  7. Социализм — это отдельная ОЭФ!!!

    Да, это противоречит марксизму, но согласуется с жизнью и классовым подходом (есть или нет).

    Ответить
    • Это шаг назад по отношению к марксизму, шаг к утопическому социализму.

      Ответить
      • Читайте книгу «Социал».

        Ответить
        • А зачем ее, эту книгу «Социал», читать?

          Ю. Абросимов, ВКП(б)

          Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *